Магия чисел

Рассказ о зарезанной женщине, о трёх яблоках и о негре Ригане




Из сказок "Тысяча и одна ночь" по изданию Ж.-Ш.Мардрюса.(1903г. Петербург)


 В одну ночь халиф Гарун-аль-Рашид сказал Джафару-аль-Бармаки:
— Я желаю походить с тобою эту ночь по городу. У меня твёрдое намерение устранить всех тех, на которых мне будут принесены жалобы.
И Джафар отвечал:
— Слушаю и повинуюсь!
И вот халиф и Джафар, и меченосец Масрур переоделись и принялись ходить по улицам Багдада, пока, наконец, не увидели в одном переулке старика весьма преклонного возраста; он шёл медленным шагом, неся на голове рыболовную сеть и корзину, а в руке он держал палку.
И халиф сказал Джафару:
— Вид этого бедного человека обличает крайнюю нужду.
Потом он приблизился к старику и сказал ему:
— О шейх, каково твоё ремесло?
И тот отвечал:
— О господин мой, я рыбак! И я очень беден, и у меня большая семья!
И вот, с полудня и до сего времени я тяжко работал, но Аллах не соблаговолил дать мне хлеба, которым я мог бы накормить своих детей!
И вот у меня появилось отвращение к своей жизни, и я не желаю себе ничего, кроме смерти!
Тогда халиф сказал ему:
— Не можешь ли ты пройти с нами к Тигру и забросить свою сеть, чтобы мне узнать мою судьбу!
И всё, что ты вытащишь из воды, я покупаю и плачу тебе сто динариев.
И старик обрадовался этим словам и отвечал:
— Я принимаю твоё предложение и возвращаюсь с вами обратно!
И рыбак пошёл с ними к Тигру, забросил свою сеть, потом он потащил сеть за верёвку.
И старый рыбак нашёл в сети запертый сундук и, поднимая его, заметил, что он очень тяжёл.
И халиф тотчас же отдал рыбаку сто динариев.
Тогда Джафар и Масрур принесли сундук во дворец.
И халиф приказал зажечь светильники, и Джафар с Масруром приблизились к сундуку и взломали его.
И они нашли в нём корзину, а в корзине ковёр. Они подняли ковёр и под ним нашли белое покрывало. Они приподняли покрывало и увидели белую, точно самородное серебро, молодую женщину, убитую и изрезанную в куски.
При этом зрелище халиф не мог удержаться от слёз. Но потом он обратился полный ярости к Джафару и закричал:
— Ты собака, а не визирь! Вот что происходит в моё царствование! Учиняются убийства, и жертвы топятся в реке! Аллах свидетель! Я должен казнить убийцу!
Что же до тебя, о Джафар, то клянусь, что, если ты не представишь мне убийцу этой женщины, за которую я хочу отмстить, я распну тебя на воротах моего дворца, и сорок твоих двоюродных братьев!
И халиф был полон гнева; и Джафар сказал ему:
— Дай мне три дня сроку!
И он отвечал:
— Даю их тебе!
Тогда Джафар покинул дворец и пошёл по городу, разговаривая сам с собою:
— Как могу я узнать, кто убил эту молодую женщину, и найти его?
А если я представлю не убийцу, а кого-нибудь другого, который умрёт вместо него, то этот поступок отягчит мою совесть. И я не знаю, что мне остаётся делать.
И Джафар вступил в свой дом и оставался в нём в совершенном отчаянии.
И на четвёртый день халиф прислал за ним.
И когда он предстал перед ним, халиф спросил:
— Где убийца этой молодой женщины?
Джафар отвечал:
— Мог ли я разгадать невидимое, чтобы узнать убийцу среди всех жителей города?
Тогда халиф пришёл в страшную ярость и приказал распять Джафара на воротах своего дворца, и приказал глашатаям объявить об этом по всему городу и его окрестностям, возглашая:
«Всякий, кто желает присутствовать при зрелище распятия Джафара-аль-Бармаки, визиря халифа, и при распятии сорока его братьев, на воротах дворца, да шествует для присутствия при этом зрелище!»
И все жители Багдада шли по улицам, чтобы присутствовать при распятии Джафара и его двоюродных братьев, но никто не знал причины этого.
И все были огорчены и оплакивали их.
Когда было воздвигнуто древо пытки, приговорённых поставили под ним, ожидая приказания халифа для начала казни.
И вдруг какой-то красивый и хорошо одетый молодой человек стремительно протеснился сквозь толпу и, представ пред Джафаром, сказал ему:
— Да будет даровано тебе избавление, о государь мой, величайший из всех великих вельмож!
Ибо я и есть тот, который убил эту женщину и который положил её в сундук, выловленный вами из Тигра! Убей поэтому и меня!
Когда Джафар услышал эти слова молодого человека, он очень обрадовался за самого себя, но сильно опечалился за молодого человека.
И он потребовал от него более подробного разъяснения, как вдруг какой-то почтенный старец раздвинул толпу, стал рядом с Джафаром и молодым человеком и, поклонившись им, сказал:
— О визирь, не верь словам этого молодого человека, ибо убийца этой молодой женщины я один!
Но молодой человек сказал:
— О визирь, этот старый шейх бредит и сам не знает, что он говорит. Я повторяю тебе, что я и есть тот, который убил её!
Тогда шейх сказал:
— О дитя моё! Ты ещё молод, ты должен любить жизнь! Я же стар и уже пресытился этим миром. Да послужу я выкупом за тебя, за визиря и его двоюродных братьев!
Я повторяю ещё раз, что убийца - я.
Тогда Джафар с согласия начальника стражи увёл молодого человека и старика и предстал с ними пред халифом.
И он сказал:
— О эмир правоверных, вот перед тобою убийца молодой женщины!
И халиф спросил:
— Который же?
И Джафар сказал:
— Этот молодой человек заявляет и утверждает, что он и есть убийца.
Тогда халиф взглянул на шейха и молодого человека и сказал им:
— Который же из вас убил молодую женщину?
Молодой человек отвечал:
— Это я!
Но шейх сказал:
— Нет! Это я один!
Тогда халиф сказал Джафару:
— Возьми их обоих и распни!
Но Джафар возразил на это:
— Если только один из них убийца, то казнь другого будет величайшей несправедливостью!
Тогда молодой человек вскричал:
— Клянусь, что я один убил молодую женщину! И вот доказательства этому!
И тут молодой человек объявил о находке, сделанной халифом, Джафаром и Масруром и известной только им.
И халиф убедился в виновности молодого человека и сказал ему:
— Но ради чего совершено это убийство? Ради чего это признание?
Тогда молодой человек сказал:
— Знай, о князь правоверных, что молодая женщина была моя жена и дочь этого старого шейха. Я женился на ней, когда она была ещё молода и невинна.
И Аллах даровал мне от неё трёх детей мужского пола.
И она продолжала любить меня и служить мне; и я не замечал за ней ничего достойного порицания.
Но в начале этого месяца она впала в тяжкую болезнь; и я велел позвать врачей, которые излечили её с помощью Аллаха!
И вот, так как я не спал с нею с самого начала её болезни, у меня теперь явилось желание.
Но она сказала мне:
— Я хочу, чтобы было удовлетворено одно моё желание.
И я сказал ей:
— Каково же твоё желание?
Она отвечала:
— Я желаю иметь яблоко, чтобы насладиться его запахом и откусить один кусочек.
И вот я тотчас же пошёл на рынок, чтобы купить яблоко.
И я искал по всем фруктовым лавкам; но в них не было ни одного яблока!
И я возвратился совершенно опечаленный домой и всю ночь проходил, размышляя, какими средствами раздобыть мне одно яблоко.

 И утром, на рассвете, я направился в сады и обошёл их один за другим, но безуспешно.
Но на своём пути я встретил старика-сторожа одного сада и осведомился у него о яблоках.
И он сказал мне:
— Дитя моё, их нигде нет, кроме Басры, во фруктовом саду повелителя правоверных, но стражи тщательно оберегают их только для стола самого халифа.
Тогда я возвратился к своей жене и рассказал ей обо всём этом.
И я поехал в Басру и возвратился к своей жене с тремя яблоками, купленными у стража фруктового сада за три динария.
Иллюстрация Леона Карре к сказке «Рассказ о зарезанной женщине, о трёх яблоках и о негре Ригане». Из арабских сказок Шахразады «Тысяча и одна ночь».

И я вошёл, очень радостный, к своей жене и поднёс ей три яблока.
Но она бросила их небрежно на ложе возле себя.
И я увидел, что во время моего отсутствия жена вновь заболела, я не отходил от неё. Но, благодарение Аллаху, к ней возвратилось здоровье; и я смог пойти в свою лавку.
И вот, когда я сидел в своей лавке, мимо меня прошёл негр, держа в руке яблоко.
Тогда я сказал ему:
— Гей! Друг мой, где взял ты это яблоко? Я хочу купить себе такое же.
Негр рассмеялся и сказал:
— Я получил его от своей любовницы! Когда я пришёл повидаться с нею, возле неё лежало три яблока.
Она сказала мне:
— Мой супруг ездил в самую Басру, чтобы купить мне их, и купил он их за три золотых динария!
И она подарила мне это яблоко.
Когда негр сказал эти слова, в глазах моих всё потемнело; и я тотчас же возвратился домой.
И я осмотрел постель и действительно не нашёл третьего яблока.
И тогда я сказал своей жене:
— Но где же третье яблоко?
И она отвечала мне:
— Не имею никакого понятия!
Тогда я поверил словам негра и бросился на неё с ножом в руке, и изрезал её ударами ножа, и сложил всё в корзину, и прикрыл покрывалом и ковром, и положил в сундук, и запер его.
Потом я взвалил этот сундук на своего мула и бросил его в воду.
И всё это я сделал собственными руками!
И вот теперь, о повелитель правоверных, я умоляю тебя казнить меня смертью в наказание за моё преступление!
И я бросил её в Тигр и вернулся домой.
И я нашёл там младшего своего сына, который плакал.
Я спросил его:
— О чём ты плачешь?
И он отвечал мне:
— Я взял одно из яблок и вышел с ним на улицу поиграть.
И я увидел большого негра, который проходил мимо, и он вырвал у меня из рук яблоко и сказал мне:
— Откуда у тебя это яблоко?
И я отвечал ему:
— Оно у меня от отца, который ездил в Басру и привёз три яблока моей матери, купив их за три динария.
Негр ударил меня и унёс яблоко!
И вот теперь я боюсь, что мать будет бить меня за это яблоко!
При этих словах ребёнка я понял, что негр сказал ложь!
И я уже пролил много слёз, когда ко мне приехал мой тесть, который теперь со мною.
И я рассказал ему эту печальную историю.
И мы оба плакали до самой полуночи. И до сих пор мы продолжаем оплакивать эту смерть. И я заклинаю тебя, о князь правоверных, поскорее казни меня.
Выслушав это повествование, халиф пришёл в крайнее изумление и вскричал:
— Клянусь Аллахом! Я желаю убить этого вероломного негра!..

 Но, дойдя до этого места в своём рассказе, Шахразада заметила, что наступает утро, и скромно замолкла. Но, когда наступила девятнадцатая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Рассказывали мне, о счастливый царь, что халиф поклялся убить негра, после того как увидел, что молодой человек достоин прощения.
Халиф обратился к Джафару и сказал ему:
— Приведи мне негра!
И если ты не найдёшь его, сам умрёшь вместо него!
Джафар ушёл, так говоря себе:
— Где же я найду его? Клянусь Аллахом, я буду сидеть у себя дома, не трогаясь с места.
И я предаю себя правосудию Всевышнего!
И действительно, Джафар не выходил из дому в течение трёх дней.
И вот, на четвёртый день, он составил завещание у кади, а затем в слезах начал прощаться со своими детьми.
И потом пришёл посланец халифа и сказал, что халиф по-прежнему хочет казнить его, если он не найдёт негра.
И Джафар заплакал ещё сильнее, и вместе с ним заплакали его дети.
И он захотел в последний раз ещё обнять младшую из своих дочерей.
И когда он прижимал её к себе, он почувствовал что-то круглое в кармане у девочки, и он сказал ей:
— Что это?
И она отвечала:
— О отец мой, это яблоко! Мне дал его наш негр Риган за два динария.
При этих словах о негре и яблоке Джафар вскричал:
— О Спаситель! Он приказал позвать негра Ригана.
Когда тот пришёл, Джафар спросил его:
— Откуда это яблоко?
И он отвечал:
— О господин мой, пять дней тому назад я зашёл в переулок и увидел играющих детей, и у одного из них было в руках это яблоко, и я ударил его и отобрал его.
Но ребёнок заплакал и сказал мне: «Это яблоко моей матери.
И моя мать больна. И мой отец ездил искать его в Басру и привёз его вместе с двумя такими же яблоками и заплатил за них три золотых динария.
И я взял одно из них, чтобы поиграть».
Но я ушёл домой и отдал яблоко за два динария твоей дочери.
При этом рассказе Джафар пришёл в чрезмерное изумление, взял с собою негра и предстал перед лицом халифа, которому и рассказал всю эту историю.
И халиф Гарун-аль-Рашид был так удивлён, что приказал внести всю эту историю в летописи для сохранения её в назидание людям.
— Да будет так!






Мобильная версия Главная