Магия чисел

История царевича Хабиба и царевны Дуррэт-эль-Хаввас




Из сказок "Тысяча и одна ночь" по изданию Ж.-Ш.Мардрюса.(1903г. Петербург)

Рассказывают, - но один Аллах знает всё, - что в давно прошедшие дни среди арабских племён жил эмир Саламэ, подчинивший себе более шестидесяти шести различных племён.
И он был уже в преклонных годах, но Аллах Всемилостивый не даровал ему сына, хотя шейх был храбрый властелин, гроза врагов и полный красоты и благородства воин.
И вот однажды ночью, когда он был погружён в сладкий сон, услышал он голос, который говорил ему:
— Встань и познай жену свою, и по воле Всевышнего она зачнёт от тебя.
И потревоженный в своём сне, эмир спрыгнул со своего ложа и посетил супругу свою Камар-эль-Ашраф (луна благородных), она же стала беременна от объятий его.
И когда пришло время, она родила мальчика, красотой подобного полной луне; и он по желанию отца получил имя Хабиб (возлюбленный).
И отец радовался, глядя на него, и воспитывал его наилучшим образом, и приказал обучать его искусствам и знаниям.
И учителя сделали царевича Хабиба самым умным, учёным и остроумным юношей среди сыновей того времени.
И люди удивлялись его всеобъемлющему уму и говорили: «Этот юноша достигнет высоких степеней, и люди великих знаний будут прославлять его».
И захотел эмир Саламэ наградить воспитателя своего сына, подарив ему четырёх верблюдов, нагруженных золотом и серебром.
Тут Шахразада заметила наступление утра и скромно умолкла.
А когда наступила девятьсот тридцать вторая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ

Но воспитатель возразил на это:
— О царь, я не могу принять твоего дара, ибо я из рода джинов и не имею надобности в деньгах. Но однажды я услыхал голос, который сказал мне:
— Иди к царевичу Хабибу, сыну эмира Саламэ, и научи его всем необходимым наукам.
И я исполнил то, к чему я был призван. Но знай, о царь, что с этим юношей случится то, что должно случиться, но говорить об этом у меня не хватает мужества.
И с этими словами старик исчез, перестав быть видимым.
И царевич Хабиб, узнав об исчезновении своего учителя, сильно опечалился, а потом сказал отцу своему:
— Отец мой, мне нужен кто-нибудь, чтобы обучить меня военному делу, ибо сердце моё жаждет высоких подвигов!
И едва Хабиб сказал это, перед ними предстал громадного роста всадник с широко развевающимся тюрбаном на голове. Широкая грудь его была покрыта двойным панцирем, в одной руке держал он палицу, которая была выделана из обломка скалы, а в другой руке было у него огромное копьё.
И он остановился перед эмиром Саламэ, и произнёс ему приветствие, и сказал...
Тут Шахразада заметила наступление утра и умолкла.
А когда наступила девятьсот тридцать третья ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

О царь времён, меня зовут Эль-Абус, и я прибыл сюда, чтобы сделать из твоего сына первого воина его времени! Если хочешь, я буду учить твоего сына сражаться и покажу ему, как надо действовать мечом и копьём.
И с позволения царя стал он ежедневно обучать Хабиба и однажды сказал ему:
— Знай, о Хабиб, что тебе придётся преодолевать многие опасности, и эти бедствия будут продолжаться до тех пор, пока ты не соединишься с прекрасной Дуррэт-эль-Хаввас, дочерью царицы Камар-эль-Заман. Она джиния, и у неё есть два визиря: один из них - человеческого рода, другой же - из рода джинов, и управляют они всеми царями, подвластными ей.
И власть её распространяется над тысячью морскими островами. Многие морские цари искали руки её, но до сих пор ни один из них не приобрёл её расположения.
И когда царевич Хабиб услышал это, он воскликнул:
— Расскажи мне о том, что было с этой девушкой, и что должно ещё с ней случиться!
И Эль-Абус начал свой рассказ так:
— Между морскими царями жил однажды царь по имени Сабур. Он царствовал над Хрустальными островами и был могущественным, славным и великодушным повелителем.
И он страстно любил женщин и с величайшим рвением разыскивал себе красивейших девушек, но, несмотря на это, он не имел потомства.
И вот однажды он увидел, что к нему приближается прекрасный и лицом, и телосложением эфрит.
И это был не кто иной, как владыка джинов Атрус.
И подошёл он к царю и сказал...
Но тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
Когда же наступила девятьсот тридцать четвёртая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЁРТАЯ

О царь времён, у меня есть дочь Камар-эль-Заман, и в целом мире нет равной ей по красоте.
И я намерен отдать её тебе в жёны.
И тогда приказал царь Сабур позвал кади, который соединил его брачным союзом с дочерью царя джинов.
И когда царь посетил её, он нашёл её девственно чистой, и Аллаху Всевышнему было угодно, чтобы она зачала от него.
Когда же прошли все месяцы беременности, родилась у неё дочь, подобная луне во время полнолуния.
И обучили её воспитательницы искусству письма и многим другим прекрасным наукам. Услыхав это, царевич Хабиб, стал только и думать о том, как бы ему разыскать эту деву.
И вот однажды он вошёл в сад своего отца и вдруг увидел Дуррэт-эль-Хаввас, походившую своей красотой на луну во время полнолуния.

И она приблизилась к нему и сказала:
— О Хабиб! Где скрывался ты, о любовь моя, утешение глаз моих, о частица моего сердца? И он отвечал:
— Хвала Аллаху, дозволившему мне узреть лицо твоё и стан твой. Неужели не знаешь ты, как я страдал и как я болел душою? И спросила она его:
— Что же причиняло тебе эти страдания и душевную боль? И он отвечал:
— Любовь к тебе и тоска разлуки.
Тогда она спросила его:
— Кто же был тот, кто первый говорил с тобой обо мне и сообщил тебе обо мне?
Но тут Шахразада заметила наступление утра и умолкла.
А когда наступила девятьсот тридцать пятая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ ТРИДЦАТЬ ПЯТАЯ

И он ответил:
— Джин по имени Эль-Абус рассказал мне о твоей красоте и о твоих прелестях и предсказал мне всё, что произойдёт между тобой и мною.
И я полюбил тебя раньше, чем глаза мои увидали тебя, и после этого еда и питьё потеряли для меня свой вкус, и вино перестало веселить меня. После этого упали они друг другу в объятия, но в это время внезапно спустилась к ним большая птица, которая вдруг превратилась в шейха, красивого лицом и станом.
И он сказал царевне:
— Если ты сейчас же не вернёшься в своё государство, то восстанут твои войска, и ты будешь отстранена от власти! А Хабиб сказал на это царевне:
— Вели твоему визирю управлять островами и городами твоего отца; ты же будешь жить здесь со мною, и будем мы наслаждаться радостями любви. Но она ответила:
— Это невозможно!
И она села на спину визиря, и он улетел с нею. В это время родители Хабиба вышли в сад и увидели, что сын их погружён в печаль, и слёзы текут по щекам его.
И он рассказал им всё, что произошло между ним и Дуррэт-эль-Хаввас.
Тогда они стали успокаивать его и утешать.
И отец сказал ему:
— Потерпи, дитя моё, пока я не помогу тебе отыскать эту девушку. Сын же возразил:
— Отец мой, я не могу выносить разлуку с ней; и я хочу, чтобы ты дал мне несколько верблюдов, нагруженных золотом, серебром и товарами, чтобы я мог сам отправиться отыскивать её.
И если я достигну исполнения моего желания, я вернусь к вам. Но если я останусь у вас и не буду видеться с возлюбленной моей души, умру от тоски.
Тут Шахразада заметила наступление утра и умолкла.
А когда наступила девятьсот тридцать шестая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ ТРИДЦАТЬ ШЕСТАЯ

Тогда эмир Саламэ приказал навьючить четырёх верблюдов самыми редкими материями, подарил сыну панцирь Давида, магрибский меч, самгарское копьё и дромадера, на спине которого возвышался трон из червонного золота, и дал ему десять храбрых воинов, не боявшихся смерти, как бы грозно ни появлялась она перед ними.
И царевич, простившись с отцом и матерью, с домашними и с родными, отправился в путь.
И вот однажды, через много дней, полных трудов и забот, в души спутников Хабиба закралось недовольство и малодушие, и они решили: «Убьём этого мальчика и увезём с собой его вещи и материи, и деньги, которые он везёт с собой; и когда мы вернёмся домой и спросят нас о нём, мы скажем, что он умер от чрезмерной тоски по Дуррэт-эль-Хаввас».
И тогда всыпали они в кубок с водой банж, и предложили выпить Хабибу.
И тот, залпом выпив кубок, тотчас лишился сознания.
И они хотели рассечь ему горло от уха до уха, но один из воинов по имени Рабия, воскликнул:
— Разве вы не боитесь Аллаха Всевышнего! Я не хочу принимать в этом деле никакого участия. Но если вы хотите наложить свою руку на его верблюдов, деньги и на его имущество, оставьте его там, где он лежит. Если он останется жив, - это будет хорошо, если же он умрёт, - это будет ещё лучше.
Тогда они отвечали ему:
— Твой совет хорош!
И они взяли коня, панцирь, меч, копьё и деньги Хабиба и оставили его лежать голым на земле, уведя с собой верблюдов его.
И по дороге спрашивали они друг друга:
— Когда мы приедем домой, что должны мы сказать его отцу и матери? И одни отвечали другим:
— Мы скажем то, что посоветовал нам Рабия, - что однажды нашли мы его без сознания.
И увидели, что он мёртв, но не смогли привезти тело его, поскольку оно распухло и от раскалённого воздуха стало издавать зловоние.
И мы боялись, что отец его, если увидит тело в таком состоянии, не перенесёт вида его...
Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила девятьсот тридцать седьмая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ ТРИДЦАТЬ СЕДЬМАЯ

После того ехали они безостановочно, пока не приблизились к родным местам. Там они, одевшись во всё чёрное, вошли в стан и рассказали, о чём договорились, эмиру Саламэ.
И тогда он впал в тяжкую скорбь, и родичи его облеклись в траурные одежды, и всё потеряло для них вкус: и еда, и питьё.
А царевич Хабиб под влиянием утреннего ветерка чихнул, выплюнул банж, пришёл в себя и увидал себя нагим и жаждущим в пустыне.
И стал он криками оглашать пустыню, которая далеко простиралась перед его глазами:
— О Аллах Владыка мой и Творец, укажи мне судьбу мою, если Ты уже предначертал её!
И в это время перед ним спустилась огромная белоснежная птица, ноги которой были подобны стволам пальмового дерева.
И Хабиб крайне изумился и подумал: «Благословен Аллах Создатель!» И он тихонько приблизился к птице и обхватил её ноги, прежде чем она увидала его.
И тогда птица Рох распустила крылья и поднялась с ним к небу.
И птица долетела до высокой горой Каф; на её вершине она опустила юношу на землю и улетела.
И царевич Хабиб услышал голос, который сказал ему:
— О Хабиб, то, что привело тебя сюда по пути к Дуррэт-эль-Хаввас, окончилось!
Тогда он спустился по склону горы в окружающую её долину.
И увидел он здесь пещеру, и сказал себе: «Если я войду в эту пещеру, то заблужусь и погибну от голода и жажды». Но потом он подумал: «Рано или поздно смерть придёт, потому лучше я попытаюсь проникнуть в эту пещеру».
Тут Шахразада заметила наступление утра и умолкла.
А когда наступила девятьсот тридцать восьмая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ ТРИДЦАТЬ ВОСЬМАЯ

И вошёл он в пещеру, и услышал, что кто-то зовёт его по имени, и увидел он, что это его учитель Эль-Абус.
И Хабиб приветствовал его с большою радостью и рассказал ему о своих приключениях.
А джин принёс съестных припасов, и оба подкрепились.
И тогда Эль-Абус сказал царевичу:
— Знай, о Хабиб, что пещера, где ты находишься, заключает сокровища нашего господина Сулеймана, сына Давида, - мир да будет над ними обоими!
И если хочешь посмотреть на это богатство, покопай землю под входом. Там ты найдёшь ключ, отопри им дверь, но не закрывай её с шумом и не оглядывайся назад, ибо я боюсь, что тебе будет грозить опасность от сторожей этого места.
А на обратном пути увидишь ты бурно волнующееся море. Стой на берегу его, пока не увидишь плывущий корабль. Позови погромче людей, которые будут на нём, и они возьмут тебя к себе на корабль.
А дальше я не знаю, что случится с тобой.

 Сказав это, джин подарил Хабибу придающий силы меч и сохраняющую от врагов одежду.
И юноша сделал всё, что ему было сказано, но, когда отрыл ключ и открыл им дверь, он не мог рассмотреть сокровища от чрезмерной темноты и подумал про себя: «Неужели Эль-Абус хотел моей гибели?» Но вдруг комната осветилась, и он стал рассматривать груды золота, серебра, рубинов, жемчугов и драгоценных ожерелий.
И полный изумления он сказал про себя: «Если бы раздать одну только груду из этих груд сокровищ, то все народы света стали бы богаты!.
Тут Шахразада заметила наступление утра и умолкла.
Когда же наступила девятьсот тридцать девятая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ

Но тут вдруг появились джины и эфриты, и крики их так громко раздавались в его ушах, что он чуть не потерял сознание. Позабыв предостережение своего учителя, он отпрянул, закрыл дверь и от страха громко стукнул ею.
Тогда джины набросились на него и закричали:
— Зачем ты беспокоишь нас? Если бы на тебе не было одеяния джинов, мы бы убили тебя на месте! А Хабиб же долгое время ждал, пока джины не перестанут кричать на него.
Когда же наступило затишье, он вышел на морской берег, стал смотреть на море и вскоре заметил корабль, который шёл вдоль берега.
И закричал он людям с корабля, и они причалили к берегу, взяли его на корабль и поплыли дальше. Но вскоре разразилась буря, и корабль стало бросать из стороны в сторону.
А потом корабль вдруг стремительно понёсся, а затем неожиданно остановился в своём беге и не двигался ни направо, ни налево. Его кормчий закричал:
— О пассажиры! Это море называется Синим, и кто из купцов достигал его, погибал безвозвратно, ибо здесь жилище джинов и родина эфритов.
И тот, который держит теперь наш корабль, известен под именем Эль-Хашамшам. С каждого корабля, который проникнет в эти запретные воды, он стаскивает все человеческие существа, в особенности же купцов, и пожирает их.
Тут Шахразада заметила наступление утра и умолкла.
Когда же наступила девятьсот сороковая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ СОРОКОВАЯ

Тогда Хабиб опоясался мечом, который получил от Эль-Абуса, и приказал своим спутникам привязать его к канату и опустить в морские волны.
И как только коснулся он морского дна, на него бросился Эль-Хашамшам, но царевич ударил его мечом и рассёк надвое.
И буря тут же улеглась, а товарищи вытащили его на поверхность воды и стали целовать его ноги.
А кормчий воскликнул:
— Будьте веселы, о пассажиры, потому что вы приближаетесь к городу царя Сабура, который царствует над Хрустальными островами!
И корабль направился туда, вошёл в гавань и стал на якорь.
А в это время к царевне прилетел эфрит и рассказал о прибытии корабля с купцами и царевичем Хабибом.
И она приказала привести к ней её возлюбленного и после первого радостного свидания кади написал брачный договор.
И жили они вместе долгое время, пока Хабиб не соскучился по своей родине.
Тогда царица Дуррэт-эль-Хаввас призвала эфрита, села с Хабибом ему на спину, и эфрит перенёс их в одно мгновение в сад, где впервые произошла их встреча.

 И как только эмир Саламэ и его супруга увидели их, наполнились сердца их чрезмерною радостью и восторгом, и оба родителя бросились к ним.
И юноша рассказал им свои приключения от начала и до конца.
И празднества продолжались семь дней; и дан был пир, и все голодные, бедные и несчастные в продолжение семи дней кормились праздничной едой. Те же десять всадников, которых эмир Саламэ дал своему сыну в качестве спутников, понесли наказание. Хабиб приказал отобрать у них всё имущество, и деньги, лошадей и верблюдов, и были они посажены на кол.
Тут Шахразада заметила наступление утра, и умолкла.
Когда же наступила девятьсот сорок первая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ СОРОК ПЕРВАЯ

После этого стали вести они весёлую и приятную жизнь, пока эмир Саламэ не благословил всех живущих.
И они оплакивали его в продолжение семи дней; по прошествии же их сын эмира Хабиб стал царём и принял присягу верности от всех племён и родов, которые явились к нему и возносили молитвы о даровании ему победы и долголетнего царствования; и все, даже самые упрямые из его подданных, склонили перед ним колени.
И царствовал он также над Хрустальными островами царя Сабура; царица же Дуррэт-эль-Хаввас родила ему много детей, которые все пошли по стопам отца своего.
И такова, о благословенный царь, удивительная история царевича Хабиба и царевны Дуррэт-эль-Хаввас.




Мобильная версия Главная