Магия чисел

История Тоуфат-эль-Кулуб, невольницы халифа Гарун-аль-Рашида




Из сказок "Тысяча и одна ночь" по изданию Ж.-Ш.Мардрюса.(1903г. Петербург)


Рассказывают, что среди сотрапезников халифа Гарун-аль-Рашида был певец Исаак-бин-Ибрагим, который жил в одном из его дворцов, обучая молодых невольниц игре на лютне. Обучив какую-нибудь невольницу, он приводил её во дворец халифа, и причислялась она к гарему аль-Рашида, если игра её заслуживала его одобрения, или же отправлялась обратно во дворец Исаака, если владыка оставался равнодушен к её игре.
И вот однажды Исаак, желая развеять стеснение в груди, решил прогуляться по улицам города.
И вскоре встретил он Саида-работорговца, который покупал невольниц и мамелюков.
И тот, узнав Исаака, сказал ему:
— О повелитель мой, сегодня я получил невольницу бесподобной красоты и к тому же искусную в игре на лютне.
Тогда Исаак сказал ему:
— Я хочу посмотреть на неё.
Тут Шахразада увидела, что близится утро, и умолкла.
А когда наступила девятьсот шестидесятая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ ШЕСТИДЕСЯТАЯ

И работорговец пошёл вперёд, а Исаак за ним.
И вскоре вошёл он в дом работорговца, и тот позвал девушку. Она же взяла лютню, начала играть и пропела следующие строки:

О верьте, что смятение моё
Безмерно, как моя тоска!
В любовной пытке сердце изнывает,
И сон бежит от утомлённых век!

Потом она откинула уголок покрывала, и Исаак увидел девушку, подобную восходящему месяцу, с прядями волос, которые спускались до пят.
Тогда Исаак спросил работорговца:
— Как зовут эту девушку и сколько хочешь ты за неё? И шейх ответил:
— О повелитель мой, её зовут Тоуфат-эль-Гомака (подарок глупцов). Уже более ста раз была она выведена для продажи, и каждый раз говорила мне: «Этого я не хочу, у него такие-то и такие недостатки».
И теперь никто не хочет покупать её из страха, что она найдёт в нём какой-нибудь недостаток. Цена же её - лишь сто динариев, ведь глупость и жёлтый цвет лица не стоят большего.
Тогда Исаак сказал:
— Спроси её, не желает ли она попасть ко мне во дворец? И если она согласится, я куплю её! Сказав это, Исаак оставил дом работорговца.
Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила девятьсот шестьдесят первая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ ШЕСТЬДЕСЯТ ПЕРВАЯ

Работорговец же спросил девушку:
— Желаешь ты быть проданной Исааку, сыну Ибрагима, из Моссула? Она же ответила:
— Да, но мало кому удаётся попасть в его дом!
Тогда работорговец послал девушку в дом певца халифа, где её с радостью встретили невольницы.
И когда Исаак вернулся в своё жилище, он сказал:
— Устройте её в учебном помещении и принесите ей музыкальные инструменты; и если Аллах Всевышний пошлёт ей здоровье, пусть учится пению, если она чувствует склонность к этому.
И так протекли три месяца; и за это время она поправилась и стала ещё прекраснее, ибо жёлтый цвет её лица перешёл в белый и розовый.
И Исаак почти забыл о её существовании, ибо ни одна из невольниц не напомнила ему о ней. Но однажды он услышал, как прелестный голос пел такие строки:

Всю жизнь мою я б отдала охотно
За милого, чья холодность жестоко
Меня томит и чахнуть заставляет,
Хоть исцеленье всё в его руках.

И пение это было нежнее дуновение зефира и целительнее миндального масла.
И тогда Исаак пришёл в восторг и восхищение и, взглянув на Тоуфат, сказал:
— Клянусь Аллахом, ты изменилась: жёлтый цвет твой перешёл в румянец, и красота твоя развернулась во всём блеске.
И он велел ей играть и петь; она же отвечала:
— Слушаю и повинуюсь.
Тут Шахразада заметила, что близится утро, и умолкла.
А когда наступила девятьсот шестьдесят вторая ночь, она сказала:







Мобильная версия Главная