Магия чисел

Рассказ о мудрой Симпатии




Из сказок "Тысяча и одна ночь" по изданию Ж.-Ш.Мардрюса.(1903г. Петербург)


 Жил в Багдаде купец, который вёл обширнейшую торговлю.
Но он не был счастлив, потому что ни от одной из многочисленных супруг своих не дождался он ребёнка.
Но однажды, усердно попостившись и помолившись, он провёл ночь с самою молодою из своих жён, и милостью Всевышнего с той самой ночи она понесла.
И через девять месяцев она благополучно родила прекрасного мальчика, которого купец назвал Абул-Гассаном.
И когда наступила для него пора учения, его научили читать великие слова Корана, красиво писать, сочинять стихи, считать и стрелять из лука.
И стал он образованнее всех людей своего поколения.
И к различным знаниям присоединялось у него чарующее обаяние и совершенная красота.
И когда отец его почувствовал приближение смерти, он сказал сыну:
— Я завещаю тебе большое состояние, много богатств и земель, и я советую тебе пользоваться всем этим без излишеств.
Затем старый купец умер от своей болезни, и по прошествии времени Гассан мало-помалу стал забывать советы отца своего и кончил тем, что уверился в неиссякаемости своего счастья и богатства.

 И стал он предаваться всякого рода удовольствиям: посещать певиц и женщин, поедать ежедневно множество пищи, откупоривать сосуды со старым вином и тратить всё, что могло быть истрачено.
И в конце концов он проснулся однажды утром нищим, и из всех слуг и женщин осталась у него только одна невольница.
Но именно она была жемчужиною из всех невольниц Запада и Востока.
Её звали Симпатией, и ни одно имя не согласовалось так с качествами носившей его, как в этом случае.
Симпатия была стройна, как буква алеф, и такая тоненькая и нежная, что само солнце не могло удлинить её тени на земле.
Красота и свежесть её лица были изумительны; рот её, казалось, запечатан был печатью Солеймана, как бы для того, чтобы тщательно хранить жемчужное сокровище, в нём заключавшееся.
Перси её напоминали два прелестно разъединённых граната, а остальное-тело было округло и пышно.

 В этом месте своего рассказа Шахразада заметила, что наступает утро, и скромно умолкла. Но когда наступила двести шестьдесят первая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДВЕСТИ ШЕСТЬДЕСЯТ ПЕРВАЯ

Убедившись в своём разорении, Гассан лишился сна и перестал принимать пищу, но невольница его Симпатия решилась спасти его во что бы то ни стало.
Она украсила себя всем, что осталось от её драгоценностей, и сказала своему господину:
— Аллах прекратит твои напасти при моём посредстве. Для этого тебе надо пойти к эмиру Гарун-аль-Рашиду и продать меня ему за десять тысяч динариев.

И Гассан нашёл, что план этот недурён, и потому привёл Симпатию к халифу, который спросил у неё:
— Обладаешь ли ты какими-либо знаниями?
И она ответила:
— О господин мой, я сведуща во всех науках, и так далеко простираются мои знания, что пределы их могут быть различаемы лишь теми редкими людьми, которые долгие годы изнуряли себя изучением премудрости.
Я изучала стихосложение, гражданское право, музыку, астрономию, геометрию, арифметику и законоведение.
Я знаю наизусть Великую Книгу, и сколько в ней строк, слов и букв: согласных и гласных.
Мне знакомы логика, архитектура, философия и риторика.
Кроме того, я пою в совершенстве, танцую, как птичка, играю на лютне и на флейте, а также на всех струнных инструментах.
Когда я мигну, то пронзаю как стрелой; когда потрясу браслетами, то ослеплю; моё прикосновение даёт жизнь!

 Услышав эти слова, халиф был изумлён и очарован, и он сказал Гассану:
— Я прикажу произвести испытание твоей невольницы, чтобы убедиться, действительно ли она так учёна, как хороша собою.
И если она выдержит это испытание, я не только уплачу тебе десять тысяч динариев, но и осыплю тебя почестями.
И халиф велел позвать величайшего из своих учёных, Ибрагима-бен-Саиара, изучившего до самой глубины все человеческие науки.
Он велел также позвать поэтов, чтецов Корана, врачей, астрономов, философов, законоведов и богословов.
И когда все собрались в приёмном зале, халиф объяснил им, в чём дело.
И все сели в кружок на ковре, между тем как посередине, на золотом сидении, поместили Симпатию, с лицом прикрытым лёгким покрывалом, сквозь которое блестели её глаза и сверкали зубы из-за улыбавшихся губ...

 В этом месте рассказа Шахразада заметила наступление утра и умолкла. Но когда наступила двести шестьдесят вторая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДВЕСТИ ШЕСТЬДЕСЯТ ВТОРАЯ

И халиф Гарун-аль-Рашид сказал всем присутствующим:
— Я призвал вас сюда для того, чтобы вы испытали познание этой отроковицы!
Кто из вас всего более сведущ в Коране и заветах Пророка?
И когда один из учёных поднялся, Симпатия сказала ему:
— Спрашивай меня, как хочешь, по своему предмету!
И учёный чтец Корана спросил:
— О молодая девушка, скажи мне, каким образом знаешь ты, что есть Бог?
И она отвечала:
— Посредством разума! А это двойной дар: он и врождённый, и приобретённый. Врождённый — тот, который Аллах вселил в сердца избранных слуг своих, дабы они шли путями истины.
А приобретённый разум у хорошо одарённого человека является плодом воспитания и неустанного труда.
Он сказал:
— Прекрасно! Но где пребывает разум?
Она ответила:
— В сердце нашем.
И отсюда внушения его поднимаются к нашему мозгу и поселяются в нём.
Он сказал:
— А какие деяния наиболее благочестивы?
Она ответила:
— Их шесть: молитва, милостыня, паломничество, борьба против дурных побуждений и всего беззаконного и, наконец, священная война!
Он воскликнул:
— Прекрасный ответ.
А в чём польза молитвы?
— Молитва не имеет никакой земной полезности. Она только духовная связь между Творцом и Его созданием.
Но она может принести десять духовных плодов: она просвещает сердце, озаряет лицо, угодна Всемилосердному, возбуждает бешенство в Злом Духе, привлекает милосердие, удаляет злые козни, предохраняет от зла, предохраняет от вражеских намерений, укрепляет колеблющийся ум и сближает раба с его Господином!

 Тогда учёный чтец Корана воскликнул:
— Этот ответ поистине превосходен.
А что делают ангелы и демоны при человеке, совершающем омовение?
И Симпатия ответила:
— Когда человек приступает к омовениям, ангелы становятся по его правую сторону, а демоны - по левую, но, как только он произнесёт слова:
«Во имя Аллаха!», демоны обращаются в бегство, ангелы же подходят к нему, развёртывая над головою его лучезарный квадратный балдахин, который и поддерживают за четыре конца, и поют хвалы Аллаху, и молят об отпущении грехов того человека.
Но если он забудет призвать имя Аллаха или если перестанет произносить его, демоны возвращаются...

 В этом месте рассказа Шахразада заметила наступление утра и скромно умолкла. Но когда наступила двести шестьдесят третья ночь, она сказала:
НОЧЬ ДВЕСТИ ШЕСТЬДЕСЯТ ТРЕТЬЯ

Демоны возвращаются и употребляют все свои усилия, чтобы смутить его душу, внушить ему сомнение и охладить его ум и благочестие.
Учёный муж сказал:
— Хорошо отвечено! Можешь ли сказать теперь, что требуется для совершения молитвы?
Она продолжала:
— Потребные для молитвы условия суть столпы, которые поддерживают её.
Первее всего доброе намерение; затем формула Такбира, состоящая в произнесении следующих слов: «Аллах выше всего!»
Затем прочтение Фатихи, первой главы Корана; затем нужно распростереться лицом к земле; потом подняться; потом произнести исповедание веры; потом сесть, упираясь на пятки; обратиться с пожеланием к Пророку, говоря:
«Да будут над ним молитвы и мир Аллаха!», и, наконец, пребывать в добром намерении. Другие условия хорошей молитвы извлечены только из Сунны (книги преданий), а именно: поднять руки к небу, обращая ладони кверху, по направлению к Мекке; вторично прочесть Фатиху; прочесть другую главу из Корана; произносить разные другие благочестивые предания и заканчивать пожеланиями Пророку (Да будут над ним мир и молитвы!).

 Учёный муж сказал:
— Превосходно! Скажи мне теперь о посте.
Симпатия ответила:
— Пост есть воздержание от пищи, питья и чувственных наслаждений в течение дня до заката солнца в месяце Рамадане, как только заметят новолуние.
Следует также во время поста воздерживаться от пустых речей и от всякого рода чтения, за исключением Корана.
Учёный спросил:
— Но нет ли вещей, которые, на первый взгляд, нарушают действительность поста, но которые, по учению Книги, ничего не убавляют из его значения?
Она ответила:
— Действительно, есть вещи, допускаемые при посте.
Таковы: помады, мази, бальзамы; краски для глаз и глазная примочка; дорожная пыль; проглатывание слюны; взгляд, брошенный на иностранку и на мусульманку; кровопускание и банки, простые и с насечками. Всё это допускается при посте.

 Учёный сказал:
— Превосходно! Теперь я хочу, чтобы ты сказала о паломничестве.
Она ответила:
— Паломничество в Мекку, или хадж, есть обязанность, которую каждый мусульманин должен выполнить, по крайней мере, один раз в жизни и по достижении зрелого возраста.
Для этого нужно соблюсти различные условия. Следует облечься в плащ паломника или играм, воздерживаться от сношений с женщинами, обрить волосы на теле, обрезать ногти и закрыть голову и лицо.
В Книге преданий имеются и другие предписания.

 Но здесь Шахразада заметила, что наступает утро, и скромно умолкла. Но когда наступила двести шестьдесят четвёртая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДВЕСТИ ШЕСТЬДЕСЯТ ЧЕТВЁРТАЯ

Когда истолкователь Книги выслушал эти ответы, он подумал, что она знает столько же, сколько он сам.
А Симпатия слегка улыбнулась и сказала:
— Я бы хотела в свою очередь задать тебе вопрос. Можешь ли, о учёный чтец Корана, сказать мне, на каких основах покоится Ислам?
Он подумал и сказал:
— Их четыре: вера, просветлённая разумом; прямота; знание своих обязанностей, своих точных прав и скромность; исполнение принятых обязательств.
А она продолжала:
— Позволь мне задать тебе ещё один вопрос.
И если ты не решишь его, я получу право сорвать с тебя плащ, отличающий учёного чтеца Книги!
И он сказал:
— Задавай вопрос свой, о невольница!
И она спросила:
— Каковы ветви Ислама?
Учёный задумался и не знал, что ответить.
Тогда халиф сказал Симпатии:
— Ответь сама на этот вопрос, и плащ учёного будет принадлежать тебе!
Симпатия поклонилась и ответила:
— Ветвей Ислама двадцать:
строго соблюдать учение Книги; сообразоваться с преданиями и с устным учением нашего святого Пророка; никогда не совершать несправедливости; употреблять лишь дозволенную пищу; никогда не употреблять запрещённой; наказывать злоумышленников, чтобы не усиливать злых путём снисходительности добрых; раскаиваться в своих проступках; основательно изучать религию; творить добро и врагам; быть скромным в жизни; помогать служителям Аллаха; избегать всяких нововведений и перемен; выказывать мужество в несчастиях и твёрдость в испытаниях; прощать, когда мы сильны и властны; быть терпеливыми в несчастиях; познавать Аллаха Всевышнего; познавать Пророка (над ним мир и молитвы!); противиться внушениям Духа Зла; противиться страстям и дурным побуждениям; предаться всецело служению Аллаха с полным доверием и полною покорностью!

 Когда халиф выслушал этот ответ, он приказал тотчас же сорвать плащ с учёного и отдать его Симпатии, что и было немедленно исполнено к великому смущению учёного, который вышел из залы, опустив голову.
Тогда поднялся со своего места другой учёный, славившийся своими тонкими богословскими познаниями, и он обратился к ней и сказал:
— Можешь ли ты, о невольница, сказать, что такое нечто, что такое его половина и что такое менее чем нечто?
Она, не колеблясь, ответила:
— Нечто - это правоверный, половина его - лицемер, а менее, чем нечто, - неверный! Он сказал:
— Верно! А где пребывает вера?
Она ответила:
— В четырёх местах: в сердце, в голове, в языке и в членах нашего тела.
Сила сердца заключается в радости, сила головы - в познании истины, сила языка - в искренности, а сила остальных членов - в покорности!

 В этом месте рассказа своего Шахразада заметила наступление утра и умолкла. Но когда наступила двести шестьдесят пятая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДВЕСТИ ШЕСТЬДЕСЯТ ПЯТАЯ

Когда учёный богослов прослушал этот ответ, он воскликнул:
— Я признаю это, о невольница!
Тогда Симпатия взглянула на халифа и сказала:
— О повелитель правоверных, позволь и мне задать вопрос моему экзаменатору и взять у него плащ, если он не в состоянии будет ответить!
И, получив разрешение, она спросила учёного:
— Можешь ли ты, о почтенный шейх, сказать, какую обязанность следует исполнять прежде всех остальных, хотя она и не главнейшая?
Учёный не знал, что ответить, а отроковица поспешила сорвать с него плащ и сама ответила следующим образом:
— Эта обязанность омовений, так как предписывается очищать себя перед малейшим религиозным обрядом и перед всеми действиями, предусмотренными Книгою преданий.

 После этого Симпатия окинула всех вопросительным взглядом, на который ответил один из славнейших учёных, не имевший себе равного в знании Корана.
Он встал и сказал Симпатии:
— О молодая девушка, преисполненная ума и очарований, можешь ли, так как ты знаешь книгу Аллаха, дать нам образец точности твоих знаний?
И она ответила:
— Коран состоит из ста четырнадцати сурат, или глав, из которых семьдесят были продиктованы в Мекке и сорок четыре - в Медине.
Он разделяется на шестьсот двадцать один отдел, или «ашар», и на шесть тысяч двести тридцать шесть стихов.
Он заключает в себе семьдесят девять тысяч четыреста тридцать девять слов и триста двадцать три тысячи шестьсот шестьдесят шесть букв, и с каждой связано десять особых качеств.

 Мы находим в нём имена двадцати пяти пророков:
Адама, Нуха, Ибрагима, Измаила, Исаака, Якуба, Юссефа, Эль-Иоша, Иунеса, Лота, Салеха, Гуда, Шоаиба, Дауда, Солеймана, Зоуль, Кефеля, Эдриса, Элиаса, Иаие, Захарии, Эйюба, Муссы, Гаруна, Иссы (Иисуса) и Магомета (да будут надо всеми ними мир и молитва!).
Мы находим там название девяти птиц или крылатых животных:
москита, пчелы, мухи, удода, ворона, саранчи, муравья, птицы абабиль и птицы Иссы (мир и молитва Ему!), которая есть не что иное, как летучая мышь.

 Но тут Шахразада увидела, что наступает утро, и скромно умолкла.
А когда наступила двести шестьдесят шестая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДВЕСТИ ШЕСТЬДЕСЯТ ШЕСТАЯ

Когда учёный услышал такие ответы Симпатии, он не мот удержаться от восклицания:
— Свидетельствую, о эмир правоверных, что никто не может сравниться знаниями с этой молодой девушкой!
Тогда Симпатия попросила позволение задать вопрос шейху и сказала ему:
— Можешь ли сказать мне, в каком стихе двадцать три раза повторяется буква каф, в каком шестнадцать раз повторяется буква мим и в каком сто сорок раз повторена буква айн?
Учёный стал в тупик и не мог привести ни малейшей цитаты, а Симпатия, взяв у него плащ, поспешила указать требуемые стихи, при всеобщем удивлении присутствующих.

 Тогда поднялся медик, известный обширностью своих знаний.
Он обратился к Симпатии и сказал ей:
— Ты превосходно говорила о духовных предметах, пора заняться телом. Объясни нам, о прекрасная невольница, человеческое тело, его образование, его нервы, кости и позвонки, и почему Адам был назван Адамом!
Она ответила:
— Имя Адам происходит от арабского слова адим, означающего кожу, поверхность земли, и было дано первому человеку, созданному из глыбы земли различных частей света.
Действительно, голова Адама была создана из земли Востока, грудь его из земли Каабы, а ноги из земли Запада.
Аллах образовал тело, снабдив его семью входными отверстиями и двумя выходными: два глаза, два уха, две ноздри и рот, а с другой стороны два выходных отверстия.
Затем Творец, чтобы дать Адаму темперамент, соединил в нём четыре элемента: воду, землю, огонь и воздух.
Таким образом, жёлчный темперамент приобрёл природу огня, который горяч и сух; нервный темперамент получил природу земли, которая суха;
лимфатический - природу воды, которая холодна и сыра,
а сангвинический - природу воздуха, который горяч и сух.
После этого Аллах закончил образование человеческого тела.
Он ввёл в него триста шестьдесят проводов и двести сорок костей.
Он дал ему три инстинкта: инстинкт жизни, инстинкт воспроизведения и инстинкт аппетита.
Потом вложил Он в него сердце, селезёнку, лёгкие, шесть кишок, печень, две почки, мозг и органы воспроизведения.
Он наделил его пятью чувствами, руководимыми семью духами жизни.
Что касается порядка органов, то Аллах поместил сердце с левой стороны и под ним желудок и лёгкие, чтобы они служили сердцу опахалом; печень направо, чтобы охранять сердце, сплетение кишок и ребра.
Что касается головы, то она состоит из сорока восьми костей; в груди заключаются двадцать четыре ребра у мужчины и двадцать пять у женщины: это дополнительное ребро служит к тому, чтобы заключать ребёнка в чреве матери и поддерживать его.

 Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и скромно умолкла.
А когда наступила двести шестьдесят седьмая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДВЕСТИ ШЕСТЬДЕСЯТ СЕДЬМАЯ

Учёный медик не мог не выразить удивления и спросил:
— А какие причины производят головную боль?
Она отвечала:
— Головная боль зависит главным образом от того, что пищу вводят в желудок ранее, чем прежняя успела перевариться.
Обжорство - причина всех болезней, опустошающих землю.
Тот, кто желает продлить свою жизнь, должен придерживаться умеренности и, кроме того, вставать рано, избегать поздних бдений, не предаваться половым излишествам, не злоупотреблять кровопусканиями и банками и, наконец, следить за своим желудком.
Для этого он должен разделить свой желудок на три части, из которых одну будет наполнять пищей, другую водой, а третью оставлять пустою, для того чтобы она была свободной для дыхания и для того чтобы в ней могла помещаться душа.

 Он сказал:
— Ответ твой разумен. Не можешь ли сказать нам что-нибудь о кровопускании?
Она ответила:
— Кровопускание необходимо для всех тех, у кого слишком много крови.
Его следует делать натощак в весенний безоблачный день, когда нет ни ветра, ни дождя.
Если такой день выдастся во вторник, то кровопускание приносит большую пользу, в особенности, если этот день будет семнадцатым днём месяца.
Действительно, нет ничего лучше кровопускания для головы, глаз и крови. Но нет ничего хуже кровопускания, если его производят в большую жару или холод, если в то же время едят солёное, острое и если дело бывает в среду или субботу.

 В этом месте рассказа Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла. Но когда наступила двести шестьдесят восьмая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДВЕСТИ ШЕСТЬДЕСЯТ ВОСЬМАЯ

Прослушав ответы прекрасной Симпатии, медик не мог не признаться, что невозможно уличить её в незнании, и хотел вернуться на своё место.
Но Симпатия помешала ему знаком и сказала:
— Нужно, чтобы и я, в свою очередь, поставила тебе вопрос: можешь ли сказать мне, о учёный, какой предмет бывает кругл, как земля, и помещается в глазу, то разлучаясь с ним, то проникая в него, разлучаясь на ночь и соединяясь днём, выбирая обычное местопребывание на окраинах?
Как ни старался учёный, ему не удалось ответить, и Симпатия, отняв у него плащ по предложению халифа, ответила сама:
— Это пуговица и петля!

 После этого поднялся с места знаменитый астроном и спросил Симпатию:
— Где восходит солнце, и куда оно садится?
Она ответила:
— Знай, что солнце восходит из источников Востока и исчезает в источниках Запада. Этих источников сто восемьдесят. Солнце - султан дня, а луна - султанша ночи.
И Аллах сказал в своей книге:
«Я дал солнцу его свет и луне её блеск и указал им их места для того, чтобы вы могли знать счёт дням и годам.
Я установил предел течению светил и запретил луне достигать солнца, а ночи опережать день!
Таким образом, день и ночь, мрак и свет, никогда не смешивая свою сущность, непрестанно отождествляются!»

 Прослушав этот ответ, астроном был восхищён глубиною познаний молодой Симпатии. Ему захотелось, однако, смутить её более трудным вопросом, и он спросил:
— О отроковица, как ты думаешь, будет ли дождь в этом месяце?
Тогда мудрая Симпатия опустила голову, долго размышляла, а потом сказала халифу:
— О эмир правоверных, я прошу дать мне твою саблю, чтобы отрубить голову этому астроному, который неверующий!
Ибо есть пять вещей, известных одному только Аллаху: день смерти, пойдёт ли дождь, пол ребёнка во чреве матери, событие завтрашнего дня и место, где должен умереть каждый человек!
На что астроном улыбнулся и сказал ей:
— Этот мой вопрос был только для того, чтобы испытать тебя.

 Но в этом месте своего рассказа Шахразада заметила, что наступает утро, и скромно умолкла.
А когда наступила двести шестьдесят девятая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДВЕСТИ ШЕСТЬДЕСЯТ ДЕВЯТАЯ

Тогда Симпатия сказала:
— Теперь моя очередь спрашивать тебя. На какие три класса делятся звёзды? Напрасно учёный поднимал глаза к небу - ответить он не мог.
Тогда Симпатия, сорвав с него плащ, сама ответила на свой вопрос:
— Звёзды делятся на три класса сообразно своему назначению: одни подвешены к небесному своду, как факелы, и служат тому, чтобы освещать землю; другие висят в воздухе на невидимом прикреплении и освещают моря; а звёзды третьей категории подвижны, и ими двигают по произволу пальцы Аллаха.
Услышав эти слова, астроном признал, что обладает гораздо меньшими знаниями, чем прекрасная отроковица, и удалился из зала.
Тогда место его занял философ, который спросил Симпатию:
— Можешь ли сказать что-нибудь о богохульстве?
Она ответила:
— На это отвечу словами нашего Пророка, который сказал:
«Богохульство вращается среди сынов Адама, как кровь обращается в жилах, коль скоро они поносят землю, и плоды земные, и часы жизни земной.
Величайшее богохульство есть богохульство против времени и мира, потому что время это сам Бог, а мир создан Богом!»

 Тогда философ спросил:
— Кто был тот человек, молитва которого совершалась ни на небе, ни на земле?
Она ответила:
— Это Солейман, молившийся на ковре, висевшем между небом и землёй!
Он сказал:
— Объясни мне следующее: человек взглянул утром на невольницу и совершил противозаконный поступок.
На эту же самую невольницу он взглянул в полдень, и поступок его стал законным. Он взглянул на неё после полудня, и снова поступок стал незаконным; при солнечном закате ему дозволяется глядеть на неё; ночью это ему запрещено, а утром он может свободно подойти к ней!
Как столь различные обстоятельства могут так чередоваться в течение одного дня и одной ночи?
Она ответила:
— Очень просто! Утром невольница принадлежала другому, и потому поступок этот незаконен.
В полдень он её купил, после полудня он вернул ей свободу.
При закате солнца он взял её в жёны; ночью он решил развестись с ней, но утром он снова женился.

 Философ сказал:
— Это верно! А что создано руками Всемогущего, тогда как все остальные предметы были созданы простым усилием божественной воли?
Она ответила:
— Четыре предмета были созданы самими руками Аллаха: престол, райское древо, Эдем и Адам, а для создания всех остальных вещей Он сказал: «Да будут!» И они были!
Тогда он спросил:
— Какой предмет был сперва деревянным, а затем получил жизнь?
Она ответила:
— Это посох, брошенный Моисеем и превратившийся в змея.

 Но тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла. Но когда наступила двести семидесятая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДВЕСТИ СЕМИДЕСЯТАЯ

Тогда учёный сказал:
— Разгадай загадку:
«У меня нет ни мяса, ни крови, ни перьев, ни пуха; но меня едят варёным, печёным или таким, каким я есть, и весьма трудно узнать, жив я или мёртв; я цвета серебра и золота». Она ответила:
— Это яйцо!
Тогда учёный сказал:
— Разгадай другую загадку: «Я ем, не имея ни рта, ни желудка, и питаюсь деревьями и животными. Пища поддерживает во мне жизнь, а всякое питьё убивает меня!»
— Это огонь!
— Разгадай другую загадку: « Это два друга, проводящие все ночи, прижавшись один к другому. Они стражи дома и разлучаются только с наступлением утра!»
— Это двустворчатые двери!
— Что значит следующее: «Я тащу за собою длинный хвост, у меня есть ухо, но я ничего им не слышу, и я делаю одежду, но никогда не ношу её».
Она ответила:
— Это иголка!
Но учёный продолжал:
— Можешь ли ты сказать мне, о чём идёт речь в такой загадке: «Он строен, нежен и восхитителен на вкус; он прям как копьё, но не имеет железного острия; он полезен своей сладостью, и его охотно едят вечером в Рамадане».
Она ответила:
— Это сахарный тростник!

 Тогда он сказал:
— Не можешь ли ответить мне кратко, без лишних слов: Что слаще мёда? Что острее меча? Что действует быстрее яда? Какое удовольствие длится мгновение? Какой самый счастливый день? Какая радость длится неделю? Какой долг уплачивает и самый злой из людей? Какую муку испытываем мы до самой могилы? В чём радость сердца? В чём мучение нашего ума? В чём печаль жизни? Для какого зла нет исцеления? Какой стыд несмываем?
И она ответила:
— Любовь к детям слаще мёда!
Язык острее меча!
Дурной глаз действует быстрее яда!
Наслаждение любви длится мгновение!
Самый счастливый день тот, в который получается барыш от предприятия!
Радость, продолжающаяся неделю, это радость первых дней брака!
Долг, который уплачивает каждый, это смерть!
Дурное поведение детей - вот мука, испытываемая нами до самой могилы!
Радость сердца - это жена, покоряющаяся своему мужу!
Мучение ума - это дурной слуга!
Печаль жизни - это бедность.
Дурной характер - вот зло, для которого нет исцеления!
Несмываемый стыд - это бесчестие дочери!

 И халиф Гарун-аль-Рашид был до крайности поражён таким умом и такими познаниями, и он приказал учёному отдать плащ отроковице.
Затем он встал и воскликнул:
— Да будет милость Аллаха над теми, кто обучал тебя!
И он велел отсчитать десять тысяч динариев для Гассана и сказал Симпатии:
— Скажи мне, о дивная отроковица, желаешь ли ты вступить в мой гарем и иметь отдельный дворец или же возвратиться к прежнему господину твоему.

 Тут Шахразада увидела, что наступает утро, и умолкла. Но когда наступила двести семьдесят первая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДВЕСТИ СЕМЬДЕСЯТ ПЕРВАЯ

Услышав эти слова, Симпатия поцеловала землю между рук халифа и ответила:
— Да проявит Аллах свои милости на господина нашего халифа! Но раба его желает вернуться в дом прежнего хозяина своего!
И халиф нисколько не обиделся таким предпочтением и тотчас же согласился на её просьбу.
Затем он назначил Гассана на высокую придворную должность и приблизил его к себе.
Такова, о царь благословенный, - продолжала Шахразада, - была история мудрой Симпатии.
Но заметив, что царь Шахрияр насупил брови и задумался не предвещавшим ничего доброго образом, она поспешила приступить к другому рассказу.




Мобильная версия Главная