Магия чисел

История Джудара-Рыбака или волшебный мешок




Из сказок "Тысяча и одна ночь" по изданию Ж.-Ш.Мардрюса.(1903г. Петербург)

О царь благословенный, жил в былое время купец по имени Омар, и было у него три сына: Салем, Салим и младший Джудар.
Он любил меньшого более его братьев, и те стали завидовать и возненавидели Джудара.
Тогда купец при свидетелях разделил своё имущество на четыре части и сказал:
— Всё это было моим имуществом, и я разделил его при жизни между ними, чтобы им не пришлось ничего требовать от меня, ни требовать друг у друга, и для того, чтобы после моей смерти у них не было бы причин для ссор.
Четвёртая же часть, которую взял я себе, должна достаться моей жене, матери этих детей, для того чтобы ей было чем жить.
Вскоре после этого старик умер, а Салем и Салим стали требовать от Джудара доставшуюся ему часть.

 Тут Шахразада увидела, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила четыреста тридцать девятая ночь, она сказала:
НОЧЬ ЧЕТЫРЕСТА ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ

Пришлось Джудару обратиться к суду и вызвать свидетелей, присутствовавших при дележе.
И судья не допустил братьев захватить часть Джудара.
Но это их не остановило, и они пошли к другому судье, потом к третьему и так далее, пока тяжбы не поглотили всего наследства, и все трое так обеднели, что у них не было даже медной монеты на покупку лепёшки и луковицы.
Тогда Салем и Салим обобрали мать свою, которая захотела их проклясть, но Джудар сказал ей:
— О мать моя, не делай этого, Аллах воздаст каждому по делам его!
Ты можешь жить у меня, и я разделю с тобою последнее!

 И Джудар добыл рыболовную сеть и начал ловить рыбу в Ниле, и всё заработанное тратил он на мать и на себя, а потому ели и пили они достаточно.

А у братьев не было ничего: ни купли, ни продажи.
И пришлось им обращаться к матери и унижаться до крайности, жалуясь на терзавший их голод.
Сердце же матери жалостливо и сострадательно, и она давала им остатки своей трапезы.

 И однажды, когда они вошли к матери, вдруг вернулся Джудар.
Но он не только не выказал досады, но улыбнулся братьям и сказал им:
— Поистине нехорошо было с вашей стороны так долго заставлять меня скучать без вас.
Для меня благословением являетесь вы оба, братья мои. Оставайтесь у меня! Аллах щедр, и у нас всего будет вдоволь!

 И помирился он с братьями вполне, вместе доужинали они, и братья провели ночь под его кровом.

 На другой день они все вместе ели утреннюю пищу, и Джудар со своей сетью ушёл с надеждой на щедроты Дающего, между тем как братья также ушли и отсутствовали до полудня, когда явились разделить трапезу с матерью.
А Джудар вернулся только вечером и принёс мяса и овощей, купленных на дневной заработок.
И так жили они целый месяц.
Джудар ловил и продавал рыбу, чтобы кормить мать и братьев, которые только ели и веселились.

 Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила четыреста сороковая ночь, она сказала:
НОЧЬ ЧЕТЫРЕСТА СОРОКОВАЯ

Однажды Джудар забросил сеть в реку, а когда вытащил её, нашёл её пустою; он забросил её во второй раз, и опять сеть была пуста.
Он переменил место и ещё, и ещё, но не поймал ни единого пескаря.
Огорчённый, что ничего не принесёт матери и братьям на ужин, он проходил мимо пекарни, в которой имел обыкновение покупать хлеб.
И пекарь сказал ему:
— Добро пожаловать, о Джудар. Если у тебя нет денег, всё равно бери, сколько тебе нужно, я подожду!
Вот тебе от меня десять медных монет, которые могут тебе понадобиться.
А завтра ты принесёшь мне рыбы на двадцать монет!
Горячо поблагодарив пекаря, Джудар взял хлебы и монеты, говоря себе:
«Завтра Господь даст мне возможность расплатиться».
Утром он снова пошёл на реку, но до часа послеполуденной молитвы ничего не выловил.
И так не везло ему семь дней подряд, после чего напала на него тоска, и говорил он себе:
«Нужно идти на озеро Карун. Может быть, там ждёт меня счастье».
И он пошёл к озеру, лежащему невдалеке от Каира, и собирался уже закинуть свою сеть, когда подъехал к нему на муле мограбин.

 На нём было роскошное платье, на его муле была великолепная бархатная попона, роскошная сбруя из золота и шелка, а на крупе висел у него мешок из цветной шерстяной ткани.
И мограбин сказал:
— О Джудар, ты мне нужен. Если будешь повиноваться мне, то получишь большие выгоды и огромное состояние; и будешь ты мне другом; и будешь управлять всеми моими делами!
И Джудар ответил:
— Скажи, что у тебя на уме, и я буду повиноваться тебе во всем!
Тогда мограбин сказал ему:
— Свяжи мне руки, как только можешь крепче этими шнурками!
Потом брось меня в это озеро и подожди немного.
Если увидишь, что рука моя высунется из воды раньше туловища моего, бросай скорее сеть в воду и вытащи меня на берег, но если не руку, а ногу мою увидишь над водою, то знай, что я умер.
Тогда уже не заботься обо мне, возьми мула и мешок и ступай на базар, где найдёшь еврея по имени Шамайя.
Ему ты отдашь мула, а он даст тебе сто динариев; возьми их и иди путём своим.
Но пусть все это останется тайной.

 Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла. А когда наступила четыреста сорок первая ночь, она сказала:
НОЧЬ ЧЕТЫРЕСТА СОРОК ПЕРВАЯ

Джудар ответил:
—Слушаю и повинуюсь!
Он связал мограбина, и, когда все было готово, бросил его в озеро и вскоре увидел, как из воды высунулись обе его ноги.
Тогда он понял, что человек этот умер.
И не заботясь о нём более, Джудар отправился на базар, где увидел еврея, о котором говорилось, а он при виде мула воскликнул:
— Нет более сомнения! Этот человек погиб жертвою своей алчности!
И, не сказав более ни слова, он взял у Джудара мула и отсчитал ему сто динариев золотом.
А тот, получив деньги, расплатился с пекарем, у которого покупал по обыкновению хлеб, накупил мяса и овощей, а потом отдал всё имевшееся у него золото матери, говоря:
— Оставь это себе и давай братьям, чтобы они никогда и ни в чем не нуждались!
И он взял свою сеть и вернулся к берегам озера Карун, где увидел другого мограбина, очень похожего на первого.
Только этот мограбин был ещё роскошнее одет, а на муле была ещё более великолепная сбруя.
И мограбин сказал Джудару:
— О бедный Джудар, мне известно всё.
Человек, которого ты бросил в озеро и мул которого ты продал еврею Шамайе за сто динариев, - брат мой! И я хочу, чтобы ты и мне оказал такую же услугу, как и брату!
Тогда Джудар связал ему руки, поднял и бросил в озеро.
Несколько минут спустя показались над поверхностью воды две ноги.
И Джудар сказал себе:
«Хорошо бы каждый день бросать по мограбину в воду и получать каждый раз сто динариев».
И вновь еврей на базаре взял мула, дал сто динариев и заметил:
— Такова награда честолюбцам!

 На третий день Джудар опять пошёл к озеру.
И не успел он подойти к берегу, как явился третий мограбин, удивительно похожий на двух первых, но ещё более роскошно одетый и на ещё более великолепно убранном муле.
Позади него с каждой стороны было по сумке, а в сумках по хрустальному сосуду с крышкой.
Он подошёл к Джудару и сказал ему:
— Привет тебе, о Джудар сын Омара!
Тот ответил ему тем же и подумал:
«Как это они все знают меня и моё имя?

 Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла. А когда наступила четыреста сорок вторая ночь, она сказала:
НОЧЬ ЧЕТЫРЕСА СОРОК ВТОРАЯ

Третий мограбин сказал:
— Я желаю, чтобы ты со мной поступил так же, как с двумя моими братьями!
И вытащил он из сумки шёлковые шнурки.
Джудар же сказал:
— Протяни руки, чтобы я мог связать их у тебя за спиною; ты можешь доверять мне: я превосходно топлю людей!
И он скрутил ему руки и бросил в воду.
Но к своему удивлению он увидел вскоре руки, а затем и голову мограбина.
Тогда Джудар бросил сеть и вытащил его на берег.
В каждой руке у мограбина было по красной, как коралл, рыбе.
Он посадил каждую в сосуд, закрыл крышкой, заключил Джудара в объятия и сказал: - Клянусь Аллахом! Без тебя я не смог бы поймать этих двух рыб!
Знай, что тот, кого ты почитаешь евреем, вовсе не еврей, а настоящий мусульманин, и он также брат мне.
Отец наш был великим чародеем, и он научил нас волшебству, колдовству и искусству открывать самые сокровенные клады.
После смерти отца нашего мы честно разделили его богатства, талисманы и учёные книги, но по поводу некоторых рукописей мы поспорили.
Важнейшей из них была «Летопись Древних», за которую нельзя было бы заплатить даже равным её весу количеством драгоценных камней, ведь в ней находились точные указания относительно всех скрытых в недрах земли сокровищ.

 Чтобы решить наш спор относительно этой летописи, мы обратились к почтенному шейху, которого звали Коген Глубочайший.
И он сказал нам:
— Тот, кто желает владеть книгой, должен принести мне сокровище Шамардаль: планетный круг, пузырёк с сурьмой, меч и печать!
Человек, которому удалось бы овладеть этой печатью, может не бояться царей и султанов; он может стать властителем всей земли.
Из меча исторгаются пламя и молнии, уничтожающие армии воинов в прах.
Тот, кто владеет планетным кругом, может путешествовать по всем частям вселенной, не двигаясь с места.
Для этого надо только притронуться пальцем к тому месту на круге, где он хочет быть.
Если же натереть веки содержащейся в пузырьке сурьмой, то увидишь все сокрытые в недрах земли сокровища!
Принимаете ли вы эти условия?
Мы отвечали:
— Принимаем, но мы ничего не знаем о том, где находится сокровище Шамардаль! Тогда он сказал нам...

 Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла. А когда наступила четыреста сорок третья ночь, она сказала:
НОЧЬ ЧЕТЫРЕСТА СОРОК ТРЕТЬЯ

Знайте, что они находятся во власти двух сыновей Красного царя, превращённых в красных рыб и находящихся в озере Карун.
По астрологическим вычислениям узнал я, что поймать их можно лишь при содействии рыбака по имени Джудар.
Победивший сыновей Красного царя не утонет, и рука его прежде остального тела покажется над водою.
Услыхав это, мы отвечали:
— Мы хотим сделать попытку, хотя бы ценою жизни!
Один только брат наш не пожелал рисковать.
Тогда мы уговорили его переодеться еврейским купцом и условились, что будем отсылать к нему мула и сумку, чтобы он купил их у рыбака в том случае, если мы погибнем во время попытки!
Оба брата мои погибли, и лишь мне удалось овладеть обоими сыновьями Красного царя, которые и есть те две рыбы, посаженные мною в сосуды.
Они - два могучих эфрита; и теперь, овладев ими, я, наконец, могу открыть сокровища.
Но для этого необходимо твоё личное присутствие, ведь, по предсказанию, дело не может совершиться без тебя!
Поедем же со мною в Магриб, чтобы открыть сокровище Шамардаль!
Я могу дать тебе тысячу золотых динариев на расходы во время твоего отсутствия, которое продлится не более четырёх месяцев.

 И Джудар взял тысячу динариев и отнёс матери, говоря ей:
— Мать моя, молись за меня во время моего отсутствия!
Она же отвечала:
— Как тягостно будет для меня твоё отсутствие! И как боюсь я за тебя!

 И Джудар, простившись с матерью, отправился к мограбину, сел за его спиною на мула и ехал так до половины послеполуденного времени.
За время пути Джудар сильно проголодался...

 Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила четыреста сорок четвёртая ночь, она сказала:
НОЧЬ ЧЕТЫРЕСТА СОРОК ЧЕТВЁРТАЯ

А так как в сумке не видно было провизии, то он и сказал мограбину:
— О господин мой, ты, кажется, забыл взять провизии на дорогу!
Тогда мограбин остановил мула, слез с него, взял свою сумку и спросил:
— Любишь ли ты жареных цыплят? А рис на меду? А фаршированные баклажаны? Фаршированные виноградные листья? Пирожное? То-то и то-то?
И он перечислил таким образом двадцать четыре блюда, между тем как Джудар думал про себя:
«Откуда возьмутся все эти кушанья, если здесь нет ни кухни, ни повара?»,
а мограбин вытащил из сумки золотое блюдо с двумя горячими жареными цыплятами и далее все указанные блюда.
При виде этого Джудар остолбенел.
А мограбин сказал ему:
— О Джудар, это волшебная сумка! Ей служит эфрит, который, если бы мы того пожелали, принёс бы нам сейчас же тысячу сирийских блюд, тысячу египетских, тысячу индийских и тысячу китайских!
И Джудар воскликнул:
— О какая прекрасная сумка! Потом оба ели досыта, и мограбин вытащил из сумки золотой кувшин со свежей и сладкой водой.
И пили они и совершали омовения, и прочитали послеполуденную молитву, а потом продолжали путь.

 По прошествии некоторого времени мограбин спросил у Джудара:
— Знаешь ли, сколько мы проехали от Каира?
За два часа мы одолели расстояние, которое можно проехать разве в месяц!
Знай, что этот мул - джин. В один день он пробегает обыкновенно расстояние, на которое требуется год времени, но сегодня, чтобы тебя не утомить, он шёл медленно, шагом!
И так через пять дней приехали они в Магриб, а затем в город Фас.
Они подъехали к какому-то дому.
Мограбин постучался, и тотчас на пороге появилась девушка, прекрасная, как луна, и стройная, как газель, изнемогающая от жажды.
И мограбин сказал ей:
— О дочь моя Рахма, открой нам двери большой залы дворца!
При этом мограбин снял сумки со спины мула и сказал ему:
— Возвратись туда, откуда пришёл!
И внезапно земля раскрылась, приняв мула в свои недра, и тотчас же сомкнулась над ним.
После этого они последовали за молодою девицею.

 Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила четыреста сорок пятая ночь, она сказала:
НОЧЬ ЧЕТЫРЕСТА СОРОК ПЯТАЯ

Когда Джудар вошёл во дворец, его ослепила красота золотых ламп и множества драгоценных камней.
Они уселись на ковре, и девица подала свёрток отцу, а он развернул его, вынув одеяние, стоившее, по меньшей мере, тысячу динариев.
И Джудар надел это платье, уподобившись в нём какому-нибудь царю! После этого мограбин вынул из сумки множество блюд и сказал Джудару:
— Извини, что подаём тебе такую малость, но мы ещё не знаем твоих вкусов и предпочтений!
Джудар же ответил:
— Не спрашивай меня о моих вкусах и приноси мне всё, что вздумаешь!
И он плотно покушал в этот вечер и во все следующие двадцать дней.
А утром двадцать первого дня мограбин пришёл к нему и сказал:
— Сегодня день, назначенный для раскрытия сокровища Шамардаль!
И они вышли за городские стены, сели на мулов и в сопровождении негров прибыли к берегам реки.
Негры поставили палатку, убрав её коврами, а затем принесли сосуды с рыбами кораллового цвета и исчезли.

 Тогда мограбин встал и принялся шептать заклинания до тех пор, пока рыбы не закричали из своих сосудов:
— Мы здесь! О государь, сжалься над нами!
И тут оба сосуда разлетелись на куски, а перед мограбином явились два существа, которые смиренно спросили:
— Что намереваешься ты сделать с нами?
А он ответил:
— Я намерен сжечь вас, если вы не откроете мне сокровище Шамардаль! Вот рыбак Джудар, о котором написано в Книге судеб!
И оба существа посмотрели на Джудара и сказали:
— Теперь нет никаких препятствий! Можешь положиться на нас!
И они исчезли в потоке.
А мограбин взял золотую курильницу и дунул на неё.
И сейчас же загорелся уголь, а мограбин посыпал на него ладан и сказал:
— О Джудар, я сейчас приступлю к заклинаниям, и, раз начав их, я не смогу прерывать их, поэтому сперва я научу тебя, что должен ты сделать для достижения цели нашего приезда в Магриб.

 Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила четыреста сорок шестая ночь, она сказала:
НОЧЬ ЧЕТЫРЕСТА СОРОК ШЕСТАЯ

Когда я начну говорить магические слова над курящимся ладаном, вода в потоке начнёт мало-помалу убывать и, наконец, совершенно исчезнет, обнажив его русло, на склоне сухого русла большую золотую дверь, высокую, как городские ворота, и на каждой створке двери два золотые же кольца.
Подойди к этой двери, постучи слегка одним из колец и подожди немного.
И ты услышишь, как кто-то закричит изнутри:
— Кто стучится в дверь сокровищ и не умеет снять чар?
Ты же отвечай:
— Я Джудар-рыбак, сын Омара из Каира!
Дверь откроется, появится существо с мечом в руке и скажет:
— Если ты тот человек, вытяни шею, и я отрублю тебе голову!
Ты же вытягивай шею без боязни, меч поднимется над тобою, но с тобой не случится ничего худого.
Но если ты испугаешься, то будешь сейчас же убит.
Входи затем во вторую дверь и увидишь всадника с копьём, и он скажет тебе:
— Что привело тебя в это место, куда не входят ни люди, ни джины?
Ты же подставь ему грудь, и он ударит, но это не причинит тебе никакого зла!
Тогда иди к третьей двери, из которой выйдет стрелок с луком; ты же смело подставь грудь свою под его прицел.
Из четвёртой двери выскочит на тебя лев, ты же протяни ему руку - и он не причинит тебе зла.
Из пятой двери выйдет негр, который скажет:
«Если ты действительно тот человек, то попытайся отворить шестую дверь».
За ней ты увидишь двух драконов, которые бросятся на тебя. Но не бойся их и не выказывай страха, иначе ты погиб.
За седьмой дверью увидишь ты свою мать.
Крикни ей: «Если ты не разденешься, я убью тебя!»
И ты схватишь меч, висящий на стене, и скажешь ей:
— Ну же, начинай!
Она же будет стараться разжалобить тебя. Но ты не поддавайся этому, и каждый раз как она снимет что-нибудь из своего одеяния, кричи ей:
«Снимай все!»
И продолжай грозить ей смертью, пока она не разденется донага! Но тогда она рассеется, как пар.

 Так ты разрушишь все чары и колдовства и спасёшь свою жизнь.
Войдя в седьмую дверь, увидишь ты груды золота.
Не обращай на них внимания и иди прямо к беседке, к середине сокровищ.
Подними занавес и увидишь на золотом ложе великого волшебника Шамардаля.
У самой головы его блеснёт что-то округлое, вроде луны: это планетный круг. Волшебник опоясан мечом, о котором я говорил тебе, на пальце у него будет печать, а на шее будет висеть пузырёк с сурьмой!
Не колеблясь ни минуты, бери эти четыре драгоценные предмета и спеши уйти оттуда.
Но постарайся ничего не забыть из всего, чему я научил тебя, и не делай ничего противного моим указаниям. Иначе жизнь твоя будет в большой опасности!
На это Джудар сказал...

 Туг Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила четыреста сорок седьмая ночь, она сказала:
НОЧЬ ЧЕТЫРЕСТА СОРОК СЕДЬМАЯ

Я запомнил всё хорошо, но какое человеческое существо в состоянии перенести эти ужасные опасности?
И мограбин ответил:
— Не бойся! Существа, которые будут встречать тебя у дверей, пустые призраки!
И сейчас же мограбин принялся шептать магические заклинания.
И вода в потоке ушла, обнаружив первую дверь.
И далее всё произошло так, как говорил мограбин.
Каждый раз Джудар с большим мужеством разрушал все чары до тех пор, пока не показалась на пороге его мать, вышедшая из седьмой двери.
И когда он закричал ей:
«Раздевайся!»,
она сказала:
— Сын мой, неужели ты захочешь заставить меня показать наготу свою? Ведь это святотатство!
На это он сказал:
— Ты говоришь правду! Можешь не снимать исподнего платья!
И тут старуха закричала:
— Он согласился! Бейте его!
И тотчас посыпались ему на плечи бесчисленные, как дождевые капли, удары, и эфриты-невидимки в один миг выбросили его за последнюю дверь, а воды потока уже надвигались с грохотом, заполняя русло.

 И мограбин прибежал поднять его и воскликнул:
— Не говорил ли я тебе, что ты должен слушаться меня во всём? Вот видишь! Теперь мы должны ждать до будущего года, чтобы повторить нашу попытку!

 И тотчас явились негры и убрали всё, что следует, а Джудар и мограбин на двух мулах вернулись в город Фас.
Целый год прожил Джудар у мограбина, а затем тот сказал:
— Идём, куда должны идти!
И они вышли из города и доехали до потока.
И прежде, чем начать свои магические воскурения, мограбин сказал:
— О Джудар я должен дать тебе наставление!
Но Джудар воскликнул:
— Право, не стоит. Если бы я забыл ту порку, то забыл бы и твои превосходные прошлогодние наставления.

 Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила четыреста сорок восьмая ночь, она сказала:
НОЧЬ ЧЕТЫРЕСТА СОРОК ВОСЬМАЯ

Мограбин же сказал:
— Береги свою жизнь и не поддавайся обману, ибо на этот раз, если ошибёшься, тебе не спастись!
И Джудар снова преодолел чары различных дверей, дойдя до той, в которой стояла его мать.
И он крикнул ей:
— Сними всё, проклятая!
И она сняла своё исподнее бельё и тотчас исчезла, как бездушный призрак!
Без затруднения проник тогда Джудар к сокровищу, взял меч, снял печать, отцепил пузырёк с сурьмою, взял планетный круг и вышел из подземелья.

 И мограбин прижал его к своей груди, осыпал приветствиями и вызвал из воздуха двух негров, которые сложили палатку и привели мулов, на которых Джудар и мограбин доехали до города.
Когда прибыли они во дворец, мограбин сказал Джудару:
— О брат мой, ради меня ты покинул родной край свой!
И довёл ты до благополучного конца мои дела! Назначай же сам, во что ценишь ты свои услуги.
Джудар же ответил:
— О господин мой, я желаю получить только сумку!
И мограбин сейчас же отдал ему сумку, говоря:
— Ты её действительно заслужил, но сумка не обогатит тебя!
Поэтому я дам тебе также мешок, наполненный золотом и драгоценностями, чтобы, вернувшись к себе, ты мог сделаться богатым купцом и удовлетворять все потребности твои и семьи твоей, не заботясь об экономии!

 И мограбин взял мешок с двойными сумками, подобный сумке для пищи, и наполнил одну из сумок золотыми монетами и слитками, а другую драгоценными украшениями и самоцветными камнями, навьючил ими мула и, прикрыв мешком для пиши, казавшимся совершенно пустым, сказал Джудару:
— Садись на мула! Впереди пойдёт негр, он будет показывать тебе дорогу и доведёт тебя до самого дома твоего в Каире.
А когда приедешь, возьми оба мешка и возврати мула негру, который и приведёт его ко мне!
И никому не доверяй нашей тайны! А теперь прощаюсь с тобою во Аллахе.

 Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила четыреста сорок девятая ночь, она сказала:
НОЧЬ ЧЕТЫРЕСТА СОРОК ДЕВЯТАЯ

И Джудар, попрощавшись, сел на мула и пустился в путь, предшествуемый негром.
И на следующее же утро Джудар увидел перед собою стены Каира.
Подъехав к своему дому, он увидел мать свою, сидящею на пороге.
Она протягивала руку прохожим, прося милостыню.
Увидав это, Джудар чуть не лишился рассудка, он бросился в объятия матери, которая, узнав его, заплакала.
И, захватив с собою мешки, он вошёл в дом, посадил мать на циновку и спросил:
— Почему ты просила милостыню? Ведь перед отъездом я дал тебе много денег?
Она же ответила:
— О дитя моё, братья твои выманили у меня деньги и затем прогнали меня.
Он же сказал ей:
— О мать моя, теперь не придётся тебе страдать. Не печалься же ни о чём.
Вот мешок, наполненный золотом и драгоценностями! В доме нашем будет во всём изобилие!
Теперь тебе стоит только спросить блюдо, которое пожелаешь, и я дам его тебе тотчас же, не отправляясь на базар и не готовя его в кухне!
Она же сказала:
— Если так, то я бы хотела поесть горячей лепёшки и сыру!
Он же ответил:
— Я нахожу, что твоему званию приличествуют: жаркое из ягнёнка, а также жареные цыплята и рис, приправленный индийским перцем.
Нахожу также подходящими колбасы, фаршированные тыквы, фаршированную баранину, бараний бок, кенафу с миндалём, пчелиным мёдом и сахаром и пирожное, начинённое фисташками!
Услышав такие слова, бедная женщина испугалась и подумала, что сын её лишился рассудка, и она воскликнула:
— Но ничего такого я не вижу здесь!
Тогда Джудар погрузил руку в мешок и вытащил из него на золотом блюде всё, о чём говорил.
И он сказал безмерно удивлённой матери:
— Мешок этот волшебный! Ему служит джин, повинующийся приказаниям, выраженным в таких-то словах!
И он сказал ей те слова.
Тогда она погрузила руку и сказала:
— О служитель мешка, заклинаю тебя свойством магических имён, тобою повелевающих, принеси мне ещё бока с начинкой.

 Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила четыреста пятидесятая ночь, она сказала:
НОЧЬ ЧЕТЫРЕСТА ПЯТИДЕСЯТАЯ

И тотчас же почувствовала она в руке своей блюдо, и вынула его из мешка.
И это был дивно начинённый бок и пахло от него гвоздикой и другими пряностями!
Тогда она сказала:
— И всё-таки хочу горячую лепёшку и сыра: я привыкла к этой еде, и ничто не может отвлечь меня от неё!
И погрузила она руку, произнесла требуемые слова и вынула то, чего хотела!
Тогда Джудар сказал ей:
— Когда мы закончим, нужно положить в мешок пустые блюда - этого требует талисман.
А главное, никому не проговаривайся о нашей тайне; спрячь мешок в свой сундук и вынимай его только когда нужно.
Однако не стесняйся; будь щедрой, наделяй соседей и бедняков; и братьев корми всеми кушаньями, и при мне, и в моё отсутствие!
Не успел он проговорить это, как оба брата его вошли и увидели дивное угощение! Они только что узнали о возвращении Джудара от сына одного из соседей, который сказал им:
— Ваш брат только что приехал на муле, и он был одет в неслыханно роскошное одеяние.
И Джудар встал, пожелал им мира и сказал:
— Садитесь и разделите нашу трапезу.
И сели они и ели.
Когда же они насытились, Джудар сказал:
— О братья мои, возьмите все остатки и наделите ими нищих нашего квартала!
Они же отвечали:
— Не лучше ли приберечь это на ужин!
А он ответил:
— В час ужина вы найдёте здесь и того более!

 Тогда собрали они остатки и вышли оделять ими нищих, проходивших мимо, и говорили им:
— Берите и ешьте.
Затем принесли они пустые блюда Джудару, который передал их матери, говоря ей:
— Положи их в мешок.

 Тут Шахразада увидела, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила четыреста пятьдесят первая ночь, она сказала:
НОЧЬ ЧЕТЫРЕСТА ПЯТЬДЕСЯТ ПЕРВАЯ

Вечером Джудар вынул из мешка сорок разных яств, которые мать поставила на скатерть, а потом пригласил братьев войти и покушать.
И сказал он им после этого:
— Возьмите остатки и раздайте нищим!
И так шло дело в течение десяти дней подряд.
Тогда Салем сказал Салиму:
— Каким образом брат наш достаёт такую роскошную пищу? И сами султаны не едят лучше нас.
А Салим отвечал:
— Клянусь Аллахом, ничего не знаю! Только мать наша может объяснить нам это!

 И вошли они к матери в отсутствие брата и сказали:
— О мать наша, мы очень проголодались!
Она же вошла в комнату, где находился мешок, и вышла с горячими блюдами.
Тогда сыновья сказали ей:
— Эти блюда горячи, но мы не видели, чтобы ты раздувала огонь!
Она же ответила:
— Я достаю их из волшебного мешка!
И объяснила она, как нужно просить, и сказала:
— Храните эту тайну!

 На другой день Салем сказал Салиму:
— До каких же пор будем мы жить у Джудара в положении домашних слуг и питаться его милостынями?
Было бы лучше завладеть этим мешком при помощи какой-нибудь хитрой уловки и пользоваться им нам одним!
Салим же спросил:
— Но что могли бы мы придумать?
А другой брат ответил:
— Мы можем продать нашего брата главному капитану Суэцкого моря, который находится теперь в Каире.

 Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила четыреста пятьдесят вторая ночь, она сказала:
НОЧЬ ЧЕТЫРЕСТА ПЯТЬДЕСЯТ ВТОРАЯ

Мы пойдём к этому капитану и пригласим его и двоих его матросов к себе ужинать! Увидишь, что случится!
Придя к капитану, они сказали:
— Мы два брата, но у нас есть третий брат, никуда не годный молодец.
И мы пришли к тебе, чтобы просить тебя купить его в гребцы на одно из твоих судов!
И главный капитан ответил:
— Приведите его сюда, и я берусь немедленно отправить его на море!
Они же ответили:
— Нам трудно будет доставить его сюда! Приходи к нам сегодня вечером, прихватив с собою двух твоих людей.
Когда же он заснёт, мы схватим его, заткнём ему рот платком и отдадим тебе.
Он ответил им:
— Хотите уступить его мне за сорок динариев?
Они же сказали:
— Мы согласны.
Когда начнёт темнеть, приходи на такую-то улицу, к такой-то мечети, и один из нас будет ждать тебя там.

 И отправились они к брату своему Джудару, и сказали ему:
— У нас есть друг. Можем ли мы пригласить его с братьями его отужинать у нас?
И Джудар ответил:
— Не стыдно ли вам спрашивать? Приведите их и угостите разными яствами, ничего не жалея! Ступайте же за своими друзьями!
Тогда братья привели капитана и матросов, а Джудар попросил мать постлать скатерть и принести сорок разноцветных блюд.
И ели они досыта, думая, что обязаны этим роскошным угощениям щедрости его братьев: Салема и Силима.
Потом подали сладости и печенья; и ели они до полуночи.

 Тогда по знаку Салема матросы бросились на Джудара, схватили его, заткнули ему рот, крепко связали руки и ноги и унесли из дома.
И тотчас же отправились они в Суэц, и, как только прибыли туда, бросили его закованного в цепи в трюм одного из судов вместе с другими невольниками и каторжниками и присудили, что он целый год будет служить гребцом.

 Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила четыреста пятьдесят третья ночь, она сказала:
НОЧЬ ЧЕТЫРЕСТА ПЯТЬДЕСЯТ ТРЕТЬЯ

Наутро братья вошли к матери своей и сказали ей:
— О мать наша, Джудара нигде нет.
Может быть, он ушёл ночью с теми моряками! Ведь брат наш уже совершил одно далёкое путешествие.
Она же сказала:
— Да, вероятно, он уехал с ними, ничего не сказав нам. Но Аллах сумеет направить его на добрый путь; он рождён счастливцем, и скоро вернётся, и привезёт нам громадные богатства!
Тогда братья стали повсюду искать волшебный мешок и сумки с драгоценностями; и, наконец, нашли, и сейчас же приступили они к дележу.
Но они никак не могли уладить дело относительно волшебного мешка.
И начался между ними спор и раздор.
И они ссорились и так громко кричали, что царский стрелок, бывший в гостях в соседнем доме, услышал всё, что они говорили, и понял во всех подробностях причину раздора.

 И он поспешил во дворец, и попросил аудиенции у египетского царя, и рассказал ему всё, что слышал.
Царь сейчас же велел позвать обоих братьев Джудара, и пытали их до тех пор, пока они не сознались во всём.
Тогда царь отобрал у них оба мешка, а их самих велел заключить в темницу.
Затем велел царь выдавать матери Джудара пенсию, которая была достаточна для удовлетворения насущных потребностей.

 А Джудар целый год пробыл невольником на корабле главного суэцкого капитана. Но однажды поднялась страшная буря, она бросила корабль на скалистый берег и разбила его в щепы.
Все утонули, кроме Джудара, которому удалось доплыть до берега.
Он дошёл до табора кочевых бедуинов и рассказал им подробности своей жизни.
А в таборе находился заезжий купец родом из Джедды. Его тронула участь Джудара, и он сказал ему:
— Не хочешь ли поступить ко мне на службу, о египтянин?
И Джудар согласился и уехал с ним.
И прибыли они в Джедду, где купец выказал большую щедрость и осыпал его благодеяниями.
Некоторое время спустя купец отправился паломником в Мекку, взяв его с собою.

 И они прибыли в Мекку, где Джудар увидел друга своего мограбина.
Выслушав его историю, он рассказал, что братья его заключены в темницу египетского царя.
И Джудар пошёл к купцу из Джедды и сказал:
— Я только что встретил друга, который для меня дороже брата!
И купец отпустил его с миром.

 Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила четыреста пятьдесят четвёртая ночь, она сказала:
НОЧЬ ЧЕТЫРЕСТА ПЯТЬДЕСЯТ ЧЕТВЁРТАЯ

И простившись с ним, Джудар пошёл к мограбину, а тот снял с пальца перстень, который Джудар принёс ему в былое время из подземелья Шамардаля, и сказал:
— Это кольцо имеет слугою джина по имени Гремучий Гром, и он будет исполнять всё, что ты ему прикажешь. Для этого надо лишь потереть алмаз на перстне.
И он потёр камень, и сейчас же явился эфрит и, преклонившись перед мограбином, сказал:
— Прикажи, и всё будет исполнено!
Мограбин же сказал:
— Вот, кто отныне будет твоим господином. Служи ему хорошенько!
Тогда Джудар сказал эфриту:
— Вези меня в Каир!
И эфрит посадил Джудара к себе на спину и к полуночи опустил в Каире рядом с домом его матери.
Когда та увидела входящего к ней Джудара, она заплакала, желая ему мира, а потом рассказала о том, что случилось с его братьями.
Тогда Джудар потёр алмаз, и тотчас же явился эфрит, которому он сказал:
— Приказываю тебе похитить братьев моих и привести их сюда!
А в это время Салем и Салим лежали в темнице, испытывая страдания, тоску и огорчение по причине перенесённых пыток и лишений, так что желали себе смерти, как избавление от всех мук.
Вдруг земля разверзлась у них под ногами, и явился Гремящий Гром.
Не давая им опомниться, он похитил их и исчез с ними в глубинах земли, между тем как они от ужаса лишились чувств у него в объятиях и очнулись только в доме своей матери.
И когда они открыли глаза, Джудар сказал им:
— Тысячу приветов вам, о братья мои! Разве вы забыли меня?

 Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила четыреста пятьдесят пятая ночь, она сказала:
НОЧЬ ЧЕТЫРЕСТА ПЯТЬДЕСЯТ ПЯТАЯ

Они же опустили головы и стали плакать.
Тогда он сказал им:
— Сатана смутил вас, и алчность заставила вас так поступать! Просите прощения у Аллаха, и Он простит вас, и я прощаю вас.
И Джудар потёр перстень и сказал появившемуся эфриту:
— Принеси все драгоценности и всё, что имеется ценного в шкафах царя, а также отнятые у братьев моих волшебный мешок и мешок с драгоценностями!
И дух исполнил это приказание.
Тогда Джудар сказал духу:
— Построй мне роскошный дворец и укрась его всяким великолепием.

 И дух исчез, между тем как Джудар извлекал из мешка дивные блюда, которыми наслаждался вместе с матерью и братьями, и все были довольны и заснули, и спали до самого утра.
Дух же выбрал самых искусных в деле строительства товарищей своих; и все принялись за работу.
И ещё до восхода солнца дворец был выстроен и украшен.
Джудар осмотрел его и нашёл его несравненным, так прекрасны были его архитектура и внутреннее убранство.
И Джудар снова потёр перстень и сказал духу:
— Приведи сорок прекрасных белых невольниц, сорок стройных негритянок, сорок юношей и сорок взрослых негров.

 И дух улетел с сорока товарищами своими в страны Индии, Синда и Персии; и каждый из них похищал красивейших девушек и красивейших юношей.
И собрали они сорок девушек, сорок юношей, сорок негритянок и сорок негров и доставили их во дворец Джудара.

 Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила четыреста пятьдесят шестая ночь, она сказала:
НОЧЬ ЧЕТЫРЕСТА ПЯТЬДЕСЯТ ШЕСТАЯ

Затем дух одел юношей и негров в великолепные платья, а потом одел Салема и Салима.
А тогда Джудар уподобился царю, а братья - визирям.
И Джудар поместил Салема, слуг и жён его в одной части здания, а другую отдал брату Салиму со слугами и жёнами.
Сам же с матерью поместился в главном корпусе дворца.

 Старший же казначей, обнаружив пропажу сокровищ, бросился во дворец и сказал царю:
— О эмир правоверных, кто-то обобрал все сокровища, хранившиеся в казне!
Однако двери не были взломаны, значит, не вор обокрал казну!
И царь пришёл в ярость и собрал Совет; и эмиры и вельможи сидели, опустив головы под сверкавшими гневом глазами царя.
Но тут вошёл стрелок и сказал:
— О царь времён, всю ночь я развлекался тем, что смотрел на каменщиков, а на рассвете увидел я великолепный дворец.
Тогда пошёл я за справками, и мне сказали:
—Джудар выстроил этот дворец. Он чрезвычайно богат и много у него всего!
И братьев своих освободил он из темницы.
И теперь он сидит в своём дворце, как настоящий султан!
При этих словах царь сказал:
— Пусть сейчас же пойдут в тюрьму и посмотрят.
И доложили царю, что ни Салема, ни Салима там нет.
Тогда царь вскричал:
— Я знаю, кто вор. Это Джудар!
Ты, визирь, сейчас же пошлёшь эмира с пятьюдесятью воинами, которые схватят Джудара и братьев его; пусть опечатают всё их имущество и приведут их ко мне для повешения.

 Тут Шахразада увидела, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила четыреста пятьдесят седьмая ночь, она сказала:
НОЧЬ ЧЕТЫРЕСТА ПЯТЬДЕСЯТ СЕДЬМАЯ

Визирь же сказал царю:
— О царь, будь снисходителен, потому что и Аллах милостив!
Человек, который в одну ночь выстроил целый дворец, может никого не бояться!
И царь ответил:
— Так научи, что делать!
А визирь ответил:
— Пригласи его во дворец, я же ловко всё выведаю. Если велико его могущество, мы обойдём его хитростью; если же оно не велико - возьмём силою.

 И когда царь согласился, визирь приказал эмиру Отману пригласить Джудара.
Подойдя к дверям его дворца, он увидел евнуха на бамбуковом стуле.
И евнух не обратил на него никакого внимания, как будто тут никого и не было.
Тогда эмир закричал ему:
— Ах ты, дёготь проклятый! Не стыдно тебе сидеть предо мною, как развратный мальчишка?
И Отман хотел сразить евнуха.
А тот был не кто иной, как эфрит Гремящий Гром, которому Джудар поручил должность привратника.
И он дунул Отману в лицо, и тот упал на землю.
Тогда воины эмира бросились на евнуха, чтобы изрубить его.
Но евнух проткнул некоторых собственными мечами, а остальные в ужасе убежали.
И когда царь узнал про это, он закричал визирю:
— Возьми сколько хочешь воинов и сам приведи его сюда!
Но визирь пошёл ко дворцу один.
Увидав евнуха, он вежливо сказал ему:
— Селям вам!
Тот же ответил:
— И тебе селям, о человеческое существо!
Когда визирь услышал, что его называют человеческим существом, он понял, что это джин, и задрожал от страха.
Потом он смиренно сказал:
— Прошу тебя, пойди к своему господину и скажи ему:
— Царь Шамсаль-Даула даёт пиршество в честь тебя! Он шлёт тебе привет и просит не отказаться от его гостеприимства.
И джин ответил:
— Подожди здесь, пока я пойду спросить его, как он желает поступить.

 Тут Шахразада увидела, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила четыреста пятьдесят восьмая ночь, она сказала:
НОЧЬ ЧЕТЫРЕСТА ПЯТЬДЕСЯТ ВОСЬМАЯ

И визирь стал ждать, а джин отправился к Джудару и рассказал ему обо всём.
И Джудар ответил:
— Приведи ко мне визиря!
И когда визирь вошёл во дворец, он был ослеплён его украшениями.
И он поклонился Джудару, а тот сказал:
— Если царь друг мне, то пусть сам приходит ко мне!
И он потёр алмазный перстень и приказал явившемуся Грому принести для визиря прекрасное одеяние.
И когда визирь надел его, Джудар сказал:
— Расскажи царю обо всём, что видел и слышал!

 Выслушав визиря, царь с конвоем поскакал к Джудару.
А тот сказал эфриту:
— Приведи товарищей своих, пусть они в человеческом образе встретят царя.
И тотчас эфриты огромного роста встали во дворе дворца, и царь при виде их чувствовал, что сердце его сжимается от страха.
Поэтому он поклонился Джудару, пожелав всякого благополучия.
А тот не пригласил его сесть, и царь растерялся, не зная, уходить ему или оставаться. Но через некоторое время Джудар сказал ему:
— Разве можно притеснять беззащитных и обирать их, как ты это делаешь?
И царь ответил:
— О господин мой, извини меня! Алчность и честолюбие заставляли меня так поступать.
И продолжал он извиняться и умолял о прощении до тех пор, пока Джудар не сказал:
— Да простит тебя Аллах!
И Джудар облёк его в одежду безопасности и после трапезы одарил одеждою всю свиту царя.
После этого простился царь с Джударом и вышел из его дворца; но в следующие дни он снова возвращался к нему и проводил с ним всё время.
И дружба и товарищество между ними росли и укреплялись.
И так жили они некоторое время. Но однажды царь, оставаясь наедине со своим визирем, сказал ему:
— Я опасаюсь, что Джудар убьёт меня и отнимет у меня престол мой.

 Тут Шахразада увидела, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила четыреста пятьдесят девятая ночь, она сказала:
НОЧЬ ЧЕТЫРЕСТА ПЯТЬДЕСЯТ ДЕВЯТАЯ

Визирь же ответил:
— Могущество и богатство Джудара значительно превышают царскую власть и богатства. На что ему твой престол?
Если же ты опасаешься за свою жизнь, выдай за него свою дочь, и оба вы будете стоять в одинаковых условиях!
И царь согласился, и задал пир, и пригласил Джудара, который, придя во дворец, сел в большой зале среди веселия и угощения.
Когда же перед дверями залы промелькнула нарядная молодая девушка, Джудар вскрикнул:
— Чья это дочь, что отняла у меня рассудок?
Визирь же ответил:
— Это дочь царя! Если она нравится тебе, я уговорю его выдать её за тебя замуж!
Он же ответил:
— Клянусь жизнью, я дам царю всё, что он потребует в качестве приданого!
Царь же, узнав об этом, сказал:
— Никакого приданого не нужно! Принимая её, он оказывает мне величайшую честь!
И был написан брачный договор, и Джудар подарил царю мешок с драгоценностями как приданое его дочери.

 И Джудар стал мужем дочери царя, и они жили в мире и согласии долгие дни.
Джудар и царь тоже жили в согласии долгие дни.
Когда же царь умер, стали просить Джудара вступить на престол султана, и он согласился.
Он назначил визирями обоих своих братьев: Салема - визирем своей правой, а Салима - визирем своей левой руки.
И жили они таким образом в мире один год, не более.
Но по прошествии этого времени Салем сказал Салиму...

 Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила четыреста шестидесятая ночь, она сказала:
НОЧЬ ЧЕТЫРЕСТА ШЕСТИДЕСЯТАЯ

О брат мой, неужели мы всю нашу жизнь будем слугами Джудара и до самой его смерти не насладимся властью и благополучием?
И Салим ответил:
— Как бы нам убить его и похитить печать и мешок?
Салем же сказал:
— Если я придумаю, как убить его, согласишься ли видеть меня султаном, а себя визирем моей правой руки? Тогда печать будет принадлежать мне, а мешок - тебе!
И пошли они к Джудару и сказали:
— О брат наш, нам бы хотелось, чтобы ты пришёл сегодня вечером отведать нашего стола; давно уже ты не переступал нашего порога!
И Джудар ответил:
— Не вижу к тому препятствий.
Но не успел он проглотить и первого куска на том пиру, как распался весь на мелкие крошки: мясо в одну сторону, а кости в другую! Яд оказал своё действие!
И Салем захотел снять перстень с его пальца, и так как перстень не поддавался, то он отрезал палец ножом.
Тогда взял он перстень, потёр алмаз и сказал явившемуся эфриту:
— Убей брата моего Салима, возьми Джудара, лежащего здесь мёртвым и отнеси тела их к главным военачальникам!
И когда военачальники увидели бездыханные тела, они задрожали от ужаса и спросили духа:
— Кто это совершил?
А эфрит ответил:
— Их брат Салем!
И в ту же минуту вошёл в залу Салем и сказал:
— О начальники! Я овладел печатью, а стоящий перед вами дух - её служитель. Хотите признать меня царём своим, или же хотите, чтобы я велел эфриту перебить вас всех от первого до последнего?
И объятые страхом военачальники ответили:
— Мы принимаем тебя царём и султаном!
Тогда Салем распорядился похоронами братьев своих и сказал:
— Теперь хочу составить договор о браке моём с женою брата моего!
Ему же ответили:
— Но вдове следует ждать четыре месяца и десять дней для вступления в новый брак!
Он же ответил:
— Не признаю ничего подобного! Клянусь головою, сегодня же ночью желаю я обладать супругою моего брата!
Тогда принуждены были написать брачный договор, и пошли предупредить вдову Джудара, которая ответила:
— Пусть приходит.

 Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила четыреста шестьдесят первая ночь, она сказала:
НОЧЬ ЧЕТЫРЕСТА ШЕСТЬДЕСЯТ ПЕРВАЯ

С наступлением ночи Салем вошёл к супруге брата своего Джудара, которая приветствовала его добрыми пожеланиями, и предложила она ему прохладительное - кубок с шербетом.
Он выпил его, и тотчас тело его распалось, и упал он бездыханный.
Тогда вдова Джудара взяла волшебный перстень и разломала его в куски, чтобы отныне никто не мог заставлять его служить преступным делам, и разрезала пополам волшебный мешок, разрушая, таким образом, его чары.
Вот всё - продолжала Шахразада, - что знаю я о Джударе и братьях его.




Мобильная версия Главная