Магия чисел

Уроки великодушия и житейской мудрости




Из сказок "Тысяча и одна ночь" по изданию Ж.-Ш.Мардрюса.(1903г.
Петербург)

САЛАДИН И ЕГО ВИЗИРЬ

Дошло до меня, что визирь султана Саладина имел в числе любимых невольников своих молоденького мальчика совершенной красоты и необычайной привлекательности.

И однажды Саладин увидел его и, окинув мальчика взглядом полным восхищения, сказал визирю:
— Я вижу, ты нашёл средство покорить нас красотою светила и пленить нас глазами месяца.
А визирь при этом подумал:
«Поистине, мне невозможно долее оставлять у себя этого отрока, после того как султан обратил на него внимание».

И он приготовил богатый подарок, вручил его мальчику и сказал:
— Ты отнесёшь этот подарок господину нашему султану и сам будешь частью подарка!
И подарок этот пришёлся необычайно по сердцу Саладину, и он не преминул вознаградить визиря за эту жертву, осыпав его милостями и богатствами и выказывая ему при каждом удобном случае своё милостивое к нему расположение.

Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила шестьсот пятьдесят третья ночь, она сказала: М ежду тем у визиря было много врагов и завистников, которые пытались очернить его в мнении султана.

И они сказали ему, что визирь горько упрекает себя за этот дар султану и в досаде позднего сожаления кусает себе пальцы.
Тогда султан призвал мальчика и продиктовал как бы от его лица следующее письмо визирю:
«О прежний господин мой, ничто не может заставить меня забыть твою доброту, и я очень прошу найти средство взять меня обратно от султана».

И султан поручил маленькому невольнику передать это письмо визирю.
А визирь, взяв письмо, даже не распечатал его и написал на обратной стороне следующее:

Я не из тех, чей разум безответно
Любви покорён; также не из тех,
Над кем тайком завистники смеются!
Коль я душой пожертвовал своей,
Она уж в тело больше не вернётся!


 Получив такой ответ, Саладин возликовал и не преминул прочесть его вслух перед вытянувшимися носами завистников.

А теперь, - продолжила Шахразада, - рассказав, как воля мудрого помогает ему побеждать страсти, я хочу рассказать историю страстной любви!
И она сказала:

МОГИЛА ВЛЮБЛЁННЫХ


 Абдаллах в писаниях своих повествует:
«Однажды ночью, когда я сидел недалеко от священной могилы Пророка, я увидел юношу, лицо которого было залито слезами.

На мой вопрос о причине горя он сказал мне:
— Знай же, что я Отбах, сын Аль-Хубаба.
Вчера, когда я совершал молитву в мечети, туда взошли несколько женщин столь прекрасных, что хотелось умереть, глядя на них.

И они сопровождали совсем ещё молоденькую девушку, прелесть которой затмевала чары её спутниц.
И вдруг луна эта приблизилась ко мне среди толпы правоверных и сказала:
— Я давно ищу случая заговорить с тобой!

Что сказал бы ты о соединении с той, которая мечтает быть супругой твоей?
Но раньше, чем я успел открыть рот, она скрылась среди своих подруг.
Они вышли из мечети и исчезли в толпе богомольцев.

И я не видел её больше с той минуты.
Но до тех пор, пока мне не будет дано вновь увидеть её, я не буду знать счастья.
Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
Но когда наступила шестьсот пятьдесят четвёртая ночь, она сказала: Т ак говорил он, и щёки его, покрытые лёгким пушком, всё больше краснели.

И я сказал ему:
— О брат мой!
Я готов помочь тебе отыскать предмет твоих мечтаний.
На следующий день мы пошли в мечеть, но к великому разочарованию не увидели девушки, которую искали.

Но я проскользнул через толпу к её бывшим спутницам и разузнал от них, что девушка та была ещё девственна, и что зовут её Рийа, и что она дочь предводителя племени Бани-Сулаимов, и что он увёз её собой на берега Евфрата.

И я подождал, пока в мечеть собрался народ, и, поклонившись, сказал:
— О правоверные!
Каково ваше мнение об Отбахе и его отце?
И все ответили в один голос:
— Это арабы благородного племени!

Тогда я сказал:
— Знайте же, что Отбах сгорает пламенной страстью, и я пришёл просить вас упрочить счастье его!
Сопроводите нас к предводителю Бани-Сулаимов, дабы просить у него дочь его Рийу в жёны брату вашему Отбаху!

И все ответили мне, что согласны.
И мы погнали лошадей во весь опор, и застали шатры Бани-Сулаимов в шести днях пути от Медины.
И шейх Аль-Бентриф вышел из шатра своего и сказал:
— Добро пожаловать, о благородные гости!

И он отдал приказания рабам своим принять нас как следует.
Невольники разостлали в честь нас ковры и зарезали несколько баранов.
Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.

А когда наступила шестьсот пятьдесят пятая ночь, она сказала:







Мобильная версия Главная