Магия чисел

Принц и черепаха




Арабская Сказка из цикла 1001 ночи

Дошло до меня, о счастливый царь, что жил у истоков времен могущественный султан, которого Аллах благословил тремя сыновьями: самого старшего звали Али, среднего Хусейн, а самого младшего - Мохаммад. Все они были сильными мужчинами и отважными воинами, но младший сын выделялся среди них и красой, и храбростью, и щедростью. Их отец любил их одинаково, и, по велению своего справедливого сердца, решил разделить все свои богатства и земли между ними поровну.

Когда сыновья султана вошли в брачный возраст, султан призвал к себе великомудрого визиря и сказал:

"О визирь, я хочу найти жен для моих трех сыновей, и я призвал тебя чтобы ты дал мне хороший совет"

Визирь думал целый час, а затем ответил, низко склонившись перед султаном:

"О повелитель! Дело, с которым вы обратились ко мне, весьма деликатно, и трудно предсказать заранее, какой выбор и какие действия будут в конечном итоге к добру, а какие ко злу, ведь судьба идет своими путями, и не смертным пытаться изменить ее. Но я предлагаю сделать вот что: пусть три принца выйдут на террасу, вооружившись луками и стрелами. Пусть завяжут им глаза, и пусть покружатся вокруг себя, как делают дервиши во время их праздников, а потом пусть выпустят свои стрелы, а в каком доме упадет стрела, там и надо искать жену для принца. И сама судьба сосватает вашим сыновьям жен".

"Твой совет хорош, и именно так я и поступлю!", воскликнул султан.

Как только его сыновья вернулись с охоты, он рассказал им об испытании, которое их ждет, и повелел им немедленно взять стрелы и луки идти на террасу.

Садовники и парковые прислужники, затаив дыхание, глядели, как трем любимым сыновьям султана завязали глаза. Старший сын покрутился вокруг себя, и выпустил свою стрелу. Она вылетела далеко за пределы дворца и упала на дворе самого высокородного и именитого паши.

В точности так же, как и старший, второй принц послал свою стрелу, и стрела упала на дворе военачальника армиями султана.

Но когда Мохаммад выпустил свою стрелу, она упала на дворе дома, владельца которого никто не знал.

Султан вместе со своей свитой выехал из дворца, чтобы посетить все три дома, и увидел, что дочери паши и главнокомандующего были ликами подобны полным лунам, а грациозностью не уступали легконогим горным сернам. Но когда султан вошел в третий дом, он не нашел там ни единой живой души, кроме огромной сморщенной черепахи.

Султан решил, что его младший сын не может взять в жены черепаху, и решил повторить испытание снова.

Младший принц выстрелил еще раз, но стрела опять упала во двор того самого дома.

Султан пришел в ярость, и воскликнул: "Иншалла! Твои стрелы сегодня будто прокляты! Молись пророку!"

"Да будет благословенно имя пророка, и да будет мир в сердцах тех, кто верит в него и следует за ним!", ответил Мохаммед.

"Теперь обратись к имени Аллаха", сказал отец, "и сразу после этого стреляй"

"Велик Аллах и милосерден!", произнес Мохаммад, натянул свой лук и снова выпустил стрелу, и вскоре воткнулась она в стену того самого дома, где жила большая одинокая черепаха.

Когда султан увидел это, у него не осталось сомнений, что судьбой его младшему сыну наречена в первые жены именно эта черепаха, он решил предложить Мохаммаду остаться холостяком, и сказал он:

"Сын мой, черепаха не принадлежит к племени людей, она не знает наших обычаев, не принадлежит к нашей вере, и лучше бы тебе совсем не жениться, пока Аллах не пошлет тебе какой-нибудь другой знак"

Но юный Мохаммад не согласился с отцом и воскликнул:

"Я клянусь добродетелью пророка (да будет благословенно имя его!), что время моего целомудрия истекло. Если эта огромная черепаха предназначена мне судьбой, я женюсь на ней".

"Я и сам вижу, что она предназначена тебе судьбой!", закричал султан, "Но ведь это противоестественно - жениться на черепахе! Где это видано?"

"Отец мой, поверь мне, я не питаю никакой склонности к черепахам, и это будет единственная черепаха среди моих жен!"

Султан, который любил своего сына, не стал более возражать, но если свадьбы Али и Хусейна праздновались с большим размахом и в великой роскоши, и длились пиры сорок дней и сорок ночей, то на свадьбу Мохаммада не пришли ни братья его с женами своими, ни важные сановники, паши и эмиры, ни даже купцы, зато они сделали все возможное, чтобы испортить юному принцу этот праздник.

Бедный Мохаммад был оскорблен насмешками и издевательствами, которые теперь постоянно раздавались у него за спиной, но никто так ничего и не узнал о его первой брачной ночи, и только Аллаху ведомо, что произошло между ним и черепахой, когда удалились они в свои брачные покои. Никто в тех землях даже и вообразить не мог, как может молодой и страстный юноша соединиться с черепахой, пусть даже она размером с бочонок.

После того, как султан женил своих сыновей, годы и заботы стали подтачивать его здоровье, и разочарование в поступке младшего сына, Мохаммада, тоже не улучшало его самочувствия - спина султана согнулась, а кости истончились, он пожелтел и стал чахнуть, он потерял аппетит, а вслед за тем и зрение его ослабло, так что стал он почти слепым.

Три принца, которые горячо любили отца, решили более не оставлять его здоровья на попечении суеверных гаремных женщин. Они собрались вместе и явились к султану, и поцеловав его руки, сказали: "Дражайший отец, твой лик пожелтел, аппетит почти исчез, и зрение изменило тебе. Если так будет продолжаться и дальше, то скоро нам придется рвать на себе одежды от горя, что мы потеряли опору и исток всей нашей жизни. Поэтому вы должны выслушать наш совет и последовать ему. Мы решили, что с этого момента заботы о тебе возьмут на себя наши первые жены, а не гаремные ведьмы. Они будут готовить для тебя еду, ибо весьма искусны в этих вещах, и их изысканные яства, возможно, вернут тебе утраченный аппетит, а вслед за тем к тебе вернутся и силы, и здоровье, и зрение".

Султан был глубоко тронут этой заботой своих сыновей.

"Да изольется на вас благословение Аллаха!", сказал он. "Но я боюсь, что вашим женам тяжело будет брать на себя такие заботы".

"Заботы?", вскричали сыновья. "Наши жены беспрекословно подчиняются нам, и нет для них сейчас более важных дел, чем приготовить такие яства, что излечат тебя, отца их мужей! Мы решили, что наши жены приготовят тебе свои лучшие блюда, а ты выберешь самое лучшее, то, которое понравится тебе и на вид, и на запах, и на вкус".

"Вы лучше знаете, сыновья мои, что следует делать", ответил султан и крепко обнял своих детей.

Радостными вернулись все три принца к их женам, и велели им приготовить самые восхитительные и прекрасные блюда, какие они только смогут придумать, и каждый из них потом прибавил:

"Это очень важно, чтобы отец выбрал блюдо именно из нашего дома".

Когда они отдали свои распоряжения, старшие братья стали поддразнивать Мохаммада и спрашивать его, как же его черепаха будет готовить еду, у нее же и рук-то нет, но тот встретил их шутки спокойной улыбкой.

А его жена, большая черепаха, только и ждала подобной возможности, чтобы показать, на что она способна. Она сразу же принялась за работу, и сначала она отправила служку к первой своей невестке, с просьбой собрать и прислать ей все экскременты крыс и мышей, что она только сможет найти в доме, чтобы черепаха могла использовать их вместо приправы для рисовых блюд, что она готовит султану.

"Покуда есть Аллах в небе, я не сделаю этого!", сказала себе жена Али. "Если уж это и впрямь такая хорошая приправа, то пусть черепаха сама ее собирает. А то, что найдется, я и сама использую".

И она громко сказала служке:

"Возвращайся к хозяйке, и скажи, что у меня осталось очень мало мышиных и крысиных экскрементов, нечем делиться".

Когда слуга вернулся к черепахе, она весело хихикнула, и послала его к жене Хусейна с просьбой собрать для нее весь куриный и голубиный помет, который та только сможет найти. Но вскоре слуга вернулся, и передал черепахе грубый и нелюбезный ответ другой ее невестки.

Несмотря на грубость, черепаха так обрадовалась, что даже опрокинулась на спину и задрыгала лапами.

Когда она вдоволь нахохоталась, черепаха принялась за дело, и быстро приготовила то мясо, которое она готовила лучше всего, и рис с травами, который получался у нее столь нежным и рассыпчатым, что просто таял во рту. Она выбрала лучшее большое блюдо, красиво разложила на нем еду, накрыла крышкой и обмотала сверху салфеткой, чтобы оно не остыло. Потом она дала блюдо слуге и велела быстрей нести еду султану, и другие невестки тоже отправили свою еду со своими рабами.

Меж тем подошло время обеда, султан сел перед тремя присланными блюдами, и сначала снял крышку с того блюда, что приготовила жена старшего сына, но оттуда поднялся такой вонючий и отвратительный пар, что и слона сбило бы с ног этой вонью.

Султан был так поражен этим зловонием, что кубарем выкатился из-за стола, и сыновьям пришлось изрядно потрудиться, чтобы привести его в чувство. Султану принесли воды, и он сидел на полу и проклинал на все лады свою старшую сноху. Но вскоре он успокоился, и согласился попробовать второе блюдо, но как только поднял крышку, от туда ударил такой мощный запах горелого птичьего помета, что у султана перехватило дыхание и он решил, что пришел его смертный час. Еду поспешно унесли, распахнули все окна и стали воскурять в зале ладан и сандал, и когда воздух очистился, султан наконец сказал:

"Что такого дурного я сделал вашим женам, сыновья мои, что они пытаются до срока свести меня в могилу?"

Старшие сыновья только и могли ответить, что они и сами ничего не понимают, но в это время молодой Мохаммад поцеловал руку его отца и просил забыть о предыдущих неудачах и попробовать третье блюдо.

"Зачем ты так говоришь, Мохаммад? Ты, верно решил подшутить над старым больным отцом! Если человеческие женщины готовят так скверно, то что мне ждать от стряпни твоей черепахи? Я вижу, что вы поклялись между собой, что прикончите меня!"

Но Мохаммад пал на колени и поклялся своей жизнью и верой, что третье блюдо вовсе не такое, как первые два, и что он сам съест его до последней крошки, если отцу оно не понравится. Он убеждал с таким пылом и смирением, что султан наконец отошел подальше и велел рабу снять крышку с третьего блюда, а сам тем временем бормотал: "Даруй мне защиту, Аллах всемогущий!"

Но восхитительный запах донесся от блюда, которое приготовила черепаха. И запах этот изгнал боль из сердца старого султана, и из его легких, разбудил его потерянный аппетит, и прояснил его зрение. Султан ел целый час без остановки, и съел до крошки и рис и мясо, что приготовила ему младшая невестка, и запил еду превосходным мускусным шербетом на талом снегу, пока, наконец, не откинулся на шелковые подушки.

Совершенно восхищенный, султан возблагодарил Аллаха и похвалил еду, что сготовила черепаха. Мохаммад принял его слова скромно, чтобы не вызвать ревности своих братьев.

"Это - только один из талантов моей жены, дорогой отец", сказал он. "Если будет на то воля Аллаха, то ей еще представится шанс заслужить вашу похвалу".

И Мохаммад спросил, может ли его жена и впредь готовить султану еду, и тот с радостью согласился, а уже через несколько недель от этой еды к нему вернулись и силы, и зрение, и здоровье, и кости его снова стали крепкими, а на щеках заиграл румянец.

В честь своего выздоровления султан решил устроить грандиозный пир, и сказал, что все три его сына должны прийти со своими женами. Старшие принцессы сразу же стали готовиться к выходу, чтобы произвести должное впечатление на своего тестя.

Черепаха тоже думала, как достойно сопроводить своего любимого мужа, блеснув при этом своей красотой и изысканностью манер. Тогда она послала служку к своей старшей невестке и попросила у нее взаймы большого белоснежного гуся, чтобы оседлать его вместо коня и поехать во дворец. Но принцесса грубо отказала ей, и черепаха от души посмеялась над ней.

Потом она отправила слугу и к средней принцессе, и попросила у той большого белого козла, чтобы ехать на нем, но и вторая принцесса ей отказала, да еще и погрубее, чем очень порадовала черепаху.

И вот пришел день и час празднества, и первая жена султана со всеми своими прислужницами вышла на террасу гарема, чтобы встретить принцесс. Они стояли и ждали, и вот увидели вдали облачко пыли, и как только оно рассеялось, они увидали огромного белого гуся с растопыренными крыльями, который бежал вперевалку по направлению к дворцу, а на спине гуся сидела первая принцесса, беспорядочно цепляясь в испуге за его шею.

Через некоторое время увидели и второе облачко пыли, - это была вторая принцесса верхом на огромном блеющем козле. Козел остановился возле террасы, и принцесса свалилась с него, вся измазавшись в грязи и пыли.

Султан и его жена были до глубины души оскорблены таким поведением своих невесток, и султан кричал:

"Эти ужасные женщины сначала пытались отравить меня, а теперь они хотят опозорить меня перед всеми людьми!"

Жена султана приняла принцесс крайне холодно, и затянувшуюся паузу прервало только появление третьей принцессы. Правящая чета были полна самых дурных предчувствий, и они говорили друг-другу:

"Если уж эти женщины показали себя так скверно, то чего можно ждать от черепахи? Положимся же на волю Аллаха!"

Так ждали они ее, пока не прискакали на горячих белоснежных конях четыре гонца, что во всеуслышанье объявляли, что едет жена принца Мохаммада. Вскоре появились и богато разодетые в парчу и золото слуги, усыпающие дорогу принцессы лепестками белых роз, и чернокожие носильщики, что несли небольшой изящный паланкин, задрапированный цветными шелками. Паланкин опустился, и неизвестная принцесса, блистающая как полная луна, вышла из него. Все подумали, что это служанка черепахи, и ждали, когда та тоже выйдет. Но паланкин унесли, а прелестная женщина одна направилась к жене султана, чтобы приветствовать ее, и тут все и поняли, что это и есть жена Мохаммада, и приняли ее с честью и почетом. Сердце султана возрадовалось, когда он увидел ее прелесть, благородство и изящество, когда он узрел ее прекрасные манеры и услышал, как играет она на музыкальных инструментах.

Тут султан приказал своим сыновьям и их женам садиться возле него и его жены, и когда все расселись, начался пир.

Первым блюдом как всегда был рис, жареный в масле. Прежде, чем кто-то успел взять хоть горсть, прекрасная принцесса подхватила блюдо и высыпала весь рис себе на голову. Тот же час каждое рисовое зерно превратилось в драгоценную жемчужину, и плотным потоком сбежали жемчуга по ее черным, как ночь, волосам и раскатились по полу.

Прежде, чем кто-то из собравшихся смог вымолвить хоть слово после такого потрясающего чуда, принцесса подхватила миску жирного зеленого супа и тоже вылила его себе на голову. Суп в ее волосах превратился в сплошной поток чистейших изумрудов, и они упали к ее ногам как зеленый искрящийся дождь, и зелень изумрудов смешалась с белизной жемчугов.

Пока все высказывали свой восторг, слуги принесли еще риса и супа, а две старшие принцессы, пожелтевшие от зависти и ревности, не могли уже сидеть спокойно. Старшая ухватилась за блюда риса, а средняя - за миску супа, и обе вывалили их содержимое себе на головы. Но рис остался рисом, а суп - супом, и старшая вся блестела от масла, а вторая выглядела так, будто вывалялась в навозе.

Султан почувствовал к ним отвращение, и приказал, чтобы они убирались с глаз его долой, и он не хочет их больше не видеть, ни слышать, ни даже чуять их запаха. Мужья старших принцесс, конечно, тоже ушли вместе с женами, и надо ли говорить, что все четверо были сильно опечалены и шли понурив головы?

Когда Мохаммад и его волшебная принцесса остались наедине с правящей четой, султан приложил руки к сердцу и сказал:

"Нет у меня больше детей, кроме вас!"

Султан написал завещание, оставляющее трон самому младшему его сыну, и, собрав своих эмиров и визирей, объявил им о своем намерении. После этого он сказал молодым людям:

"Я хочу, чтобы вы поселились в моем дворце и никогда не покидали меня".

"Слушаем и повинуемся, отец", ответили они. "Желание нашего отца - в умах наших и наших сердцах".

Чтобы больше никогда не превратиться в черепаху и не расстроить этим старого султана, принцесса приказала слуге принести из ее покоев черепаший панцирь, и как только его доставили, сама сожгла его безо всякой жалости, и с этого момента оставалась только в человеческом обличье.

И хвала за это Аллаху, который дал ей безупречное тело, радующее глаза и сердца мужчин.

И был союз их благословенен, и родилось у них много сильных детей.





Мобильная версия Главная