Магия чисел

Рассказ о рыбаке и эфрите




Из сказок "Тысяча и одна ночь" по изданию Ж.-Ш.Мардрюса.(1903г. Петербург)

Д о меня дошло, о счастливый царь, что некогда жил бедный рыбак, у которого были жена и трое детей.
Каждый день он отправлялся к морю ловить рыбу, но никогда не закидывал сетей более четырёх раз в день.
Однажды он отправился в полдень к морскому берегу и закинул сети. Прождав некоторое время, он стал вытаскивать их на берег, но при этом почувствовал их необычайную тяжесть.
Тогда он разделся, нырнул на дно и после страшных усилий справился с делом. Сердце его забилось от радости, но когда он подошёл к сетям, то увидел вместо рыбы скелет осла.
Это зрелище омрачило его душу, но он смиренно произнёс:
— Один Аллах всеведущ и всемогущ!
Потом он добавил:
— А всё-таки этот дар Аллаха удивителен!
И ему припомнились стихи поэта:

 Пловец! Во мраке слепо ты ныряешь.
Во тьме погибели! Оставь старанья
И труд свой тяжкий лучше прекрати:
Сама людей Фортуна посещает,
Она людской не любит суеты.

Выбросив скелет осла, он снова вошёл в воду и вторично закинул сети.
Прождав некоторое время, он стал вытаскивать их, но оказалось, что они ещё тяжелее, чем в первый раз.
Он подумал, что это рыба, разделся, нырнул на дно и после долгих усилий вытащил сети на берег.
Однако вместо рыбы он нашёл огромную корзину, наполненную доверху песком и илом.
Тогда он с горечью произнёс:

 Довольно! Сжальтесь над несчастьем
смертных,
Оставьте их, Превратности Судьбы!
Какая скорбь! Нет на земле награды,
Чтобы воздать за подвиг благородства,
За добродетель праведной души.
Случается, что с кроткою надеждой
Я выхожу из дому моего
Искать Фортуну. Мне же отвечают,
Что уж давно Фортуна умерла.
О горе, горе! Так ли, о, Фортуна,
В тени ты держишь добрых и
разумных,
Чтоб этим миром правили глупцы?..

Выбросив корзину, он очистил сети от ила и в третий раз закинул их в воду.
Когда же после больших усилий он вытащил их на берег, то нашёл в них груду разбитых горшков и бутылок.
Тогда, подняв глаза к небу, он воскликнул:
— Милосердый Аллах! Тебе известно, что я закидываю свои сети только четыре раза в день! И вот я уже трижды закидывал их!
После этого он призвал благословение Аллаха и в четвёртый раз закинул сети.
Прождав некоторое время, он хотел вытащить их, но, несмотря на все его усилия, они не поддавались ему.
Тогда он разделся, нырнул на дно и бился до тех пор, пока ему не удалось вытащить сети на берег.
На этот раз в них оказался огромный медный сосуд, плотно закупоренный и залитый свинцом, на котором была оттиснута печать царя Солеймана, сына Дауда.
Оглядев добычу, рыбак обрадовался и подумал: «Эту вещь я продам на базаре медникам и выручу за неё по крайней мере десять динариев!»
И он сказал себе: «Но раньше я должен непременно открыть его и узнать, что в нём содержится».
Рыбак взял свой нож, отковырял свинец и опрокинул сосуд отверстием вниз.
К его удивлению, из сосуда пошёл густой дым; он стал уплотняться и превратился в огромного эфрита.

Голова его была точно купол храма, руки точно гигантские грабли, ноги как мачты; рот напоминал пещеру, зубы - камни, нос - огромную трубу, а глаза - горящие факелы.
При виде этого чудовища рыбак оцепенел от ужаса: зубы сжались, в горле пересохло и в глазах потемнело.
Увидев рыбака, эфрит воскликнул:
— О великий Солейман, пророк Аллаха, не убивай меня! Я обещаю повиноваться тебе и не противиться больше твоим повелениям.
Тогда рыбак ответил:
— Знай же, о дух, что уже восемнадцать веков прошло с тех пор, как переселился в вечность Солейман!
Тогда дух воскликнул:
— Нет Бога кроме Аллаха! Рыбак, могу обрадовать тебя доброй вестью. Ты должен сейчас умереть самой ужасной смертью!
Рыбак сказал:
— Чем же я заслужил это? Я ведь спас тебя от пребывания на дне морском!
Тогда эфрит ответил:
— О, рыбак, выслушай мою историю.
Знай, что я самый мятежный из эфритов! Я восстал против Солеймана, сына Дауда. Тогда Солейман велел принести этот сосуд, заключил меня в него, запаял его свинцом и наложил свою печать с именем великого Аллаха.
Затем он призвал своих покорных духов и велел им бросить сосуд в море.
Сто лет пробыл я под водой, ежедневно повторяя в глубине моей души: «Клянусь обогатить навеки того, кто освободит меня!»
Но столетие прошло, и никто не являлся освободить меня.
Когда наступило второе столетие, я сказал себе: «Я дам сокровища тому, кто вырвет меня из неволи!»
Но никто не явился.
Через четыре столетия я сказал: «Тот, кто освободит меня, может высказать три желания, и я исполню их, каковы бы они ни были».
Но никто не освободил меня.
Тогда мною овладела ярость, и я сказал в душе: «Теперь я убью того, кто освободит меня, но предоставлю ему выбрать любой род смерти!»
И вот, рыбак, являешься ты, и я предоставляю тебе решить, какой смертью ты желаешь умереть!
Выслушав рассказ эфрита, рыбак воскликнул:
— Чудны дела твои, Господи! О дух, пощади меня, а если ты действительно решил лишить меня жизни, в таком случае заклинаю тебя именем Всевышнего, начертанным на печати Солеймана, дай мне правдивый ответ на один вопрос.
Упоминание о Всевышнем взволновало эфрита, и он ответил:
— Хорошо, спрашивай.
Тогда рыбак сказал:
— Как мог ты находиться в этом сосуде? Ведь он так мал, что не только всё тело твоё, но даже одна нога твоя или рука не поместится в нём? Я не могу поверить этому, пока собственными глазами не увижу, как ты войдёшь в этот сосуд.
В эту минуту Шахразада увидела, что наступило утро, и скромно замолчала, а когда наступила четвертая ночь, она продолжила:
Рассказывают, о счастливый царь, что эфрит при этих словах рыбака вздрогнул, вытянулся и превратился в дым, который стал сгущаться и постепенно вбираться в сосуд, пока не осталось ничего.
Тогда рыбак быстро схватил свинцовую крышку с печатью Солеймана, закрыл ею отверстие сосуда и обратился к эфриту со словами:
— Эй, дух, теперь я брошу тебя в море, построю себе домик на берегу, и буду следить за тем, чтобы никто не ловил тут рыбу.
Когда эфрит услыхал эти слова, он напряг все свои силы, чтобы вырваться из сосуда, но это было невозможно, так как над ним была печать Солеймана.
Чувствуя, что рыбак тащит его в море, он сказал:
— Нет, нет, рыбак, не делай этого!
Рыбак ответил:
— Но это необходимо! Ты пробыл на дне морском восемнадцать веков, а я прикреплю тебя к нему до самого дня Страшного Суда. И разве я не говорил тебе: «Не убивай меня, и тогда Господь продлит твою жизнь!» Но ты хотел отплатить мне злом за добро! И вот Аллах предал тебя в мои руки, и я без всякого сожаления покончу с тобой.
Тогда эфрит сказал:
— Открой сосуд, и я осыплю тебя благодеяниями.
Но рыбак ответил:
— Если бы я отпустил тебя, ты поступил бы со мною точно гак же, как визирь царя Юнана поступил с врачом Руяном.
Тогда эфрит попросил:
— Расскажи мне эту историю!

РАССКАЗ О ВИЗИРЕ ЦАРЯ ЮНАНА И О ВРАЧЕ РУЯНЕ


 Рыбак сказал:
— Знай, о эфрит, что в давно минувшие дни был в Персии царь по имени Юнан.
Он был богат и силён, но тело его было поражено проказой, с которой не могли справиться ни учёные, ни врачи.
И вот однажды в город царя Юнана прибыл старый искусный врач Руян.
Он был знаком с греческими, персидскими, римскими, арабскими и сирийскими книгами, изучал медицину и астрологию; он знал также все растения и травы и все их вредные и полезные свойства.
И, когда этот врач узнал о болезни царя, он провёл целую ночь над своими книгами.
А когда наступил день и солнце озарило землю, он отправился во дворец.
Представ перед лицом царя, он поцеловал землю у ног его и вознёс мольбу к Аллаху, дабы он осенил царя своей милостью и даровал ему полное благоденствие.
Потом он сказал:
— Государь, я узнал, что никто из врачей не нашёл средства исцелить твою болезнь. Я же, о государь, надеюсь излечить тебя и при этом не буду терзать тебя ни микстурами, ни мазями.
Услыхав эти слова, царь изумился:
— Как ты можешь сделать это? Клянусь Аллахом, если ты и в самом деле излечишь меня, я обогащу тебя, исполню все твои желания, и будешь ты моим товарищем и другом!
По окончании аудиенции у царя Руян вышел из дворца и нанял себе дом, в котором поместил все свои книги, свои снадобья и ароматические травы.
Потом он приготовил экстракт из своих лекарственных трав и пропитал им короткую изогнутую рукоятку.
Он прикрепил к ней палку и затем изготовил мяч.
Окончив эту работу, он отправился во дворец и, представ перед царём и поцеловав землю у его ног, предписал ему немедленно отправиться для игры в мяч.
Когда царь в сопровождении своих эмиров, визирей, придворных и первых сановников государства прибыл на место игр, Руян передал ему палку и мяч и сказал:
— Государь, возьми эту палку и держа её за рукоятку, бей по мячу изо всех сил, пока не выступит пот на всём твоём теле. Тогда лекарство впитается в твою ладонь и разойдётся по всему телу.
Когда ты вспотеешь, и пройдёт достаточно времени, чтобы лекарство могло подействовать, возвратись во дворец, прими ванну, ложись в постель, и будешь исцелён. Теперь же да будет мир с тобою!
И царь Юнан взял палку и всей рукой схватился за рукоятку.
Придворные стали бросать ему мяч; он же скакал за ним на коне, догоняя и неистово ударяя его палкой, сжимая в кулаке рукоятку до тех пор, нока не выступил обильный пот на всем его теле.
И таким образом лекарство впиталось и разошлось по всему телу.
Затем царь вернулся во дворец, принял ванну и тотчас же лёг в постель.
Так было дело с царём Юнаном.
Что касается врача Руяна, то, когда наступило утро, он отправился во дворец и предстал перед царём.
Тот же бросился к нему на шею, усадил его рядом с собою и повелел дать ему почётную одежду. Ведь наутро царь осмотрел своё тело и не нашёл на нём ни малейших следов проказы: кожа его стала чиста, как полированное серебро.
Царь от радости пировал с Руяном целый день, а по наступлении ночи дал ему две тысячи динариев, не считая почётных одежд и подарков.
И царь продолжал удивляться великому искусству врача, говоря:
— Он излечил меня без микстуры и без мазей. Клянусь Аллахом, это чудесная наука! И я осыплю этого человека благодеяниями и сделаю его моим товарищем и другом.
На другой день царь опять пришёл в залу совета, где ожидали его эмиры, визири и придворные и опять наградил Руяна.
Но был у царя визирь, наделённый от природы безобразной наружностью и чёрной душой. Мрачный, злой, скупой и завистливый, он был полон ненависти и злобы. И когда он увидел, что царь сажает врача рядом с собой и осыпает его благодеяниями, он воспылал ненавистью и решил погубить его.
Визирь приблизился к царю Юнану, поцеловал землю у его ног и сказал:
— О повелитель, осыпающий смертных своими благодеяниями, прикажи мне открыть тебе мою тайну!
И царь спросил:
— В чем же твоя тайна?
Тот отвечал:
— Государь, ты выказал страшную опрометчивость, осыпая милостями и щедротами врага, желающего погубить твоё царство.
Услыхав эти слова, царь, изменившись в лице, сказал:
— Но кто же тот, которого ты называешь моим врагом и которого я осыпал милостями?
Великий визирь ответил:
— О государь, если ты дремлешь, проснись: я говорю о враче Руяне.
Но царь сказал:
— Клянусь Аллахом, он мне дороже всех на свете, потому что он освободил меня от болезни, с которой не могли справиться никакие врачи. Как осмеливаешься ты взводить на него подобную клевету? Знай же, что я не поддаюсь клеветникам, и что с этого дня я назначаю ему содержание в три тысячи динариев в месяц, да и того ещё будет мало!
В эту минуту Шахразада заметила наступление утра и скромно умолкла. Когда же наступила пятая ночь, и царь насытился любовью в объятиях Шахразады, она продолжила свой рассказ:

Рассказывают, о счастливый царь, что царь Юнан сказал своему визирю:
— Ты позволил зависти свить себе гнездо в твоём сердце и подстрекаешь меня убить этого человека, чтобы мне пришлось потом раскаиваться, как раскаялись царь Синдабад, убивший своего сокола, и ревнивый муж, убивший своего попугая.
Визирь спросил:
— Как же это случилось?
И тогда царь Юнан начал

РАССКАЗ О СОКОЛЕ ЦАРЯ СИНДАБАДА

Говорят, о визирь, что некогда жил в Персии царь, который больше всего любил охоту.
И был у него сокол, которого он сам вырастил и с которым не расставался ни днём, ни ночью.
И вот однажды царь посадил своего сокола к себе на руку и выехал со всей своей свитой.
И прибыли они в долину и расставили сети, окружив газель.
И царь сказал:
— Знайте, что я отрублю голову тому, кто не схватит эту газель, когда она побежит мимо него!
И вдруг газель подбежала к царю и согнула передние ноги, как бы собираясь поцеловать землю у его ног.
Но, когда царь наклонился к ней, она внезапно перепрыгнула через него и скрылась из виду.
Когда же царь повернулся к своим телохранителям, то увидел, что они подмигивают друг другу.
И царь спросил своего визиря:
— Почему они подмигивают друг другу?
И тот ответил:
— Они хотят сказать, что ты поклялся убить того, мимо которого пробежит газель.
И царь сказал:
— Клянусь моей головой, я должен догнать эту газель!
Он помчался верхом по следам газели и скоро настиг её.
И сокол стал бить её по глазам своим клювом и ослепил её, а царь взял палицу и ударил её так сильно по голове, что она свалилась с ног.
А день был жаркий, и местность пустынная и безводная.
Царю хотелось пить; оглянувшись, он увидел дерево, с которого текла какая-то жидкость.
Тогда он наполнил этой жидкостью кубок и поставил его перед собой, собираясь пить.
Но в эту минуту сокол толкнул лапой кубок и опрокинул его.
Полагая, что птица страдает от жажды, царь во второй раз наполнил кубок и поставил его перед соколом; но тот опять опрокинул кубок.
Царь рассердился на сокола и в третий раз наполнил кубок. Но сокол и в третий раз опрокинул его.
Тогда царь воскликнул:
— Да сгноит тебя Аллах!
И ударом меча царь отрубил крылья соколу.
Но сокол поднял голову, как бы говоря:
— Посмотри, что там на дереве!
Царь поднял глаза и увидел на дереве змею, и с неё лился на землю змеиный яд.
Тогда царь горько раскаялся, что отрубил крылья соколу. Он сел на коня, приехал во дворец и, держа на руке сокола, опустился в кресло.
Тут сокол испустил слабый крик и пал мёртвым. Увидев это, царь огласил воздух воплями, горько раскаиваясь в том, что убил своего верного сокола, который спас его от смерти.
Такова история царя Синдабада, - сказал царь Юнан, - но она не менее удивительна, чем

РАССКАЗ О РЕВНИВОМ МУЖЕ И ПОПУГАЕ


 У одного ревнивого мужа, - продолжил царь Юнан, - была красавица жена.
Однажды, когда ему надо было надолго отлучиться из дома, он купил себе на базаре говорящего попугая.
Он поместил его в клетке в своём доме, не сомневаясь, что болтливая птица донесёт ему обо всём, что произойдёт во время его отсутствия.
Когда муж наконец возвратился домой, он велел принести к себе попугая, и тот рассказал ему, что творили в доме его жена и её любовник.
Тогда муж бросился к изменнице и жестоко избил её.
Заподозрив в измене служанок, жена стала их допрашивать, но они клялись, что хозяйку выдал попугай.
Тогда жена при новой отлучке мужа велела одной из своих служанок вертеть всю ночь кофейную мельницу под самой клеткой, другой - пускать всю ночь над клеткой струйки воды, а третьей - повёртывать всю ночь перед глазами птицы зеркало.
Когда на другой день муж обратился к попугаю, тот ответил:
— Ах, ничего не знаю, господин мой! Меня всю ночь слепила молния и оглушали гром с дождём.
Но в то время стояла ясная погода, и муж воскликнул:
— Горе тебе, о лживая птица, ведь теперь не время дождей!
И мужу стало ясно, что попугай болтает вздор и что его донесение об измене жены должно быть ложью.
В порыве гнева он выхватил попугая из клетки и бросил его на пол с такой силой, что убил наповал.
Позже, однако, он узнал от соседей, что попугай рассказал ему правду о поведении хозяйки; узнал он и о её коварной проделке с попугаем.
Тогда он стал горько раскаиваться в своём поступке, но раскаяние его не могло уже исправить беды.
Когда визирь услышал этот рассказ, он сказал:
— О великий царь, скажи, какое зло мог причинить мне этот человек и что мог я сделать ему? Неужели ты не видишь, что мною руководит только забота о тебе? И ты убедишься впоследствии в истине моих слов!
Знай же, о государь, если ты внемлешь моим словам, то спасёшь свою жизнь; если же ты не обратишь внимания на моё предостережение, то погибнешь так же, как погиб тот визирь, который обманул царского сына.
— А что это за история? - спросил царь Юнан, и тогда визирь начал

РАССКАЗ О ЦАРСКОМ СЫНЕ И О ГУЛЕ


 (Гула - фантастическое существо из арабской мифологии, живущее в уединённых местах, преимущественно в развалинах и на кладбищах; оно питается свежей мертвечиной и может принимать человеческий облик (обычно женщины), чтобы заманивать к себе одиноких странников.)
У одного царя был сын, страстно любивший охоту.
Однажды принц отправился на охоту, и царь приказал своему визирю сопровождать его.
И вот увидели они какого-то чудовищного зверя, и визирь посоветовал принцу:
— Ну-ка, догони его!
Принц погнался за зверем и скоро скрылся из виду.
Вскоре следы зверя исчезли, и вместо них принц увидел молодую девушку, которая сидела на краю дороги и плакала.
В ответ на расспросы принца девушка сказала:
— Я дочь одного из царей Индии. Я шла в пустыне с караваном, и на меня напал такой крепкий сон, что я свалилась с седла, не замечая этого. Когда же я проснулась, то не знала, куда мне идти.
Услыхав эти слова, принц почувствовал сострадание к девушке и усадил её на своего коня.
Проехали они вдвоём некоторое время, и увидел принц небольшую пещеру.
И говорит ему тогда девушка:
— О господин мой, позволь мне сойти на минутку!
И принц спустил её с лошади.
Однако, видя, что она долго не возвращается, он пошёл за нею, пробираясь так, что она не могла заметить его.
И тут он увидел, что эта девушка - гула!
В эту минуту она говорила своим детям:
— О детки мои, я привела вам прекрасного упитанного юношу!
И дети отвечали хором:
— О, приведи его скорей, матушка, мы так проголодались!
Когда принц услыхал эти слова, он задрожал и в ужасе вернулся к коню.
В ту же минуту гула вышла из своей пещеры и, заметив, что принц дрожит от страха, спросила его:
— Чего ты испугался?
Принц ответил:
— У меня есть враг, которого я боюсь.
— Почему же ты не даёшь денег твоему врагу, чтобы умилостивить его?
— Враг мой не удовлетворится деньгами, ему нужна моя душа.
— Почему же ты не помолишься Аллаху? Он защитит тебя от козней твоего врага.
И принц поднял глаза к небу и воскликнул:
— О ты, внимающий обращающимся к тебе, удали от меня моего врага, ибо ты всемогущ!
Услыхав эту молитву, гула в тот же миг исчезла.
А принц благополучно вернулся к своему отцу и рассказал ему о коварном совете визиря.
И царь повелел казнить его.

 — О царь! - продолжал визирь царя Юнана.
— Если ты доверишься этому врачу, то подвергнешься мучительной смерти. Несмотря на то, что ты осыпал его милостями, он замышляет твою погибель. Разве ты не видишь, что он избавил тебя от болезни, действуя на тебя вещью, которую ты держал в руках? Разве тебе не ясно, что он погубит тебя другой вещью, которую он даст тебе в руки?
Тогда в душу царя вкралось сомнение, и он сказал:
— Ты прав, мой добрый советник! Весьма вероятно, что врач этот прибыл сюда в качестве шпиона, замышляя погубить меня.
И царь Юнан преисполнился страха и сказал:
— О визирь, что же ты посоветуешь сделать с ним?
Визирь ответил:
— Нужно послать за ним и, как только он войдёт сюда, отрубить ему голову. Только так ты предупредишь его злоумышления.
И царь сказал:
— Ты прав, о визирь!
И он тотчас же послал за Ручном, и тот пришёл в весёлом настроении, не подозревая о решении царя.
Когда же царь увидел врача Руяна, то сказал ему:
— Знаешь ли, зачем я призвал тебя? Чтобы лишить тебя жизни!
Слова эти поразили врача точно удар грома, и он воскликнул:
— О государь, чём провинился я перед тобою?
Царь отвечал:
— Говорят, что ты шпион и что ты прибыл сюда, чтобы погубить меня.
И царь позвал своего палача и сказал ему:
— Отруби голову!
А врач стал просить царя:
— О не убивай меня, если не хочешь, чтобы Аллах убил и тебя!
И долго молил врач царя о пощаде, как молил и я тебя, о эфрит!
И сказал врач:
— О государь, так вот как ты отплачиваешь злом за добро!
Но царь воскликнул:
— Довольно слов! Смерть твоя решена бесповоротно!
И когда врач убедился, что решение царя непоколебимо, он залился слезами и опечалился, скорбя о том, что оказал услугу недостойному.
И вот по повелению царя к Руяну подошёл палач, завязал ему глаза и вынул меч из ножен.
А врач продолжал плакать, говоря:
— О царь, не лишай меня жизни, и Аллах продлит твою жизнь!
И он привёл следующие стихи поэта:

 Мои советы были безуспешны,
Советы же невежд предпочтены!
И я за все пожал одно презренье.
О если я остануся в живых,
Я никому не дам уже совета!
А если я умру, пусть мой пример
Послужит людям предостереженьем,
Чтоб их язык поменьше говорил!

Потом он сказал царю:
— Так вот моя награда!
И слезы текли ручьями из глаз его.
Тогда некоторые из придворных - любимцы царя Юнана - сказали:
— О государь, мы умоляем тебя не лишать жизни этого врача; нам известно, что он ни в чем не провинился.
И царь сказал своим придворным:
— Если он останется в живых, я сам должен погибнуть! Ибо тот, кто исцелил меня от болезни, может и уморить меня. А он, несомненно, шпион, который прибыл сюда с целью лишить меня жизни.
Когда врач увидел, что решение царя непоколебимо, он сказал ему:
— О государь, отпусти меня домой, чтобы я мог сделать распоряжения относительно моего погребения. И есть у меня одна особенная книга, которую мне хотелось бы преподнести тебе, так как она достойна занять место в твоей сокровищнице.
Царь Юнан спросил:
— Какая же это книга?
Тот отвечал:
— Она полна чудесных свойств, и главное из них следующее: когда ты отрубишь мне голову и откроешь эту книгу, переверни первые три листочка и прочитай первые три строки на левой странице, тогда голова моя, отделённая от туловища, будет отвечать на все твои вопросы.
Услыхав это, царь пришёл в неописанный восторг и отпустил врача домой с крепким конвоем.
И Руян на следующий день вернулся в залу совета, подошёл к трону, держа в руках старинную книгу, и сказал:
— О царь, возьми эту книгу, но не раскрывай её раньше, чем отделится голова моя от туловища.
Но царь, вне себя от нетерпения, взял из рук врача книгу и сразу открыл её; но оказалось, что страницы её склеены.
Тогда он смочил палец слюной и перевернул первый лист; тоже пришлось повторить для второго и третьего листа.
Таким образом он перевернул шесть листов, но не нашёл ни строчки.
Тогда он воскликнул:
— О Руян, на них ничего не написано!
Врач ответил:
— Переверни ещё несколько листов!
И царь продолжал смачивать палец слюной, но через несколько минут яд, которым была пропитана книга, начал действовать. И царь свалился в страшных конвульсиях и закричал:
— Я отравлен!
Тогда врач-Руян произнёс:

 — О судьи, судьи! Все свои права
Они в своём превысили решеньи,
Всю справедливость мудрую поправ!
Но справедливость всё же существует.
И гневных судей покарал Аллах!
Когда б они судили справедливо,
Их пощадил бы милосердный Рок.

Как только он произнёс последние слова, царь скончался.
А если бы царь Юнан не захотел лишить жизни Руяна, Аллах продлил бы его жизнь.
Так и ты, о эфрит! Если бы ты сжалился надо мною, Аллах продлил бы твою жизнь...
В эту минуту Шахразада заметила, что занимается заря, и скромно умолкла. И они провели эту ночь в полном блаженстве, предаваясь до самого утра радостям любви. Когда же царь после дел вновь вернулся во дворец, наступила шестая ночь, и Шахразада сказала:


Я слыхала, о счастливый царь, что рыбак сказал эфриту:
— Если бы ты сжалился надо мной, Аллах продлил бы твою жизнь, но ты хотел моей смерти, и теперь я брошу в море этот сосуд, в котором ты будешь томиться до конца веков!
Тогда эфрит воскликнул:
— Именем Аллаха заклинаю тебя, о рыбак, не делай этого!
Но рыбак сказал:
— Нет, эфрит, я должен бросить тебя в море, чтобы ты до конца веков не мог выйти на свет божий.
Тогда эфрит сказал:
— Выпусти меня из сосуда, рыбак, и я расскажу тебе историю. Клянусь, что не сделаю тебе никакого вреда. Наоборот, я научу тебя, что ты должен сделать, чтобы разбогатеть.
Это обещание смягчило рыбака, и он предложил эфриту поклясться именем Аллаха, что он честно исполнит своё обещание, и, когда дух поклялся в этом, он открыл сосуд.
И снова поднялся густой дым, он стал уплотняться и превратился в эфрита.
Прежде всего он столкнул ногой медный сосуд в море.
Рыбак испугался и воскликнул:
— О эфрит, если ты не исполнишь своё обещание, Аллах накажет тебя, ибо Он ревнив, и хотя милость Его не знает меры, но Он ничего не забывает!
При этих словах дух рассмеялся и сказал:
— Следуй за мной, рыбак! И он пошёл вперёд, а рыбак последовал за ним со своими сетями.
И вышли они за город и спустились в обширную пустыню, посреди которой было озеро.
Тут эфрит приказал рыбаку закинуть сети. Рыбак увидал в воде много рыбы четырёх цветов: белого, красного, голубого и жёлтого.
Закинув сети, он вытащил четыре рыбы различных цветов.
Тогда эфрит сказал:
— Возьми эти четыре рыбы и отнеси их султану, и он даст тебе за них столько денег, сколько у тебя не бывало во всю твою жизнь.
Я разрешаю тебе ловить рыбу в этом озере, но предупреждаю - не закидывай сетей более одного раза в день. И да будет с тобою Аллах!
С этими словами эфрит ударил ногами о землю, и земля разверзлась и поглотила его.
А рыбак вернулся в город, думая о своём чудесном приключении.
Он принёс рыб в свой дом, опустил их в кувшин с водой, поставил кувшин себе на голову и отправился в царский дворец.
И велико было удивление султана, когда рыбак явился к нему и передал этих рыб, так как во всю свою жизнь он не видал подобных!
И сказал султан своему визирю:
— Вели отнести этих рыб нашей поварихе-негритянке.
Визирь передал их ей со словами:
— О добрая негритянка, вот рыбы, которых сегодня преподнесли султану: покажи нам сегодня на них своё искусство!
Визирь по указу султана выдал рыбаку четыреста динариев, и тот вернулся к жене, полный радости и веселья.
Негритянка взяла рыб, очистила их, сложила в кастрюлю и поставила на огонь.
Когда она собиралась перевернуть их на другую сторону, стена в кухне вдруг раздвинулась, и из неё вышла девушка неописанной красоты.
Длинные ресницы, зачернённые углём, придавали блеск её глазам, в ушах сверкали серьги, на руках были браслеты, а на пальцах кольца, усеянные драгоценными камнями.
Она подошла к очагу и, прикоснувшись к кастрюле бамбуковой палочкой, произнесла:
— О рыбы, помните ли вы вашу клятву?
Увидав это, негритянка лишилась чувств.
А рыбы высунули головы и сказали:
— О да!
И запели хором:

 Коль ты вернёшься, мы поступим также;
Коль обещанье выполнишь своё,
И мы своё исполним обещанье;
Но если ты захочешь увильнуть,
Собьёмся мы, чтобы сдержал ты слово.

Как только они произнесли последние слова, девушка опрокинула кастрюлю и исчезла в стене.
Когда же повариха очнулась, то увидала, что рыбы сгорели и превратились в уголь. И она залилась горькими слезами.
В эту минуту вошёл визирь и сказал:
— Подай рыб султану!
Тогда она в слезах рассказала ему всё, что произошло.
Услыхав её рассказ, визирь сказал:
— Это удивительное приключение!
И он послал за рыбаком и, когда тот явился, сказал ему:
— Принеси мне ещё четыре рыбы, точь-в-точь таких же, как в первый раз.
Рыбак пошёл к озеру, закинул свои сети и опять вытащил четыре рыбы различных цветов.
Визирь принёс их поварихе и сказал:
— Зажарь их в моём присутствии!
Негритянка очистила рыб, положила в кастрюлю и поставила на огонь.
И едва прошло несколько минут, как стена раздвинулась, и из неё вышла стройная молодая девушка.
Коснувшись своей палочкой кастрюли, она сказала:
— О рыбы, помните ли вы вашу клятву?
И рыбы высунули головы и снова произнесли хором свои слова.
В эту минуту Шахразада заметила, что наступает утро, и скромно замолкла. А когда наступила седьмая ночь, она сказала:
М
не довелось слышать, о счастливый царь, что как только рыбы произнесли свои слова, девушка опрокинула кастрюлю своей палочкой и исчезла в стене.
Тогда визирь сказал:
— Это необычайное происшествие, и я не могу утаивать его от моего повелителя!
И он отправился к султану и всё ему рассказал.
И царь воскликнул:
— Я должен видеть всё собственными глазами!
И он послал за рыбаком и приказал доставить ему четыре рыбы различных цветов, точь-в-точь таких же, как в первый раз.
Рыбак исполнил поручение, султан же приказал выдать ему ещё четыреста динариев и сказал визирю:
— Зажарь этих рыб в моём присутствии!
И визирь велел принести кастрюлю в покои царя, очистил рыб и, положив их в кастрюлю, поставил на огонь.
И вдруг стена раздвинулась, и из неё вышел чёрный гигант с толстой дубиной в руках.
Подойдя к очагу, он спросил громовым голосом:
— Рыбы, помните ли вы вашу клятву?
И рыбы высунули головы из кастрюли и снова хором запели.
Тогда гигант-негр подошёл к кастрюле, опрокинул её своей дубиной, и рыбы превратились в уголь.
В ту же минуту негр скрылся в стене, которая сдвинулась за ним.
И царь сказал:
— Нет никакого сомнения, что в этих рыбах кроется какая-то тайна.
И он приказал призвать рыбака и спросил его:
— Скажи, откуда выловил ты этих рыб?
Тот ответил:
— Из озера, окружённого четырьмя холмами.
И царь спросил:
— А сколько дней нужно, чтобы дойти до него?
Рыбак ответил:
— О государь, не более получаса!
Царь изумился этому и приказал солдатам сопровождать рыбака. Сам же он велел оседлать коней и в сопровождении свиты двинулся в путь.
И поднялись они на гору, а потом спустились в обширную равнину, которой никогда не видели раньше.
И султан и его свита удивлялись этой равнине, окружённой четырьмя холмами, и озеру, в котором играли рыбы четырёх цветов.
И царь сказал:
— Клянусь Аллахом, я не буду восседать на моём троне, пока не узнаю всю правду об этом озере и его обитателях.
И он сказал своему визирю:
— В эту ночь я удалюсь из лагеря искать разгадки этого волшебного озера.
Ты же завтра скажи моим придворным, что я нездоров, и не впускай никого в мой шатёр.
Затем царь сменил свою одежду на более удобную, вооружился мечом и тайком вышел из лагеря.
И шёл он всю ночь до самого восхода; и только в полдень палящие лучи солнца заставили его отдохнуть.
Подкрепив свои силы отдыхом, он пошёл дальше, и шёл он целый день и всю следующую ночь, и к утру второго дня увидел какое-то здание.
Он обрадовался и подумал: «Вероятно, я найду там кого-нибудь, кто расскажет мне историю волшебного озера и его обитателей».
Подойдя ближе, он увидел замок из чёрного камня. Одна половина входной двери была открыта, царь подошёл к ней и постучал.
Ответа не последовало; он постучал во второй и в третий раз, но никто не отвечал.
Он ударил в дверь изо всех сил, но нигде не слышалось ни звука.
Тогда, собравшись с духом, он вошёл в дверь и громко произнёс:
— О хозяин, позволь усталому путнику отдохнуть тут!
Потом он прошёл во внутренние покои дворца, где не встретил ни одной души, хотя все комнаты были украшены великолепными коврами, а посреди внутреннего двора красовался большой бассейн, по углам которого стояли четыре льва из литого золота, и из пастей их струилась вода.

Удивляясь всей этой роскоши, он присел отдохнуть, как вдруг услышал чьи-то жалобные стоны.
Султан вскочил с места и направился в сторону, откуда доносились звуки.
Подойдя к одной двери, он откинул тяжёлый занавес и вошёл в обширную залу, посредине которой стояла высокая постель.
На ней сидел в шитой золотом одежде стройный юноша несравненной красоты, про которого поэт мог бы сказать:

 Высок и строен юноша прекрасный,
Темнее ночи мрак его кудрей,
Чело же блещет белизной такою,
Что озаряет даже ночи тьму!
И никогда такою красотою
Не услаждалось зрение людей!
Среди других ты юношей прекрасных
Его всегда сумеешь отличить
По родинке, что видна под глазами
На розовой ланите у него!

Увидев юношу, султан сказал:
— Мир тебе!
Но юноша не поднялся с места.
Он лишь поклонился царю и голосом, полным скорби, сказал:
— О владыка, прости, что не могу встать с места!
И он поднял полы своей одежды.
И царь увидел, что вся нижняя половина его туловища превращена в мрамор!
Зрелище это поразило султана, и он попросил юношу рассказать ему свою историю. И несчастный начал

РАССКАЗ О ЗАКОЛДОВАННОМ ЮНОШЕ И РЫБАХ


 Знай, о царь, что отец мой Махмуд был царём Чёрных Островов и этих четырёх холмов.
После его смерти я вступил на престол и женился на дочери моего дяди, которая так любила меня, что, если я вынужден был удаляться, она не ела и не пила до моего возвращения.
И вот однажды дочь моего дяди отправилась в гамам, я же прилёг на софу и приказал двум невольницам навевать на меня прохладу опахалами; и хотя я лежал с закрытыми глазами, однако не мог уснуть.
И вот одна невольница сказала другой:
— Какое горе, что у нашего повелителя такая развратная жена! Поистине, наш господин удивительно беспечен, если он не видит проделок этой женщины!
Тогда вторая невольница возразила:
— Но как он может видеть их? Ведь каждый вечер она кладёт кусочек банга в напиток, который муж её пьёт перед сном, и он тотчас же засыпает глубоким сном.
В таком состоянии он, разумеется, не замечает, как она уходит. Возвращается же она только на рассвете и жжёт над ним какое-то зелье, и тогда он пробуждается.

 Когда я услыхал эти слова, свет померк в моих глазах, и я стал ждать с нетерпением дочь моего дяди.
Когда она вернулась, мы накрыли стол и сели ужинать; и я, по обыкновению, потребовал вина.
Дочь моего дяди подала мне мой кубок, но вместо того, чтобы выпить его, я вылил его за ворот моего платья.
И вот мы легли, и я притворился, что заснул.
Тогда она сказала:
— Спи, ненавистный, и хорошо бы тебе не просыпаться вовек, ибо душа моя пресытилась тобою!
Потом она встала, нарядилась в лучшее своё платье, надушилась, прицепила меч к поясу и вышла.
Тогда я вскочил с постели и последовал за нею.

 Она вышла из дворцовой ограды и очутилась у городских ворот.
Я следовал за нею.
Она дошла до свалки отбросов, на которой стояла башня.
Жена моя подошла к башне и отворила двери. И я увидел, что она вошла в комнату, в которой лежал на соломе отвратительный негр; верхняя губа его походила на крышку кастрюли, и все тело его было изъедено болезнями.
Дочь моего дяди поцеловала землю у его ног, а он сказал:
— Почему ты пришла так поздно? Клянусь честью негров и мужским превосходством нашим над белыми, что если ты в другой раз так опоздаешь, то я не прикоснусь больше к тебе! Ведь я знаю, что ты пришла так поздно потому, что в другом месте удовлетворяешь твои гнусные желания, о мерзейшая из белых женщин!
Когда я услышал этот разговор и увидел, что произошло между ними, разум мой помутился.
А дочь моего дяди продолжала стонать и плакать в объятиях негра, повторяя:
— О мой возлюбленный, ты - единственная моя радость! Что будет со мною, если ты прогонишь меня?
И она не переставала плакать, пока он не простил её.
Тогда она исполнилась радости и сняла с себя платье и шаровары и сказала:
— О повелитель мой, дашь ли ты поесть твоей рабе?
Негр ответил:
— Подними крышку кастрюли, и ты найдёшь в ней соус из мышиных костей, который ты должна съесть; потом возьми этот кувшин и напейся бузы.
И дочь моего дяди повиновалась; потом она легла рядом с негром и прижалась к нему под смрадными лохмотьями.
Когда я увидел, что делала дочь моего дяди, я не мог более владеть собой.
Я бросился в комнату, выхватил меч у изменницы и ударил им негра по шее. Услыхав его хрип, я подумал, что убил его.
В эту минуту Шахразада заметила приближение утра и скромно замолкла. А когда настало утро, царь Шахриар отправился в залу совета и занимался государственными делами до самого вечера.
Потом царь вернулся во дворец, и, когда наступила восьмая ночь, она сказала:
М
не довелось слышать, о счастливый царь, что заколдованный юноша сказал султану:
— Ударив негра мечом по шее, я услышал хрип и думал, что убил его.
А дочь моего дяди спала в это время глубоким сном.
Проснувшись, она вложила в ножны меч, возвратилась во дворец и прилегла на мою постель.
На другой день я увидел, что она обрезала себе волосы и надела траурные одежды.
Я не стал спрашивать у неё разъяснения, но она сказала мне:
— О сын моего дяди, не осуждай моих действий! Я только что узнала, что мать моя умерла, отец убит в сражении, и что один из моих братьев умер от укуса скорпиона.
На это я спокойно ответил:
— Делай, что считаешь нужным, я не буду препятствовать выражению твоей печали. Тогда царица затворилась в своих покоях и дала полную волю своему безумному горю.
И целый год она не переставала плакать и убиваться.
Затем она сказала мне:
— Я хочу выстроить усыпальницу и назвать её Храмом Скорби.
Я отвечал:
— Делай все, что тебе приятно.
И она воздвигла Храм Скорби и внутри него вырыла яму, в которую перенесла полуживого негра, который был так слаб, что не мог уже ничем служить дочери моего дяди.
И каждый день, на рассвете и в сумерках, дочь моего дяди входила к нему и предавалась слезам и поила его различными отварами.
И это продолжалось в течение всего второго года, и я по слабости души моей терпеливо переносил этот позор.
Но как-то раз я тайком отправился вслед за нею в Храм Скорби и застал её в припадке безумного горя.
Она била себя в лицо и голосом, полным печали, говорила:

 Когда меня, о милый, ты покинул,
Я удалилась тотчас от людей;
Ничто уж мне недорого на свете,
С тех пор, как, милый, ты меня покинул!
Пусть голос твой моё припомнит имя,
Которым ты меня когда-то звал,
Пусть зазвучит он над моей могилой!
Увы! Увы! Тогда тебе в ответ Мои лишь кости загремят уныло!

Когда она произнесла эти слова, я подошёл к ней и воскликнул:
— О изменница, твои слова пропитаны ядом разврата!
Вынув меч из ножен, я собирался ударить её.
Она вскочила, и, догадавшись, что это я ранил её негра, произнесла какие-то слова, которых я не разобрал, и вслед за этим добавила:
— Пусть силой моих чар Аллах превратит в мрамор половину твоего тела!
И в ту же минуту, о царь, я стал таким, каким ты видишь меня: я не могу ни стоять, ни лежать, я - не мёртвый и не живой.
Она заколдовала также весь город и обратила его в озеро, а всё население - в рыб четырёх цветов:
белые рыбы - мусульмане, красные - огнепоклонники, голубые - христиане, жёлтые - евреи.
Но и это ещё не всё! Каждый день она является сюда, наносит мне сто ударов ремнём и потом возвращается к своему негру, неся ему вино и отвары.
Услыхав это, царь сказал:
— Клянусь Аллахом, о юноша, я должен спасти тебя!
Дождавшись полуночи, он взял свой меч и отправился к тому месту, где находился негр.
Храм был освещён множеством свечей и наполнен ароматом ладана.
Царь подошёл к негру и со всего размаха ударил его мечом, потом он взвалил себе на плечи его тело и бросил в колодец.
Затем он вернулся в Храм Скорби и накинул на себя одежды негра.
Час спустя колдунья пришла к несчастному юноше, раздела его, взяла ремень и стала наносить ему удары.
Султан слышал, как он кричал и плакал, умоляя её пощадить его.
Но она отвечала:
— А разве ты щадил меня? Разве ты не лишил жизни моего возлюбленного?
И когда все тело юноши покрылось кровавыми рубцами, она надела на него грубую волосяную одежду, а поверх неё парадное платье.
После этого она направилась в храм, неся с собой вино и отвар из овощей.
Войдя в храм, она разразилась рыданиями и жалобами, восклицая:
— О повелитель мой, молви хоть слово!
Тогда мнимый негр, подражая говору негров, произнёс:
— Га-га! Один Аллах всемогущ!
Услыхав эти слова, колдунья вскричала от радости и лишилась чувств; но, придя в себя, она сказала:
— О, мой возлюбленный, неужели ты исцелился?
Тогда царь произнёс глухим голосом:
— О, негодная, ты не заслуживаешь, чтобы я отвечал на твои речи!
Она же спросила:
— О, повелитель мой, почему же?
И он ответил:
— Ты каждый день подвергаешь истязанию твоего мужа, и его крики и вопли не дают мне заснуть ни днём, ни ночью. Не будь этого, я давно исцелился бы!
Тогда она воскликнула:
— О, повелитель мой, прикажи, и я верну ему прежний вид!
Тогда мнимый негр сказал:
— Освободи его, чтобы мы могли наслаждаться покоем.
И она ответила:
— Слушаю и повинуюсь!
И с этими словами она встала и вышла из храма.
Войдя во дворец, она взяла медную чашу, наполнила её водой, произнесла над ней несколько магических слов; и вода закипела, точно на огне.
Тогда колдунья окропила ею своего мужа и сказала:
— Силой этого заклинания повелеваю тебе оставить этот вид и принять прежний!
И в ту же минуту юноша встал на ноги и, радуясь своему избавлению, произнёс:
— Один Бог Аллах, и Магомет пророк его!
Потом она крикнула ему:
— Убирайся из этого дворца и не возвращайся никогда, если дорожишь жизнью!
И царь поспешно удалился.
А колдунья вернулась к негру и сказала ему:
— О, повелитель мой, встань, чтобы я могла видеть тебя!
Но он ответил глухим голосом:
— Ты сделала далеко не всё! Рыбы в озере не дают мне покоя; каждую ночь они поднимают головы и призывают небесную кару на нас. Вот почему я не могу исцелиться. Освободи их от заклятия и лишь тогда приходи ко мне и помоги подняться.
Услыхав эти слова, она воскликнула:
— О, повелитель мой, я не замедлю исполнить твоё повеление!
И с этими словами она побежала к озеру, зачерпнула из него воды и...
В эту минуту Шахразада заметила, что занимается заря, и по обычаю скромно замолкла. И когда наступила девятая ночь, она сказала:
Р
ассказывают, о, счастливый царь, что когда колдунья зачерпнула воды из озера и произнесла над нею магические слова, рыбы в озере затрепетали и в ту же минуту обратились в людей.
И вся заколдованная страна освободилась от чар, город раскинулся в прежнем своём великолепии со своими домами и базарами, и население вернулось к прежним занятиям, а вместо пустынных холмов опять зазеленели острова.
Совершив это, колдунья вернулась к мнимому негру и сказала:
— О, возлюбленный мой, дай мне поцеловать твою руку!
Царь отвечал шёпотом:
— Подойди поближе!
И когда она подошла, он схватил меч и вонзил его в грудь колдуньи.
Потом он вышел из храма навстречу молодому царю, который ждал его с нетерпением.
Юноша в порыве благодарности поцеловал руку у своего избавителя, и тот спросил его:
— Хочешь ли ты оставаться в твоих владениях или отправишься со мною в моё царство?
В ответ юноша спросил:
— О, царь веков, знаешь ли ты, какое расстояние отделяет нас от твоего царства? Султан ответил:
— Два с половиной дня.
Тогда молодой человек сказал:
— О, царь, чтобы доехать до твоей столицы, потребуется целый год! А прибыл ты сюда за два с половиной дня потому, что царство моё было заколдовано. Но знай, о, царь, что, если бы мне пришлось идти с тобой на край света, я и тогда не расстался бы с тобой!
При этих словах султан исполнился радости и сказал:
— Хвала Аллаху, который поставил тебя на моём пути! Так как родных детей у меня нет, то я признаю тебя моим сыном и наследником моего престола.
И оба царя нежно обнялись и, предаваясь безмерной радости, отправились в царский дворец.
И царь созвал своих придворных и чиновников и объявил им, что предпринимает паломничество в Мекку.
Затем оба царя двинулись в путь в сопровождении пятидесяти мамелюков, нагруженных подарками.
И ехали они день и ночь в течение целого года, пока не прибыли в столицу султана.
И визирь, потерявший уже надежду на возвращение султана, вышел к нему со всем войском.
И царь сообщил своему визирю обо всём, что произошло с ним.
И визирь поздравил его с благополучным избавлением от чар злой колдуньи.
А султан повелел визирю послать за рыбаком, и когда тот явился, султан приказал дать ему почётную одежду и спросил, есть ли у него дети.
И когда рыбак сообщил ему, что у него две дочери и сын, султан решил жениться на одной из его дочерей, а другую дать в жёны молодому царю Четырёх Островов; сына же он взял к себе во дворец и назначил его хранителем царской сокровищницы.
Затем он предложил своему визирю отправиться в столицу Четырёх Островов и сделал его царём этих островов.
И визирь поцеловал руку у своего повелителя и отправился в путь.
А рыбак вскоре сделался самым богатым человеком во всей стране, и его дочери-царицы пользовались почётом до самой смерти.






Мобильная версия Главная