Магия чисел

История царевича Хабиба и царевны Дуррэт-эль-Хаввас




Из сказок "Тысяча и одна ночь" по изданию Ж.-Ш.Мардрюса.(1903г. Петербург)


Рассказывают, - но один Аллах знает всё, - что в давно прошедшие дни среди арабских племён жил эмир Саламэ, подчинивший себе более шестидесяти шести различных племён.
И он был уже в преклонных годах, но Аллах Всемилостивый не даровал ему сына, хотя шейх был храбрый властелин, гроза врагов и полный красоты и благородства воин.
И вот однажды ночью, когда он был погружён в сладкий сон, услышал он голос, который говорил ему:
— Встань и познай жену свою, и по воле Всевышнего она зачнёт от тебя.
И потревоженный в своём сне, эмир спрыгнул со своего ложа и посетил супругу свою Камар-эль-Ашраф (луна благородных), она же стала беременна от объятий его.
И когда пришло время, она родила мальчика, красотой подобного полной луне; и он по желанию отца получил имя Хабиб (возлюбленный).
И отец радовался, глядя на него, и воспитывал его наилучшим образом, и приказал обучать его искусствам и знаниям.
И учителя сделали царевича Хабиба самым умным, учёным и остроумным юношей среди сыновей того времени.
И люди удивлялись его всеобъемлющему уму и говорили: «Этот юноша достигнет высоких степеней, и люди великих знаний будут прославлять его».
И захотел эмир Саламэ наградить воспитателя своего сына, подарив ему четырёх верблюдов, нагруженных золотом и серебром.
Тут Шахразада заметила наступление утра и скромно умолкла.
А когда наступила девятьсот тридцать вторая ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ

Но воспитатель возразил на это:
— О царь, я не могу принять твоего дара, ибо я из рода джинов и не имею надобности в деньгах. Но однажды я услыхал голос, который сказал мне:
— Иди к царевичу Хабибу, сыну эмира Саламэ, и научи его всем необходимым наукам.
И я исполнил то, к чему я был призван. Но знай, о царь, что с этим юношей случится то, что должно случиться, но говорить об этом у меня не хватает мужества.
И с этими словами старик исчез, перестав быть видимым.
И царевич Хабиб, узнав об исчезновении своего учителя, сильно опечалился, а потом сказал отцу своему:
— Отец мой, мне нужен кто-нибудь, чтобы обучить меня военному делу, ибо сердце моё жаждет высоких подвигов!
И едва Хабиб сказал это, перед ними предстал громадного роста всадник с широко развевающимся тюрбаном на голове. Широкая грудь его была покрыта двойным панцирем, в одной руке держал он палицу, которая была выделана из обломка скалы, а в другой руке было у него огромное копьё.
И он остановился перед эмиром Саламэ, и произнёс ему приветствие, и сказал...
Тут Шахразада заметила наступление утра и умолкла.
А когда наступила девятьсот тридцать третья ночь, она сказала:
НОЧЬ ДЕВЯТЬСОТ ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

О царь времён, меня зовут Эль-Абус, и я прибыл сюда, чтобы сделать из твоего сына первого воина его времени! Если хочешь, я буду учить твоего сына сражаться и покажу ему, как надо действовать мечом и копьём.
И с позволения царя стал он ежедневно обучать Хабиба и однажды сказал ему:
— Знай, о Хабиб, что тебе придётся преодолевать многие опасности, и эти бедствия будут продолжаться до тех пор, пока ты не соединишься с прекрасной Дуррэт-эль-Хаввас, дочерью царицы Камар-эль-Заман. Она джиния, и у неё есть два визиря: один из них - человеческого рода, другой же - из рода джинов, и управляют они всеми царями, подвластными ей.
И власть её распространяется над тысячью морскими островами. Многие морские цари искали руки её, но до сих пор ни один из них не приобрёл её расположения.
И когда царевич Хабиб услышал это, он воскликнул:
— Расскажи мне о том, что было с этой девушкой, и что должно ещё с ней случиться!
И Эль-Абус начал свой рассказ так:
— Между морскими царями жил однажды царь по имени Сабур. Он царствовал над Хрустальными островами и был могущественным, славным и великодушным повелителем.
И он страстно любил женщин и с величайшим рвением разыскивал себе красивейших девушек, но, несмотря на это, он не имел потомства.
И вот однажды он увидел, что к нему приближается прекрасный и лицом, и телосложением эфрит.
И это был не кто иной, как владыка джинов Атрус.
И подошёл он к царю и сказал...
Но тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
Когда же наступила девятьсот тридцать четвёртая ночь, она сказала:







Мобильная версия Главная