Магия чисел

История царя Вирд-Хана, сына царя Джалиада




Из сказок "Тысяча и одна ночь" по изданию Ж.-Ш.Мардрюса.(1903г. Петербург)

Рассказывают, о царь благословенный, что в дни давно минувшей поры жил в Индии могущественный царь Джалиад, который был благодетелем всех бедняков, и все подданные его царства горячо любили его.
И любил он всех, как великих, так и малых, и властвовал над ними с неизменною милостью и управлял ими так разумно, как никто до него. Но, несмотря на высокие добродетели и доблесть его, Господь Всевышний не благословил его сыном и наследником, и это сильно печалило его и весь народ царства его.
И вот однажды ночью после того, как царь долго пролежал без сна на ложе своём, мучимый мыслями о том, какая судьба ожидает в будущем царство его, он погрузился, наконец, в глубокий сон.
И приснилось ему, что он стоит у подножия высокого дерева и льёт воду на корни его.

Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила девятьсот сорок вторая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ СОРОК ВТОРАЯ

Но вдруг вырвалось из того дерева пламя и сожгло все деревья, которые стояли вокруг него.
Тут царь в страхе и ужасе очнулся от сна своего. Он позвал своего любимого визиря Шимаса, рассказал ему о сне своём и спросил, что значит он.
Тогда Шимас сказал ему:
— Знай, о царь, что Господь Всемогущий скоро пошлёт тебе желанного сына, но, кроме того, сон твой предвещает ещё и другое, о чём я теперь не могу рассказать тебе, ибо время для полного разъяснения грядущего ещё не пришло.
Тогда царь велел созвать во дворец свой астрологов и снотолкователей со всего царства своего и, рассказав им сон свой, сказал:
— Я желаю, чтобы вы дали мне теперь же полное и правдивое толкование сна моего.
Тогда выступил один из них и, испросив разрешения говорить, сказал так:
— Визирь твой побоялся потревожить сердце твоё. Ведь сын твой для твоих подданных будет повелителем суровым и неумолимым, и будет с ним то, что было с кошкою и мышью!
Тогда царь спросил:
— Что же это за история? И он ответил:

ИСТОРИЯ КОШКИ И МЫШИ


 Один почтенный кот, ослабев от безуспешных поисков добычи, заметил у корней дерева большое отверстие и влез туда. Принюхавшись, он понял, что в глубине этой дыры живёт мышь, и он стал пробираться дальше в надежде её поймать. Но мышь, почуяв приближение кошки, изо всех сил принялась рыть землю всеми четырьмя лапками, чтобы спастись от кота.
Тогда кот сказал ей жалобным голосом:
— Зачем делаешь ты это, о сестра моя? Ведь я ищу здесь лишь убежища в надежде, что ты не откажешь мне в сострадании своём и приютишь меня на эту ночь в норке своей, ибо вследствие преклонных лет моих и потери сил, я совсем ослабел и едва могу шевелиться! Ты заслужишь награду от Аллаха, если дозволишь мне провести у тебя эту ночь до утра.
Тут Шахразада увидела, что близко утро, и умолкла.
А когда наступила девятьсот сорок третья ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ СОРОК ТРЕТЬЯ

Но мышь возразила коту:
— Как смеешь ты приходить ко мне, зная, что ты исконный враг мой? Мне не подобает доверять тебе, ибо в Писании сказано: «Природная вражда становится тем сильнее, чем слабее враг». На это кот ответил ей угасающим голосом:
— Молю тебя простить мне всё, что было раньше между нами вследствие природной вражды. Ибо сказано в Писании: «Если хочешь, чтобы враг твой сделался тебе другом, сотвори ему добро».
Тогда почувствовала мышь сострадание и подошла к коту, но он вдруг схватил её в когти, а мышь запищала:
— Вот награда мне за то, что я доверилась тебе. Прав был тот, кто сказал: «Кто доверяет врагу своему, тот заслуживает гибели».
А в это время неподалёку проходил охотник со своими собаками.
И одна из них влезла в нору, схватила кота и перекусила ему затылок. Так оправдалось изречение, которое гласит: «Кто сам милосерден, тот найдёт и к себе милосердие; кто угнетает, тот будет угнетён». Но всё же, о царь, не огорчайся, ибо сын твой, быть может, изменится, следуя прекрасному примеру твоему! А через некоторое время одна из жён царя почувствовала, что зашевелился младенец во чреве её, и она сообщила об этом царю.
И царь сказал:
— Сон мой стал правдой по воле Аллаха! Но Шимас, узнав об этом, бросился к ногам царя и сказал:
— Что пользы в том, чтобы укрываться под тенью дерева, если из него вырвется пламя? К чему утолять жажду свою свежей и чистой водою, если после утонешь в ней? Я служу Аллаху и тебе, о царь, но в Писании сказано: «Путник не должен говорить о странствованиях своих раньше, чем вернётся домой; воин не должен говорить о битвах своих раньше, чем одолеет врага, и беременная женщина не должна говорить о ребёнке раньше, чем разрешится от бремени.
Тут Шахразада увидела, что близится утро, и умолкла.
А когда наступила девятьсот сорок четвёртая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ СОРОК ЧЕТВЁРТАЯ

Ибо знай, о царь, что если кто-нибудь говорит о деле прежде, чем оно окончено, то он подобен тому смиреннику, который пролил масло своё на голову себе.
И царь спросил:
— А что это за история? И визирь сказал:

СМИРЕННИК И КУВШИН МАСЛА


 Был в некоем городе благочестивый человек, который ежедневно получал в виде вспомоществования три хлеба, мёд и немного масла.
А так как масло это ценилось дорого, он вскоре стал собирать его в кувшин, и когда тот наполнился, смиренник повесил его над головой своей.
И однажды, покоясь на ложе своём и держа в руках свой посох, он сказал себе: «Продам я всё своё масло и на вырученные деньги куплю себе овцу, а она принесёт парочку ягнят, и так каждый год, а потом ягнята вырастут, и каждая ярка будет также приносить каждый год по парочке; и так наберётся у меня целое стадо.
Тогда я продам его, а на вырученные деньги куплю себе участок земли, разведу на нём сад и выстрою среди этого сада чудный дворец.
А потом я женюсь, и жена моя родит мне мальчика, и я буду воспитывать его и обучать. Но если я увижу, что он склонен к ослушанию, то я хорошенько проучу его посохом своим».
И он замахнулся палкой, чтобы наказать сына своего, но попал по кувшину с маслом, который висел над головой его, и разбил его вдребезги.
Тут Шахразада заметила, что брезжит рассвет и умолкла.
А когда наступила девятьсот сорок пятая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ СОРОК ПЯТАЯ

И потому, о царь, не должен человек говорить о деле раньше, чем оно будет окончено! Выслушав это, царь отпустил Шимаса, а через некоторое время царица родила ему мальчика, и радостный гром барабанов оповестил всю страну о рождении наследника, и народ толпами стекался ко дворцу.
И пришёл к царю визирь Шимас и сказал ему:
— Аллах всегда награждает того, кто свято хранит веру Его.
И потому возвеличил Он могущество твоё и ниспослал тебе благословенного младенца на радость нам, ибо доныне не было у тебя сына и наследника престола твоего.
И грустно размышляя о судьбах царства твоего, мы стали опасаться, что с нами случится то же, что случилось со стаей воронов.
Тогда царь спросил:
— А что же с ними случилось? И визирь ответил ему:
— Я сейчас расскажу тебе.

ИСТОРИЯ О ВОРОНАХ И СОКОЛЕ


 В долине, богатой ручьями, жила стая воронов, которые проводили жизнь свою в благоденствии. Но однажды их мудрый предводитель отошёл в вечность; и подданные горько оплакивали кончину его, тем более что в среде своей они не видели никого, кто бы мог заменить его.
И согласились они избрать своим царём птицу, которая раньше всех подлетит к стае.
И когда взвился над ними сокол, все вскричали:
— Мы избираем тебя царём и властителем нашим!
И сокол ответил:
— Такова воля Аллаха, и вам будет хорошо под владычеством моим! Но каждый день он забирал одного ворона с собой и, отлетев от стаи, выклёвывал ему глаза, пожирал мозг, а тело бросал.
И так поступал он до тех пор, пока большая часть стаи не исчезла.
Тогда оставшиеся в живых, видя неминуемую смерть свою, улетели и рассеялись в разные стороны. Так и мы, подданные твои, боялись, что с нами будет то же, что было с воронами, и что иной, не похожий на тебя, владыка заступит на место твоё. Но Аллах смилостивился над нами.
Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила девятьсот сорок шестая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ СОРОК ШЕСТАЯ

Ты управлял нами справедливо, и мы благодарим Аллаха, подарившего тебе наследника престола твоего. Но следует помнить, что исход того, к чему стремится человек на земле, скрыт от него и, быть может даже в том, чего он жаждет, кроется гибель его. Ибо с каждым из нас может случиться то, что случилось с заклинателем змей.
И царь спросил:
— Что же это за история? И визирь ответил:
— Слушай же, о царь!

ЗАКЛИНАТЕЛЬ ЗМЕЙ


 Жил в одном городе заклинатель змей, и была у него большая корзина, в которой жили три змеи, но домашние его не знали об этом. Но однажды вечером жена его спросила:
— Что у тебя в корзине? А он ответил:
— Что тебе за дело? Ведь у тебя всегда есть кусок хлеба! Довольствуйся же тем, что ниспосылает тебе Аллах, и не спрашивай о том, что тебя не касается!
И жена замолчала, но сказала самой себе:
— Я когда-нибудь сама загляну в корзину, ибо должна же я знать, что там такое есть!
И однажды, когда муж её заснул, она открыла корзину, а змеи вылезли и смертельно ужалили её. Потом они расползлись по дому и пережалили смертельными укусами всех домашних от мала до велика за исключением одного только заклинателя.
Тогда оставил он дом свой и пошёл куда глаза глядят.
И если ты, о царь благословенный, поразмыслишь об истории этой, то поймёшь, что человек не должен ничего желать себе сверх того, что ниспосылает ему Аллах, но должен довольствоваться тем, что даровал ему Всевышний в благости своей. Выслушав это, царь отпустил визиря и пошёл во дворец свой, чтобы полюбоваться сыном своим.
И горячо молился он Аллаху о благополучии его, и дал ему имя Вирд-Хан.
Тут Шахразада увидела, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила девятьсот сорок седьмая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ СОРОК СЕДЬМАЯ

Когда мальчику исполнилось двенадцать лет, царь поручил мудрецам и учёным обучать его всем наукам, каждую неделю давая отчёт, насколько подвинулся он в науках.
И когда мальчику исполнилось тринадцать лет, он уже превосходил познаниями всех учёных своего времени.
И визирь Шимас сказал царю, целуя руки его:
— Сын твой подобен драгоценному камню. Юность его не помешала ему достигнуть мудрости, да будет благословен Аллах, наделивший его столь обширными дарованиями.
Затем визирь спросил царевича:
— Скажи мне, каких людей всего более прославляют на земле за деяния их? И царевич ответил:
— Тех, которые больше дорожат загробной жизнью, чем земным существованием.
Но тут Шахразада заметила, что близится утро, и умолкла.
А когда наступила девятьсот сорок восьмая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ СОРОК ВОСЬМАЯ

А кто больше дорожит будущим блаженством, чем земными благами? - Тот, кто знает, что этот мир - лишь временное жилище человека и что он должен будет после смерти дать отчёт Великому Судье во всех своих деяниях. Кто подавляет и обуздывает земные свои страсти и желания, тот уготовляет душу свою для будущей жизни!
Тогда Шимас спросил:
— Теперь скажи мне, о царевич, одинаково ли участвуют душа и тело в наградах и наказаниях жизни? И царевич ответил:
— Тело не может существовать без души; непорочность души зависит от чистоты её стремлений и тяготения её к тому, что предназначено ей в жизни загробной. Поступки оцениваются по умыслу, с которым их совершают, и потому душа и тело одинаково участвуют в поступках человека, а затем в загробном воздаянии. Пояснить же это можно притчей о слепом и хромом.

СЛЕПОЙ И ХРОМОЙ


 Жили-были слепой и хромой; и вот однажды привёл их один богатый человек в плодородный сад свой и позволил им там остаться.
И хромой сказал слепому:
— Я вижу, что плоды созрели, и мне ужасно хочется отведать их хоть немного, но только я не могу достать их. Сорви несколько штук для нас обоих! Но слепой ответил ему:
— Увы, я не могу их сорвать, ибо я их не вижу. Что же нам делать? Тогда хромой сказал:
— Поднеси меня к дереву, плоды которого тебя особенно манят.
Тогда слепой встал, посадил хромого к себе на плечи и поднёс его к дереву, и хромой нарвал столько плодов, сколько ему хотелось.
И так переходили они от дерева к дереву, пока не насытились. В притче же этой слепой изображает тело, которое без души ничего не видит, а хромой - это душа, которая не может двигаться без тела.
Тут Шахразада увидела, что близко утро, и умолкла.
А когда наступила девятьсот сорок девятая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ СОРОК ДЕВЯТАЯ

Выслушав это, царь усадил сына своего на троне возле себя и воскликнул:
— Благословен Аллах, пославший мне сына, который будет утешением моим!
И царь повелел всему народу своему присягнуть в верности царевичу Вирд-Хану и назначил его наследником царства своего.
Когда же исполнилось царевичу семнадцать лет, старый царь захворал тяжким недугом и вскоре испустил дух.
И юноша стал управлять царством, как правил покойный отец его, но вскоре проснулось в нём пристрастие к женщинам. Стоило ему прослышать о какой-нибудь красавице, как он брал её в жёны, и вскоре у него набралось такое множество жён, как у царя иудейского Соломона, сына Давидова. Возле них проводил он целые месяцы, нимало не заботясь об управлении государством и не вникая в дела подданных своих. И, видя это, все стали опасаться, что над страной скоро разразится беда.

 Тогда Шимас пошёл во дворец, предстал перед царём, облобызал землю у ног его и сказал:
— Я вижу, ты забыл заветы и наставления отца своего и не следуешь благому примеру его в управлении царством своим.
И царь спросил:
— Как же случилось это и какая тому причина? Шимас же ответил:
— Причина этому та, что ты пренебрёг делами государства и всех подданных своих и предался во власть плоти, которая соблазняет тебя ничтожными утехами бренного мира сего.
А между тем царь должен заботиться о благе подданных своих.
И совет мой тебе, о царь, думать об ожидающей нас смерти.
Тогда найдёшь ты истинный путь к спасению и не будешь гоняться за обманчивыми земными наслаждениями, ведущими к гибели, и не случиться с тобою того, что случилось с рыбаком, погнавшимся за рыбою.
Тут царь спросил:
— А что же случилось с ним? И Шимас рассказал следующее:

ИСТОРИЯ О БЕЗРАССУДНОМ РЫБАКЕ


 Некий рыбак отправился как-то на реку, чтобы по обыкновению удить там рыбу. Но когда он переходил по мосту, переброшенному через эту реку, увидел в воде огромную рыбу и сказал себе: «Зачем сидеть на берегу! Лучше я войду в воду и постараюсь поймать эту рыбу руками, и, если мне это удастся, я на несколько дней освобожусь от работы.
Тут Шахразада увидела, что близко утро, и умолкла.
А когда наступила девятьсот пятидесятая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ ПЯТИДЕСЯТАЯ

И он скинул с себя одежду и вошёл в воду.
И его понесло вниз по реке, и, схватив, наконец, рыбу, он попал в сильный водоворот, из которого никому ещё не удавалось спастись. На его крики о помощи прибежали речные сторожа и сказали:
— Почему не выпустил ты из рук добычу свою и не подумал о том, чтобы спастись? Тогда бы ты не попал в страшный водоворот этот, где неизбежно погибнешь. Теперь же уже никто не может помочь тебе!
И рыбак, так и не выпустив из рук то, за что отдал жизнь свою, погиб в бездне самой жалкой смертью. Притчу же эту я рассказал тебе, о царь, для того, чтобы ты оставил презренные забавы свои, отвлекающие тебя от обязанностей твоих, и вновь занялся делам управления.
И на следующее утро царь разрешил народу являться к нему, но в это время явилась к царю одна из жён его, которую он особенно любил, и, видя его задумчивость, спросила:
— Не огорчён ли ты чем-нибудь, о повелитель мой? И царь ответил:
— Я вижу, что наслаждения отвлекли меня от дел управления. Если бы я и дальше поступал таким образом, то царство моё скоро ускользнуло бы из рук моих! Но она возразила ему:
— Я вижу, что ты поддался лживым увещаниям визирей своих, которые хотят только мучить тебя, ибо заботы управления лишают тебя покоя и радости. Если ты будешь слушаться советов их, то принесёшь себя в жертву ради чужого благополучия и будешь подобен мальчику, над которым потешились воры!
И царь спросил:
— Что это за история про мальчика и воров? И она сказала:
— Слушай же, о царь!

МАЛЬЧИК И ВОРЫ


 Однажды шайка воров проходила мимо сада, где было много зрелых орехов. Они решили забраться в сад, а по дороге наткнулись на мальчика, которому предложили:
— Заберись на дерево и тряси ветки, чтобы орехи падали вниз.
Когда они опадут, ты сойдёшь на землю и получишь свою долю из того, что мы соберём!
И мальчик согласился и принялся трясти ветки, как вдруг появился владелец дерева и крикнул:
— Вы что тут делаете? И воры ответили:
— Мы приняли этого мальчика за владельца дерева и попросили его дать нам немного орехов. Мы не виноваты ни в чём!
Тогда владелец сада спросил мальчика:
— А ты что скажешь об этом? И мальчик ответил...
Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила девятьсот пятьдесят первая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ ПЯТЬДЕСЯТ ПЕРВАЯ

Они приказали мне влезть на дерево и трясти ветки, чтобы орехи падали на землю. Но я не съел ни одного орешка!
И владелец сада строго наказал мальчика, сказав ему:
— Ты, видно, просто глуп, ибо даром трудился для других! Так точно визири и сановники твои хотят погубить тебя ради выгоды своей, и поступят они с тобою, как воры поступили с мальчиком.
И царь ответил:
— Ты права! Я не стану отказываться от наслаждений.
Когда же наутро пришедшие ко дворцу люди потеряли всякую надежду увидеть царя, они сказали Шимасу: «Если царь не выйдет к нам, мы ворвёмся к нему и убьём его, власть же передадим более достойному!
Тогда Шимас явился к юному царю и сказал ему:
— О царь! Зная, что ты снова предался сладострастию, подданные решились восстать против тебя.
И если они приведут в исполнение приговор свой, тебя постигнет судьба, которая постигла волка, когда лисицы восстали против него!
И царь спросил:
— А что же с ним случилось? И Шимас рассказал ему историю о лисицах и волке.

ЛИСИЦЫ И ВОЛК


 Рассказывают, что однажды стая лисиц наткнулась вдруг на мёртвого верблюда.
И обрадовавшись, стали они говорить между собой:
— Вот мы нашли пропитание себе на несколько дней, но мы боимся, что между нами возникнут раздоры и драки, и тогда более сильные одолеют более слабых. Поэтому мы лучше выберем себе кого-нибудь в судьи, и он будет решать все споры наши, а мы в благодарность за это отдадим ему часть добычи.
И пока они совещались, вдруг вышел из леса волк.
Тут Шахразада увидела, что близок рассвет, и умолкла.
А когда наступила девятьсот пятьдесят вторая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ ПЯТЬДЕСЯТ ВТОРАЯ

И лисицы сказали друг другу:
— Пусть волк будет судьёй нашим, ибо он самый сильный из всех зверей!
И они сказали ему:
— Мы избрали тебя судьёй, и ты должен каждой из нас давать столько мяса, сколько нужно на один день, дабы более сильные не напали на более слабых.
И волк согласился, подумав: «Будет гораздо разумнее всё это оставить себе».
И когда на следующее утро лисицы явились к нему, чтобы получить свою пищу, он сказал:
— У меня ничего нет для вас!
И они ушли от него крайне расстроенные, и одна лисица сказала другим:
— Нам надо отправиться ко льву и, рассказав ему всё, отдать ему верблюда. Быть может, он по великодушию своему уделит нам частицу от него.
А если он не пожелает поделиться, то, во всяком случае, он более достоин получить добычу, чем этот негодяй!
И они пошли ко льву и рассказали ему, как было дело с волком. Выслушав рассказ их, лев воспылал благородным гневом и тотчас же отправился вместе с ними, чтобы наказать волка, который, завидя льва, пустился наутёк. Но лев погнался за ним, поймал и растерзал; лисицам же отдал добычу их. Из этой истории видно, что ни один правитель не должен легкомысленно относиться к делам подданных своих; и потому, о царь, послушайся совета моего. Вспомни, что отец твой на смертном одре своём наказывал тебе слушаться добрых советов.
И это - последнее моё слово к тебе, и да будет мир над тобою!
И царь сказал:
— Хорошо, я послушаюсь тебя!
И завтра, если такова воля Аллаха Всевышнего, я выйду к народу моему. Но когда любимая жена царя узнала, что сказал ему великий визирь, она поспешила к супругу своему и сказала...
Тут Шахразада увидела, что брезжит утро, и умолкла.
А когда наступила девятьсот пятьдесят третья ночь, она сказала:

 Как изумляет меня податливость требованиям подданных твоих. Разве ты забыл, что визири - рабы твои?
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ ПЯТЬДЕСЯТ ТРЕТЬЯ

Не слушай их советов, не дозволяй им быть дерзкими по отношению к тебе, дабы не случилось с тобою, что было с пастухом и вором.
И царь спросил:
— Что же с ними было? Тогда она рассказала такую историю:

ПАСТУХ И ВОР


 Однажды вор захотел украсть овцу из стада, которое заботливо оберегал усердный пастух. Вор ушёл в степь, убил там льва, содрал с него шкуру, набил её соломой, сделал чучело и поставил его на одном из холмов, дабы пастух смог увидеть его.
Затем он явился к пастуху и сказал:
— Лев, который стоит на холме, послал меня к тебе. Он требует, чтобы ты дал ему овцу из стада своего ему на ужин.
И пастух поднял голову и посмотрел в ту сторону, куда указывал вор. Увидав чучело льва, он принял его за живого зверя; и, сильно испугавшись, он сказал вору:
— Бери, я не буду мешать тебе!
И вор унёс овцу, а потом, пользуясь страхом пастуха, он стал приходить вновь и вновь, говоря: «Лев желает вот этого и собирается сделать то-то».
И так поступал он, пока не перебрал почти всё стадо.
И пусть сановники царства твоего не воображают, будто благодаря уступчивости твоей они всё могут позволить себе.
И царь поддался этим словам и сказал:
— Я не исполню их требований и не выйду к ним!

 Когда же наутро царь не вышел к подданным своим, они сожгли ворота дворца.
И царь сказал жене своей:
— Я попал в ужаснейшую беду. Что же ты посоветуешь мне теперь? И жена сказала ему:
— Будь спокоен и не пугайся, ибо теперь такое уж время, что глупцы восстают против повелителей своих. Призови десять сильных молодцов из невольников отца твоего и пошли визиря сказать людям, что ты болен.
А потом пригласи входить предводителей их поодиночке, одного за другим.
И когда будут входить они, делай с ними, что тебе заблагорассудится. Убей сначала Шимаса, а затем и остальных, не щадя никого.
Тут Шахразада увидела, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила девятьсот пятьдесят четвёртая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ ПЯТЬДЕСЯТ ЧЕТВЁРТАЯ

И царь сказал:
— Совет твой хорош!
И он призвал к себе десять преданных ему невольников-великанов, и сказал им:
— Помните, какой милостью пользовались вы у отца моего, который всегда одарял вас богатыми подарками? Я же хочу ещё возвысить вас, но, прежде хочу знать, желаете ли вы выказывать мне полное повиновение? Если исполните приказания мои, то я дам вам всё, что вы пожелаете.
И все десять невольников ответили ему в один голос:
— О господин наш, мы исполним всё, что ты пожелаешь, и ни в чём не отступим от приказаний твоих, ибо ты повелитель наш.
И царь сказал им:
— Да благословит вас Аллах! Вы знаете, как отец мой был добр к подданным своим, и знаете, как они поклялись ему не нарушать присяги, данной мне, и повиноваться приказаниям моим. Но вы видели, до чего дошла дерзость их, и видели, как они явились ко мне и собирались убить меня! Поэтому я решил расправиться с ними и, полагая, что устрашить их может лишь примерное наказание, не могу предпринять ничего иного, как поручить вам умертвить главных вожаков восстания, ибо так спасу я царство моё от смуты и бедствий. Я буду восседать на троне, а вожакам разрешу входить ко мне лишь поодиночке. Вы же следите за движениями моими.
И как только я укажу вам, хватайте того, кто войдёт и, отведя его в следующую комнату, убивайте его.
И невольники ответили:
— Слушаем и повинуемся.
Тут Шахразада заметила, что близок рассвет и умолкла.
А когда наступила девятьсот пятьдесят пятая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ ПЯТЬДЕСЯТ ПЯТАЯ

И первым в залу вошёл Шимас, и тут же рабы-великаны потащили его в соседнюю комнату и умертвили.
И так убили они лучших людей в царстве, не пощадив никого из достойных; черни же приказали разойтись по домам. После этого Вирд-Хан предался сладострастию, проводя дни во всевозможных наслаждениях и управляя царством своим с таким деспотизмом и жестокостью, каких ещё никогда не было видно. Страна же его изобиловала золотой и серебряной рудой и всякими драгоценными камнями, и потому все соседние властители ждали только удобной минуты, чтобы напасть на него.
И один из них, царь Индийский, написал юному царю следующее письмо: «Во имя Аллаха, Всеблагого и Милосердного! До меня дошёл слух, как поступил ты с достойнейшими людьми царства своего. Поступком этим ты уготовил для себя величайшие бедствия, ибо не имеешь теперь силы, чтобы отразить врагов своих.
И потому Аллах Милосердный отдаёт тебя в руки мои. Ты должен построить для меня дворец и крепость среди моря.
А если ты не можешь сделать этого, ищи спасения в бегстве, ибо я пошлю против тебя двенадцать полков по двенадцать тысяч всадников каждый; и они нападут на царство твоё, разграбят всё имущество твоё, убьют подданных твоих и заберут в плен гарем твой. Предводительствовать войском моим будет визирь мой Бодиа, и я прикажу ему держать в осаде город твой до тех пор, пока не завоюет он всей страны твоей. Если ты исполнишь приказание моё, то будешь спасён, если же нет, то я сделаю всё, что написал тебе». Прочитав письмо это, царь с изменившимся лицом пошёл к жене своей, рассказал, что случилось, и спросил её:
— Можешь ли ты что-нибудь посоветовать мне.
Тут Шахразада увидела, что брезжит утро, и умолкла.
А когда наступила девятьсот пятьдесят шестая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ ПЯТЬДЕСЯТ ШЕСТАЯ

А она ответила:
— В дни войны женщины не могут давать советов, ибо они ничего не понимают в этом. Услыхав слова эти, царь стал сожалеть, что дурно поступил с лучшими людьми царства своего.
И он подумал: «Теперь неизбежная гибель ожидает меня, если Аллах не пошлёт мне кого-нибудь, кто бы мог дать мне мудрый совет». Поэтому ночью он пошёл побродить по городу в надежде услышать от кого-нибудь хоть слово утешения.
И заметил он двух мальчиков, и один из них сказал другому:
— Друг отца моего рассказывал, что царь наш умертвил отца моего Шимаса и лучших людей царства своего, а теперь царь Индийский приказывает ему выстроить для него дворец посреди моря.
Тогда царь сказал себе: «Мальчик этот, наверное, мудрец. Ибо тайны письма Индийского царя я никому не сообщил. Как же узнал он об этом ? Поговорю с ним: быть может, Аллах смилостивится надо мной и укажет мне через него путь к спасению».
И царь подошёл к мальчику и ласково сказал ему:
— Ты говоришь истинную правду. Так придумай же какое-нибудь средство или хитрость, чтобы отвратить от царя и всего царства его тяжкое бедствие, которое угрожает ему.
Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила девятьсот пятьдесят седьмая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ ПЯТЬДЕСЯТ СЕДЬМАЯ

И мальчик ответил царю:
— Если бы царь послал за мной, я сказал бы ему, в чём может он найти своё спасение!
Тогда царь спросил его:
— Откуда ты, и где дом твой? И он ответил:
— Эта стена принадлежит дому моему!
Тогда царь заметил этот дом, вернулся во дворец и приказал привести мальчика к себе.
И мальчик, узнав вчерашнего встречного, пал ниц перед царём, а тот усадил его на свой трон и спросил:
— Так что я должен сделать, чтобы отразить нападение царя Индийского? И мальчик ответил:
— Поклянись мне, что не отвергнешь советов моих и что я могу не опасаться гнева твоего!
И царь ответил:
— Клянусь в том Аллахом!
Тогда мальчик сказал царю:
— О царь, позволь мне написать ответ на письмо царя Индийского!
И Вирд-Хан, которому понравилась рассудительность мальчика, позволил ему сделать это. Мальчик же, сочинив ответ королю Индийскому, написал с краю: «Этот ответ написан маленьким школьником».
И когда царь Индийский прочитал это письмо, которое привёз ему гонец, он понял, что опасно идти войной на царство, где даже малые дети обладают недюжинной мудростью.
И он послал в ответ письмо к Вирд-Хану, в котором просил у него прощения.
И письмо это с извинениями и изъявлениями дружелюбия, поручил он отвезти другому гонцу, которого сопровождали сто всадников.
Тут Шахразада увидела, что близок рассвет, и умолкла.
А когда наступила девятьсот пятьдесят восьмая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ ПЯТЬДЕСЯТ ВОСЬМАЯ

И гонец явился к Вирд-Хану и передал ему послание повелителя.
И царь возблагодарил Аллаха, что всё окончилось миром. Он оставил грешную жизнь свою и отдался всецело делам управления и попечениям о подданных своих. Сына Шимаса назначил он великим визирем на место отца его, и сделал его первым советником своим и хранителем тайн, и приказал украшать все города царства своего в течение семи дней подряд в ознаменование счастливого исхода переговоров и установления мира.
И подданные его ликовали и радовались, отбросив всякий страх и хваля Аллаха Всевышнего, возвратившего царя на путь добра. Что же касается жён царских, которые чуть не довели государство до окончательной гибели, то царь сделал их простыми невольницами и служанками.
И с тех пор он стал жить в покое, мире, безопасности и ничем не нарушаемом благополучии. Такова история о царе Вирд-Хане, и о визирях, и подданных его, и да прославится имя Аллаха, Уничтожающего и Возрождающего жизнь, ибо Ему подобает слава, хвала и благословение во веки веков.




Мобильная версия Главная