Магия чисел

Аль-Малик Бейбарс и его капитаны полиции. Рассказ шестого капитана.




Из сказок "Тысяча и одна ночь" по изданию Ж.-Ш.Мардрюса.(1903г. Петербург)


 Жил когда-то султан, у которого была очень красивая и нежная дочь по имени Далаль.
Однажды, когда девочка сидела и расчёсывала волосы, она поймала маленькую вошь.
Далаль долго смотрела на неё, а затем взяла насекомое пальчиками и перенесла в погреб, который был заполнен большими банками с маслом и мёдом. Открыв одну из них, она осторожно опустила туда вошь, и, закрыв крышку, пошла по своим делам.
Прошли годы, принцесса достигла пятнадцатилетнего возраста, совершенно забыв про заключённую в банке вошь.
За это время насекомое выросло до размеров нильского буйвола и в один из дней разбило банку и выбралось на свободу. Охранник погреба в ужасе бросился бежать прочь, с криками о помощи.
Наконец, вошь поймали за рога и привели к султану.
- Что это?! – воскликнул изумлённый правитель.
А Далаль, которая стояла рядом, ответила:
- Да, да! Это моя вошь! Когда я была маленькой, я нашла её в своей голове и поместила в банку с маслом. Теперь она стала такой большой, что сломала свою тюрьму.
- Дочь моя, - сказал султан. - Вошь выбралась из темницы на свободу, не пора ли и тебе выйти за стены дворца и вступить в брак.
Затем он повернулся к своему визирю и сказал, указав на вошь:
- Перережь этой твари горло, сдери с неё кожу и повесь её на ворота дворца.
Султан, позвав своего писаря и палача, объявил:
- Я намерен выдать свою дочь за того, кто угадает, какому зверю принадлежит эта шкура. Тот, кто потерпит неудачу - лишится головы, и его шкура будет висеть рядом.
Визирь перерезал зверю горло, содрал кожу, и вывесил её на воротах дворца. Затем он послал глашатая в город, чтобы провозгласить: «Тот, кто может распознать шкуру, висящую на двери дворца, получит в жёны принцессу Далаль, дочь нашего Султана. Но тот, кто не узнает её, лишится головы».
Много молодых юношей города ходило перед необычной шкурой. Некоторые говорили, что она принадлежала буйволу, другие уверяли, она взята у дикой козы. Поэтому сорок юношей лишились головы и их кожу повесили рядом со шкурой вши.
В этот момент Шахразада увидела приближение утра и скромно умолкла. Но когда наступила девятьсот сорок шестая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ СОРОК ШЕСТАЯ

И вот пришёл юноша, который был так же прекрасен, как звезда Канопус, сияющая на море.
Когда ему сообщили, что тот, кто узнает шкуру зверя, может жениться на дочери султана, он подошёл к визирю, палачу и главному писцу, и сказал:
- Это кожа вши, которая выросла в масле до огромных размеров.
- Верно, правильно, великолепный юноша! - закричали они и привели его к султану.
Когда юноша встал перед престолом, он сказал:
- Это кожа вши, выращенной в масле. И правитель воскликнул:
- Верно, правда! Пусть брачный контракт будет составлен немедленно!
Свадьба состоялась в тот же день, и в ту же ночь «звёздный» юноша овладел девой Далаль, которая узнала всю красоту любви в его руках, потому как он был похож на звезду Канопус, сияющую на море.
Молодые счастливо прожили сорок дней во дворце, а затем юноша сказал своему тестю:
- Я сын царя, и возьму мою жену, чтобы она жила в царстве моего отца.
После попытки отговорить его от этого, султан дал своё согласие и сказал:
- Завтра, сын мой, мы соберём для вас подарки, рабов и евнухов.
Но юноша ответил:
- У нас есть всего в избытке, и я не желаю ничего кроме Далаль.
- Возьми её, и идите с именем Аллаха! - сказал султан. - Но возьми и её мать, чтобы она могла запомнить дорогу к дому твоего отца, и посещать нашу дочь время от времени.
Но юноша ответил:
- Почему мы должны напрасно утомлять султаншу, которая совсем не молода? Я обещаю один раз в месяц отсылать к вам свою жену, чтобы она могла порадовать ваши глаза и рассказать о своей жизни.
- Да будет так! - согласился правитель.
И вскоре прекрасный юноша отправился с Далаль в свою страну.
На самом деле он был опасным оборотнем. Он запер Далаль в своем доме на вершине высокой горы, а затем пошёл, творить злодеяния.
Упырь подстерегал людей на дорогах и совершал на них нападения, устраивал бедствия, пугал беременных женщин, старух и детей, выл на ветру, ныл у дверей, лаял по ночам и скалил зубы, прятался в разрушенных домах и колдовал, нюхал мертвых в могилах.
Однако, притомившись, он снова превратился в молодого юношу и принёс человеческую голову своей жене, сказав:
-О, Далаль, приготовь это в духовке и красиво нарежь, чтобы мы могли поужинать.
Но Далаль ответила:
- Это человеческая голова, а я ничего, кроме баранины не ем.
Тогда оборотень, принёс ей овцу, и накормил её.
Так они жили вдвоём, и Далаль была беззащитна перед своим ужасным мужем, который каждый раз возвращался к ней со следами убийств и изнасилований на теле.
Через восемь дней оборотень превратился в мать своей жены.
Он оделся в женскую одежду, постучал в дверь и, когда Далаль спросила из окна, кто там, ответил голосом её матери. Далаль спустилась вниз и открыла двери. За эти восемь дней она стала бледной, худой и печальной.
Ложная мать поцеловала свою дочь и сказала:
- Дорогая, я пришла к тебе, несмотря на все трудности, потому что мы узнали, что твой муж - упырь и заставляет тебя есть человеческую плоть. Увы, я боюсь, что может наступить время, когда он захочет съесть и тебя. Так что беги со мной сейчас, моя дорогая!
Но верная Далаль ответила:
- Молчи, мама! Здесь нет упырей, нет даже следов или запаха упырей. О, моя бедная мать, ты не должна говорить такие вещи! Мой муж сын короля и прекрасен, как звезда Канопус, сияющая на море. Он приносит мне каждый день жирную овцу.
Гуль ушёл, радуясь благоразумию своей жены, и когда он вернулся в своём мужском обличье, неся овцу, Далаль сказала ему:
- Моя мать приходила навестить меня, но это была не моя вина. Она попросила меня передать тебе привет.
- Мне жаль, что я не поспешил домой, - ответил упырь. - Мне следовало бы поприветствовать такую заботливую женщину. Хотела бы ты видеть свою тётю, сестру твоей матери?
- О да! - воскликнула Далаль.
И он пообещал прислать старуху к ней завтра.
На следующее утро, на рассвете, он принял вид тети Далаль и, когда пришёл к ней, поцеловал в щёки, плача и рыдая, как будто его сердце разрывалось.
Далаль спросила, в чём дело, и фальшивая тетя ответила:
- Да! ау! ау! Увы увы! Это не себя, а тебя, я оплакиваю! Мы узнали, что ты вышла замуж за гуля.
Но Далаль закричала:
- Молчи! Я не буду слушать такие злые слова! Мой муж - сын царя, так же как я дочь султана. У него больше сокровищ, чем у моего отца, и он такой красивый, как маленькая звезда Канопус, сияющая над морем.
В этот момент Шахразада увидела приближение утра и скромно умолкла.
Но когда наступила девятьсот сорок седьмая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ СОРОК СЕДЬМАЯ

Тогда Далаль накормил ложную тётю овечьей головой, чтобы показать ей, что у них едят баранину, а не человечину. И упырь ушёл в хорошем настроении.
Когда он вернулся с овцой для Далаль и свежесрубленной головой для себя, его жена сказала ему:
- Моя тётя была у меня в гостях и передаёт тебе привет.
-Хвала Аллаху! - ответил он. - Я так рад, что твоя семья не забывает тебя. Хотела бы ты видеть свою другую тётю, сестру твоего отца?
- О да! - воскликнула она.
И гуль продолжил:
- Я пришлю её к тебе завтра, и после этого ты больше не увидишь своих родственников, потому что я боюсь их болтовни.
На следующее утро он предстал перед Далаль в образе другой её тёти и долго плакал на её груди. – Увы, какое несчастье на наши головы, о дочь моего брата! - рыдал он. - Мы узнали, что ты вышла замуж за упыря. Скажи мне правду, дочь моя, я заклинаю тебя добродетелями нашего пророка Мухаммеда.
И Далаль, которая больше не могла хранить свою страшную тайну, ответила тихим голосом:
- Хорошо, тётя, тише, или он уничтожит нас обоих. Муж приносит мне человеческие головы, подумай об этом! Когда я отказываюсь, он ест их все сам. Я боюсь, что скоро он приготовит обед из меня.
Когда она произнесла эти последние слова, упырь принял свой ужасный вид и в ярости стиснул зубы.
Дагаль отступила, дрожа от ужаса, а он мягко заговорил с ней, сказав:
- Так ты уже раскрыла мой секрет, Далаль?
Она бросилась к его ногам, крича:
- Прости меня на этот раз, пощади меня на этот раз!
- А ты пощадила меня перед своей тётей? - спросил упырь. - С чего бы мне начать тебя есть?
- Если такая моя судьба, то ты должен меня съесть, - согласилась она. - Но сегодня я грязная, и на мой вкус не совсем приятна. Было бы правильно отвести меня в хамам, где я могу помыться для твоего обеда. После бани я буду белой и сладкой, и моё тело будет во рту восхитительным деликатесом. Кроме того, я разрешаю начать меня есть с любой части, которую ты пожелаешь.
Вурдалак сразу же собрал подходящее чистое белье и большой золотой таз. Затем он превратил одного из своих ужасных друзей в белого осла, и повёл его с Далаль на спине, к хамаму в ближайшей деревне.
Когда он пришёл к хамаму, неся золотой таз на голове, то сказал женщине-охраннику:
- Вот три динара для тебя. Сделай для этой дочери султана хорошую ванну и приведи её ко мне назад.
Затем он сел за дверь и стал ждать.
Далаль вошла в вестибюль и с грустью уселась на мраморную скамью, рядом с которой лежал таз и редкое постельное белье.
Молодые девушки проходили в ванну, мылись, тёрлись и выходили, весело шутя друг с другом.
Но Далаль тихо плакала в своём углу. Наконец к ней подошли несколько девиц и спросили:
- Почему ты плачешь? Скорее раздевайся и прими ванну вместе с нами.
Но, поблагодарив их, она ответила:
- Есть ли какая-нибудь ванна, которая может смыть моё горе или вылечить печаль? У меня будет достаточно времени, чтобы искупаться, мои сёстры.
Когда девушки отвернулись, в хамам вошла старуха с чашей на голове, наполненной жареными земляными орехами и жареными люпинами.
Некоторые молодые женщины за копейки, полпенни или два пенса покупали её товары. И Далаль, желая забыть о своей беде, позвала её и сказала:
- Дайте мне на пенни люпинов, добрая тётя.
Старушка села у скамейки и наполнила меру рога люпинами. Но вместо того, чтобы дать ей пенни, Далаль вручила ей ожерелье из жемчуга, сказав:
- Возьми это для своих детей.
Затем, когда продавщица смутилась, и в благодарность стала целовать ей руки, она сказала:
- Ты дашь мне твою миску и твою рваную одежду в обмен на этот золотой слиток, и все мои украшения , на это постельное бельё и мою одежду?
-Зачем издеваться над бедной старухой, дочь моя? – недоверчиво спросила продавщица.
Но Далаль успокоила её, и та поспешно сняла свои лохмотья.
Девушка быстро оделась в них, поставила чашу с люпином на голову, закрыла лицо грязной синей вуалью старухи, испачкала руки грязью с пола в предбаннике и вышла к двери, возле которой сидел гуль.
Она очень боялась, но она заставила себя кричать:
- Люпины, жареные люпины, приятное развлечение! Земляные орешки, восхитительные земляные орешки, обжигающе горячие!
Хотя упырь не узнал её, он почувствовал её запах, и сказал себе:
- Как у этой старой продавщицы люпина может быть запах моей Далаль? Я должен разобраться в этом!
И он громко закричал:
- Эй, продавщица люпина! Земляные орехи, земляные орехи, иди сюда!
Но женщина не повернула голову, и он снова сказал себе: «Будет надёжнее выяснить всё это в бане.»
Он подошёл к охраннице и спросил:
- Почему так долго нет женщины, которую я передал под твою опеку?
- Она выйдет позже с другими, - ответила охранница. - Они моются до наступления темноты, потому что у них много дел: депиляция, подкрашивания пальцев хной, нанесение благовоний и укладка волос.
Гуль успокоился и снова сел. Но когда все женщины ушли, и охранница вышла, чтобы закрыть дверь, он закричал:
- Что ты делаешь? Ты хочешь закрыть мою женщину?
- В хамаме никого не осталось, - ответила она, - кроме старой продавщицы люпина, которой мы всегда позволяем спать там, потому что у неё нет дома.
Упырь схватил женщину за шею, стал трясти и душить, крича ей в лицо:
- О, сводня, ты несёшь за неё ответственность! Я отдал её в твои руки.
- Я здесь, только чтобы присматривать за тапочками, - ответила она. - Я не хранительница грязных мужьих жён.
Затем, когда он усилил хватку на её шее, она закричала:
- Помогите, помогите, добрые мусульмане!
Люди этой деревни подбежали со всех сторон. Но людоед не обратил на них внимания и начал избивать охранницу.
- Ты вернешь её мне, - орал он, - даже если она будет на седьмой планете, о приют древних блудниц!
А Далаль шла по стране в сторону царства своего отца, пока не добралась до бурного ручья, где она омыла руки, лицо и ноги. Затем она направилась к королевскому дворцу, который был неподалёку и села у его стены.
Её увидела рабыня-негритянка, которая проходила мимо и, вернувшись к королеве этого дворца, сказала:
- Дорогая госпожа, осмелюсь тебе сказать, что возле стены дворца сидит незнакомка, даже более прекрасная, чем ты.
- Приведи её сюда! - велела хозяйка.
Негритянка спустилась вниз и сказала Далаль:
- Моя госпожа просит, чтобы ты пришла и поговорила с ней.
- Разве моя мать была чёрной рабыней, разве мой отец был чёрным рабом, чтобы я ходила с рабами? - спросила Далаль.
Рабыня передала этот ответ своей госпоже, которая послала белого раба с тем же предложением. Но когда он заговорил, Далаль ответила:
- Была ли моя мать белой рабыней, был ли мой отец белым рабом, чтобы я ходила с рабами?
Когда королева услышала об этом, то позвала к себе своего сына и попросила, чтобы он спустился к Далаль. Молодой принц, который был красив, как маленькая звезда Канопус, сияющая над морем, подошёл к девушке и сказал ей:
- Дорогая леди, окажите милость и навестите королеву, мою мать, в её гареме.
А на этот раз Далаль ответила:
- Я пойду с тобой, ибо ты сын Царя, как и я дочь Царя.
И поднялась по лестнице перед ним.
В этот момент Шахразада увидела приближение утра и скромно умолкла. Но когда наступила девятьсот сорок восьмая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ СОРОК ВОСЬМАЯ

Когда принц увидел, как Далаль поднимается по лестнице во всей своей красе, великая любовь к ней обрушилась на его сердце. Душа Далаль также открылась его царственной юной красоте.
Королева, жена короля этого дворца, сказала себе, когда она посмотрела на девушку:
- Раб был прав. Она красивее меня.
После приветствий принц сказал матери:
- Я бы женился на этой девушке. От неё исходит королевское сияние.
- Это твоё дело, сын мой, - ответила его мать. - Ты достаточно взрослый, и знаешь, что делаешь.
Молодой принц позвал кади, чтобы составить брачный контракт, и свадьба состоялась в тот же день, а ночью он взошёл на брачное ложе.
Но что же тем временем случилось с упырём? Вот слушайте.
В день свадьбы во дворец пришёл человек, ведущий за собой жирного белого барана и, отдав его королю, сказал:
- Господин мой, я один из ваших фермеров и принёс это в подарок на свадьбу вашего сына. Мы откормили его сами. Но я должен попросить вас пристегнуть барана к двери гарема, потому что он родился и вырос среди женщин, и, если вы оставите его внизу, он будет блеять всю ночь и нарушать сон вашего двора.
Король принял этот подарок и передал барана хранителю гарема, сказав:
- Привяжи его у двери гарема, потому что он спокоен и счастлив, только когда находится среди женщин.
Когда принц вошёл в брачную комнату той ночью и, выполнив то, что нужно было сделать, он глубоко заснул рядом с Далаль.
Тем временем, белый баран порвал верёвку и вошёл в комнату. Он поднял Далаль и вывел её во двор, мягко говоря:
- Ты оставила мне хоть немного моей чести, Далаль?
- Не ешь меня! - умоляла она.
Но он ответил:
- На этот раз нет тебе никакой пощады.
Тогда она стала молить его подождать, прежде чем съесть её, пока она не удовлетворит нужду в уборной.
Поэтому упырь отвёл её во внутренний двор и ждал снаружи, пока она не закончит.
Как только она осталась одна в уборной, Далаль высоко подняла руки, молясь:
- О, наша госпожа Зайнаб, о дочь благословенного Пророка, приди ко мне на помощь!
Святая услышала её и послала к ней одну из своих слуг. Дочь джиннов прилетела и, пройдя через стену и спросила:
- Каково твое желание, о Далаль?
- Упырь снаружи, - ответила девушка. - И он съест меня, когда я выйду.
- Если я спасу тебя от него, ты позволишь мне поцеловать тебя? - сказал Джинния.
И, когда Далаль согласилась на это условие, Джинния прошла через стену во двор, бросилась на упыря и так сильно ударила его ниже пояса, что он упал замертво. Затем она вернулась в уборную и вывела Далаль, показав бездыханное тело толстого белого барана. Вдвоём они оттащили его со двора и бросили в канаву.
- Теперь я хочу попросить тебя об ответной услуге, - сказала Джинния, поцеловав Далаль в щёку.
- Я твоя покорная слуга, дорогая, - ответила царевна.
- Тогда пойдём со мной к Изумрудному морю, - позвала Джинния.
- Мой сын болен, и доктор сказал, что единственное лекарство для него - чаша воды из Изумрудного моря. Но никто, кроме человека, не может наполнить такую чашу в Изумрудном море, моя дорогая. И я прошу твоей помощи в обмен на пустяковую услугу, которую я тебе оказала.
- Я пойду охотно, - ответила Далаль. - Только я должна вернуться до того, как проснётся мой муж.
Джинния посадила Далаль на плечи и понесла к берегам Изумрудного моря, где она дала ей золотую чашу.

И Далаль наполнила её этой чудо-водой. Но когда она подняла сосуд, небольшая волна, накрыла её руку, и она стала зелёной, как клевер.
Затем Джинния перенесла Далаль обратно и вскоре положила её на кровать рядом с принцем.
Но у Изумрудного моря, был свой страж, который приходит измерять и взвешивать его каждое утро, чтобы ни одна капля воды не пропала.
На следующий день, когда он взвесил и измерил море, то обнаружил, что воды стало меньше.
- Кто бы мог быть вором?! - воскликнул он. - Я буду искать его по всему свету, пока не поймаю. Если я найду мужчину или, скорее, женщину, с зелёной рукой, наш султан назначит справедливое накание.
Он взял поднос с кольцами и браслетами из зелёного стекла и бродил по миру, крича под окнами дворцов королей:
- Зелёные стеклянные браслеты, о, принцессы! О, юные леди, изумрудные кольца!
После десяти лет бесплодных поисков во всех странах он, наконец, пришёл во дворец, где жила Далаль.
Он снова начал кричать под окнами:
- Зелёные стеклянные браслеты, о, принцессы! О, юные леди, изумрудные кольца!
Принцесса подошла к нему и протянула свою левую руку, говоря:
- Дай мне несколько самых красивых твоих браслетов.
Но страж Изумрудного моря отшатнулся и закричал:
- Госпожа, что вы? Вам не стыдно подавать мне свою левую руку? Я надеваю браслеты только на правую!
- У меня болит правая рука, - ответила Далаль.
Но страж настоял, сказав:
- Я буду только смотреть и не буду трогать.
Так что принцесса показала ему правую руку! И она оказалась зелёная, как клевер.
Страж Изумрудного моря поднял её на руки и со скоростью света перенёс принцессу к своему королю, сказав:
-О, султан моря, она украла чашу твоей воды. Мой господин знает, какое следует за это наказание.
Султан Изумрудного моря сердито посмотрел на Далаль, но, поражённый её красотой, сказал:
- О, юная девушка, я хочу жениться на тебе.
- К сожалению, - ответила та, - я уже замужем за юношей, столь же красивым, как маленькая звезда Канопус, сияющая над морем.
- У тебя есть сестра, которая похожа на тебя? - спросил король. - Или дочь, или даже сын?
- У меня есть дочь десяти лет, - сказала Далаль. - Она уже созрела для брака, и она так же прекрасна, как её отец.
- Это превосходно! – воскликнул султан Изумрудного моря.
Он взял руку Далаль в свои, и страж отнёс их обоих к тому месту, откуда он похитил принцессу. Далаль привела короля к своему мужу, и, когда просьба руки их дочери была сделана в надлежащей форме, принц спросил незнакомца, что он даст за невесту.
Тогда сказал владыка чудесной воды:
- Я дам сорок верблюдов, нагруженных изумрудами и гиацинтами.
Так получилось, что султан Изумрудного моря женился на дочери Далаль и "звездного" принца. Не известно, жили ли эти четверо в совершенной гармонии.
Но слава Аллаху в любом случае!






Мобильная версия Главная