Магия чисел

История царя Вирд-Хана, сына царя Джалиада




И лисицы сказали друг другу:
— Пусть волк будет судьёй нашим, ибо он самый сильный из всех зверей!

И они сказали ему:
— Мы избрали тебя судьёй, и ты должен каждой из нас давать столько мяса, сколько нужно на один день, дабы более сильные не напали на более слабых.
И волк согласился, подумав: «Будет гораздо разумнее всё это оставить себе».

И когда на следующее утро лисицы явились к нему, чтобы получить свою пищу, он сказал:
— У меня ничего нет для вас!
И они ушли от него крайне расстроенные, и одна лисица сказала другим:
— Нам надо отправиться ко льву и, рассказав ему всё, отдать ему верблюда.

Быть может, он по великодушию своему уделит нам частицу от него.
А если он не пожелает поделиться, то, во всяком случае, он более достоин получить добычу, чем этот негодяй!
И они пошли ко льву и рассказали ему, как было дело с волком.

Выслушав рассказ их, лев воспылал благородным гневом и тотчас же отправился вместе с ними, чтобы наказать волка, который, завидя льва, пустился наутёк.
Но лев погнался за ним, поймал и растерзал; лисицам же отдал добычу их.

Из этой истории видно, что ни один правитель не должен легкомысленно относиться к делам подданных своих; и потому, о царь, послушайся совета моего.
Вспомни, что отец твой на смертном одре своём наказывал тебе слушаться добрых советов.

И это - последнее моё слово к тебе, и да будет мир над тобою!
И царь сказал:
— Хорошо, я послушаюсь тебя!
И завтра, если такова воля Аллаха Всевышнего, я выйду к народу моему.

Но когда любимая жена царя узнала, что сказал ему великий визирь, она поспешила к супругу своему и сказала...
Не слушай их советов, не дозволяй им быть дерзкими по отношению к тебе, дабы не случилось с тобою, что было с пастухом и вором.

И царь спросил:
— Что же с ними было?
Тогда она рассказала такую историю:

ПАСТУХ И ВОР


 Однажды вор захотел украсть овцу из стада, которое заботливо оберегал усердный пастух.

Вор ушёл в степь, убил там льва, содрал с него шкуру, набил её соломой, сделал чучело и поставил его на одном из холмов, дабы пастух смог увидеть его.
Затем он явился к пастуху и сказал:
— Лев, который стоит на холме, послал меня к тебе.

Он требует, чтобы ты дал ему овцу из стада своего ему на ужин.
И пастух поднял голову и посмотрел в ту сторону, куда указывал вор.
Увидав чучело льва, он принял его за живого зверя; и, сильно испугавшись, он сказал вору:
— Бери, я не буду мешать тебе!

И вор унёс овцу, а потом, пользуясь страхом пастуха, он стал приходить вновь и вновь, говоря: «Лев желает вот этого и собирается сделать то-то».
И так поступал он, пока не перебрал почти всё стадо.

И пусть сановники царства твоего не воображают, будто благодаря уступчивости твоей они всё могут позволить себе.
И царь поддался этим словам и сказал:
— Я не исполню их требований и не выйду к ним!


 Когда же наутро царь не вышел к подданным своим, они сожгли ворота дворца.
И царь сказал жене своей:
— Я попал в ужаснейшую беду.

Что же ты посоветуешь мне теперь?
И жена сказала ему:
— Будь спокоен и не пугайся, ибо теперь такое уж время, что глупцы восстают против повелителей своих.
Призови десять сильных молодцов из невольников отца твоего и пошли визиря сказать людям, что ты болен.

А потом пригласи входить предводителей их поодиночке, одного за другим.
И когда будут входить они, делай с ними, что тебе заблагорассудится.
Убей сначала Шимаса, а затем и остальных, не щадя никого.

И царь сказал:
— Совет твой хорош!
И он призвал к себе десять преданных ему невольников-великанов, и сказал им:
— Помните, какой милостью пользовались вы у отца моего, который всегда одарял вас богатыми подарками?

Я же хочу ещё возвысить вас, но, прежде хочу знать, желаете ли вы выказывать мне полное повиновение?
Если исполните приказания мои, то я дам вам всё, что вы пожелаете.
И все десять невольников ответили ему в один голос:
— О господин наш, мы исполним всё, что ты пожелаешь, и ни в чём не отступим от приказаний твоих, ибо ты повелитель наш.

И царь сказал им:
— Да благословит вас Аллах!
Вы знаете, как отец мой был добр к подданным своим, и знаете, как они поклялись ему не нарушать присяги, данной мне, и повиноваться приказаниям моим.

Но вы видели, до чего дошла дерзость их, и видели, как они явились ко мне и собирались убить меня!
Поэтому я решил расправиться с ними и, полагая, что устрашить их может лишь примерное наказание, не могу предпринять ничего иного, как поручить вам умертвить главных вожаков восстания, ибо так спасу я царство моё от смуты и бедствий.

Я буду восседать на троне, а вожакам разрешу входить ко мне лишь поодиночке.
Вы же следите за движениями моими.
И как только я укажу вам, хватайте того, кто войдёт и, отведя его в следующую комнату, убивайте его.

И невольники ответили:
— Слушаем и повинуемся.
Тут Шахразада увидела, что брезжит утро, и умолкла.
А когда наступила девятьсот пятьдесят третья ночь, она сказала:

 Как изумляет меня податливость требованиям подданных твоих.

Разве ты забыл, что визири - рабы твои?
И первым в залу вошёл Шимас, и тут же рабы-великаны потащили его в соседнюю комнату и умертвили.

И так убили они лучших людей в царстве, не пощадив никого из достойных; черни же приказали разойтись по домам.
После этого Вирд-Хан предался сладострастию, проводя дни во всевозможных наслаждениях и управляя царством своим с таким деспотизмом и жестокостью, каких ещё никогда не было видно.

Страна же его изобиловала золотой и серебряной рудой и всякими драгоценными камнями, и потому все соседние властители ждали только удобной минуты, чтобы напасть на него.
И один из них, царь Индийский, написал юному царю следующее письмо: «Во имя Аллаха, Всеблагого и Милосердного!

До меня дошёл слух, как поступил ты с достойнейшими людьми царства своего.
Поступком этим ты уготовил для себя величайшие бедствия, ибо не имеешь теперь силы, чтобы отразить врагов своих.
И потому Аллах Милосердный отдаёт тебя в руки мои.

Ты должен построить для меня дворец и крепость среди моря.
А если ты не можешь сделать этого, ищи спасения в бегстве, ибо я пошлю против тебя двенадцать полков по двенадцать тысяч всадников каждый; и они нападут на царство твоё, разграбят всё имущество твоё, убьют подданных твоих и заберут в плен гарем твой.

Предводительствовать войском моим будет визирь мой Бодиа, и я прикажу ему держать в осаде город твой до тех пор, пока не завоюет он всей страны твоей.
Если ты исполнишь приказание моё, то будешь спасён, если же нет, то я сделаю всё, что написал тебе».

Прочитав письмо это, царь с изменившимся лицом пошёл к жене своей, рассказал, что случилось, и спросил её:
— Можешь ли ты что-нибудь посоветовать мне.
А она ответила:
— В дни войны женщины не могут давать советов, ибо они ничего не понимают в этом.

Услыхав слова эти, царь стал сожалеть, что дурно поступил с лучшими людьми царства своего.
И он подумал: «Теперь неизбежная гибель ожидает меня, если Аллах не пошлёт мне кого-нибудь, кто бы мог дать мне мудрый совет».

Поэтому ночью он пошёл побродить по городу в надежде услышать от кого-нибудь хоть слово утешения.
И заметил он двух мальчиков, и один из них сказал другому:
— Друг отца моего рассказывал, что царь наш умертвил отца моего Шимаса и лучших людей царства своего, а теперь царь Индийский приказывает ему выстроить для него дворец посреди моря.

Тогда царь сказал себе: «Мальчик этот, наверное, мудрец.
Ибо тайны письма Индийского царя я никому не сообщил.
Как же узнал он об этом ?
Поговорю с ним: быть может, Аллах смилостивится надо мной и укажет мне через него путь к спасению».

И царь подошёл к мальчику и ласково сказал ему:
— Ты говоришь истинную правду.
Так придумай же какое-нибудь средство или хитрость, чтобы отвратить от царя и всего царства его тяжкое бедствие, которое угрожает ему.

Тут Шахразада увидела, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила девятьсот пятьдесят четвёртая ночь, она сказала: И мальчик ответил царю:
— Если бы царь послал за мной, я сказал бы ему, в чём может он найти своё спасение!

Тогда царь спросил его:
— Откуда ты, и где дом твой?
И он ответил:
— Эта стена принадлежит дому моему!
Тогда царь заметил этот дом, вернулся во дворец и приказал привести мальчика к себе.

И мальчик, узнав вчерашнего встречного, пал ниц перед царём, а тот усадил его на свой трон и спросил:
— Так что я должен сделать, чтобы отразить нападение царя Индийского?
И мальчик ответил:
— Поклянись мне, что не отвергнешь советов моих и что я могу не опасаться гнева твоего!

И царь ответил:
— Клянусь в том Аллахом!
Тогда мальчик сказал царю:
— О царь, позволь мне написать ответ на письмо царя Индийского!
И Вирд-Хан, которому понравилась рассудительность мальчика, позволил ему сделать это.

Мальчик же, сочинив ответ королю Индийскому, написал с краю: «Этот ответ написан маленьким школьником».
И когда царь Индийский прочитал это письмо, которое привёз ему гонец, он понял, что опасно идти войной на царство, где даже малые дети обладают недюжинной мудростью.

И он послал в ответ письмо к Вирд-Хану, в котором просил у него прощения.
И письмо это с извинениями и изъявлениями дружелюбия, поручил он отвезти другому гонцу, которого сопровождали сто всадников.

И гонец явился к Вирд-Хану и передал ему послание повелителя.
И царь возблагодарил Аллаха, что всё окончилось миром.
Он оставил грешную жизнь свою и отдался всецело делам управления и попечениям о подданных своих.

Сына Шимаса назначил он великим визирем на место отца его, и сделал его первым советником своим и хранителем тайн, и приказал украшать все города царства своего в течение семи дней подряд в ознаменование счастливого исхода переговоров и установления мира.

И подданные его ликовали и радовались, отбросив всякий страх и хваля Аллаха Всевышнего, возвратившего царя на путь добра.
Что же касается жён царских, которые чуть не довели государство до окончательной гибели, то царь сделал их простыми невольницами и служанками.

И с тех пор он стал жить в покое, мире, безопасности и ничем не нарушаемом благополучии.
Такова история о царе Вирд-Хане, и о визирях, и подданных его, и да прославится имя Аллаха, Уничтожающего и Возрождающего жизнь, ибо Ему подобает слава, хвала и благословение во веки веков.








Мобильная версия Главная