Магия чисел

Рассказ о Камаре и сведущей Халиме




Из сказок "Тысяча и одна ночь" по изданию Ж.-Ш.Мардрюса.(1903г.
Петербург)

Жил в стародавние времена уважаемый купец Абд Эль-Рахман, которого Аллах наградил дочерью и сыном.

Дочь назвал он Утренней Звездой, по причине совершенства её красоты, а сына Камаром, потому что он был прекрасен, как луна в полнолунии.
Опасаясь дурного глаза, отец держал детей своих взаперти до четырнадцати лет, допуская к ним лишь старую невольницу.

Но однажды жена сказала ему:
— Почему не берёшь ты сына своего на базар, чтобы люди узнали его?
Иначе никто не будет и подозревать о существовании у тебя наследника, и казна наложит руку на твоё имущество!

Тоже и дочь наша; я хотела бы, чтобы о ней узнали наши знакомые.
Так найдётся для неё и жених, и мы порадуемся её счастью!
И купец Эль-Рахман ответил:
— Разумеется, но я держу детей взаперти от дурного глаза!

Она же сказала:
— Возложи своё упование на Аллаха, и Он сумеет охранить наше дитя.
Я приготовила для Камара тюрбан, в который зашила серебряный футляр со священными стихами, предохраняющими от всякого зла!

Поэтому ты без всякого страха можешь увести его на базар!
И, поддавшись уговорам жены, купец взял сына за руку и вышел вместе с ним из дома.

 И как только они вышли на улицу, обступили их прохожие, изумлённые красотою юноши.

При входе на базар после приветствий отцу Камара они восклицали:
— О Аллах!
Солнце взошло вторично сегодня утром!
И все восхищались и желали юноше всего хорошего, толпясь вокруг него.

Иллюстрация Леона Карре к сказке «Рассказ о Камаре и сведущей Халиме».<br /> Из арабских сказок Шахразады «Тысяча и одна ночь».


 Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.

А когда наступила семьсот сорок шестая ночь, она сказала:
Отец же с трудом сдерживал гнев и отвечал грубостями, но все на это не обращали внимания, предаваясь созерцанию необыкновенного красавца, пришедшего на базар в этот благословенный день.

И купец, в окружении мужчин и женщин, в душе проклинал жену, осыпая её мысленно бранными словами.
Наконец он растолкал толпу, поспешил к своей лавке, отпер её и посадил в неё Камара так, чтобы прохожие могли видеть его лишь издалека.

И весь базар стал толпиться у лавки; скопище именитых и простых людей росло и увеличивалось.
Между тем к лавке подошёл старый дервиш.
Он поглаживал свою седую и длинную бороду, а присутствующие сторонились перед ним из уважения к его старости.

И взглянул он на юношу глазами полными слёз, и сел на скамью поближе к нему.
Тут Шахразада заметила приближение утра и умолкла.
А когда наступила семьсот сорок седьмая ночь, она сказала: К огда люди заметили восторг дервиша, они стали говорить:
— Дервишу понравился хорошенький мальчик!

Купец же сказал себе:
«Всего умнее будет пораньше вернуться домой».
И он сказал дервишу:
— Нам нужно запирать лавку!
Когда же купец и его сын направились к воротам базара, дервиш последовал за ними, постукивая своей палкой.

Купец же, не смея обругать дервиша при людях, обернулся и спросил:
— Что тебе нужно?
А тот ответил:
— О господин мой, я желал бы, чтобы ты пригласил меня переночевать.
Ведь приглашённый - гость самого Аллаха, да прославлено будет Его имя!

И купец сказал:
— Добро пожаловать, гость Аллаха!
А себе сказал при этом:
«Если у него дурные намерения, я убью его и плюну на его могилу».

 И ввёл он его в дом свой, и велел негритянке принести пищу и питьё.

И когда дервиш окончил трапезу, Эль-Рахман сказал сыну:
— Ступай к нашему гостю и побеседуй с ним; рассказы дервишей обогащают ум слушателя.
И если возьмёт он тебя за руку, не отнимай руки, будь послушен, как следует по отношению к человеку преклонного возраста!

Сам же он поднялся на верхний этаж, откуда мог слышать всё, что будет происходить в зале.
И увидел купец, что дервиш вёл себя пристойно.
И, успокоившись относительно дервиша, Эль-Рахман спустился в залу и сказал ему:
— О брат мой, объясни мне причину твоего интереса к сыну моему.

И дервиш ответил:
— Знай, что я бедный дервиш, странствующий по землям Аллаха.
Однажды судьба привела меня в город Басру, и увидел я, что все лавки открыты, но в них нет ни купцов, ни покупателей.

И так пустынны были улицы, что не было на них ни кошек, ни собак.
И сказал я в душе своей:
«Куда же ушли все жители со своими кошками и собаками, покинув свои товары?
Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.

А когда наступила семьсот сорок восьмая ночь, она сказала:







Мобильная версия Главная