Магия чисел

Фаризада Розовая Улыбка




Из сказок "Тысяча и одна ночь" по изданию Ж.-Ш.Мардрюса.(1903г. Петербург)
(Сокращённый вариант. Полная версия)


 Дошло до меня, что в былые времена жил в Персии справедливый Хозрой-шах, который имел обыкновение гулять по городу ночью в одежде чужеземного купца.
И однажды, приложив глаз к щели дверей бедного дома, он увидел трёх молодых красивых девушек, беседовавших по окончании трапезы.
И первая сказала:
— Моё желание сделаться женою султанского пирожника. Вы ведь знаете, как люблю я пирожные! А вторая сказала:
— А я, сёстры мои, удовольствовалась бы замужеством с султанским поваром. Это позволило бы мне отведать необыкновенных яств, которые едят лишь во дворце султана! Меньшая же сестра, намного превосходившая остальных своей красотой, на вопрос о своём желании, смущённо ответила голосом нежным, как журчание ручейка:
— О сёстры мои, я желала бы выйти замуж за господина нашего султана, чтобы дать ему благословенное потомство!
И Хозрой-шах нашёл всё это очень забавным и захотел исполнить то, чего желали девушки. На следующий день, выполняя приказ шаха, визирь привёл сестёр из указанного ему дома во дворец. Султан же, сидевший на троне, сказал им:
— Мир вам, о девушки! Сегодня исполнятся ваши желания, а они мне известны, так как цари знают всё. Старшая выйдет замуж за моего главного пирожника, а вторая будет женою моего старшего повара! Сказав это, царь обратился к младшей, которая была так взволнована, что сердце у неё замерло.

 И посадил шах её рядом с собою и сказал:
— Ты царица! Этот дворец - твой дворец, а я твой супруг!
И в тот же день свадьба султанши была справлена с неслыханным великолепием, а свадьба двух других сестёр - по обычаю простых людей.
И глядя на благополучие меньшой сестры своей, испытывали они муки ненависти.
И зависть проникла в их сердца, и замыслили они погубить меньшую.
А через девять месяцев милостью Аллаха она родила сына, прекрасного, как серп молодой луны. Старшие же сёстры, исполнявшие обязанности повитух, нашли способ разбить сердце молодой матери. Они положили новорождённого в плетёную корзинку, заменив ребёнка дохлым щенком, уверив всех дворцовых женщин, что его и родила султанша.
Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила семьсот тридцать вторая ночь, она сказала:
НОЧЬ СЕМЬСОТ ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ

При этом известии у Хозроя-шаха потемнело в глазах и, беспредельно огорчённый, заперся он в своих покоях. Султанша же погрузилась в печаль.
А тётки бросили корзинку с младенцем в воды канала, протекавшего у самого дворца.

 Но судьбе угодно было, чтобы её увидел управляющий садами султана. Он притянул её к берегу, осмотрел и нашёл в ней красавца-ребёнка.
И удивился он и обрадовался, ибо страдал с супругой своей от бездетности. Поэтому побежал он в конец сада, где находился его дом, и взволнованным голосом сказал жене своей:
— Вот дар Щедрого в этот благословенный день! Пусть это дитя будет нашим сыном!
И рассказал он жене, как нашёл корзинку, качавшуюся на воде канала; и утверждал, что Аллах посылает им этого ребёнка, вняв их постоянным молитвам.
И жена его взяла ребёнка и полюбила его. Слава же Аллаху, вложившему в сердце бесплодных женщин чувство материнства.
Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила семьсот тридцать третья ночь, она сказала:
НОЧЬ СЕМЬСОТ ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

На следующий год безжалостно обманутая бедная мать произвела на свет другого сына, ещё более прекрасного. Но преисполненные ненависти сёстры её опять тайком унесли ребёнка в корзинке на канал.
А всем во дворце они показывали котёнка, уверяя, что им только что разрешилась от бремени султанша.
И до крайности пристыжённый султан предался бы порывам бешенства, если бы не была ему знакома покорность велениям неисповедимой справедливости. Сердце султанши было полно горечи и отчаяния и плакала она горючими слезами.

 А что касается ребёнка, то Аллах, охраняющий судьбу младенцев, заставил управляющего садами снова заметить корзинку.
И он снова спас ребёнка и отнёс его к жене своей, которая полюбила его, как собственное дитя. Аллах же даровал плодородие султанше, которая родила и третьего ребёнка.

 А сёстры её, ненавистничество которых ещё не было удовлетворено, поступили с новорождённой девочкой так же, как поступили раньше со своими племянниками. Но и её приютил сострадательный управляющий, как и двух братьев её.

 Но на этот раз сёстры положили на место новорождённой слепую мышь.
И султан не смог уже сдержать своего гнева и вскричал:
— Аллах проклинает род мой из-за женщины, которую я взял себе в жёны. Я женился на чудовище! Только смерть может избавить от неё моё жилище!
И приговорил он к смерти султаншу, но, когда увидел в слезах ту, которую любило его сердце, султан почувствовал великую жалость.
И велел он увести её и запереть в отдалённую каморку во дворце.

 И годы потекли с одинаковой быстротою над головами невинных и над головами виновных.

 И трое приёмных детей управляющего, достигнув юношеского возраста, стали ослеплять взоры всех своею красотою. Старшего звали Фарид, а второго Фаруз. Младшая же Фаризада была улыбкой самих небес.
Когда она смеялась, смех её звучал, как золотые динарии, а улыбки её были распускающимися на пурпурных губках розами. Вот почему называли её «Розовой Улыбкой».
И все дивились её красоте, уму, кротости и ловкости.
И радуясь красоте приёмных детей своих, управляющий садами дожил до глубокой старости.
Тут Шахразада увидела приближение утра и умолкла.
А когда наступила семьсот тридцать четвёртая ночь, она сказала:







Мобильная версия Главная