Магия чисел

Совет весёлых и не соблюдающих приличий людей




Из сказок "Тысяча и одна ночь" по изданию Ж.-Ш.Мардрюса.(1903г. Петербург)

ИСТОРИЧЕСКИЙ ВЫСТРЕЛ


 Сказывают, что в Йемене жил бедуин Абул-Госсейн, который очень давно уже отказался от кочевой жизни и сделался именитым горожанином и одним из богатейших купцов. В первый раз женился он ещё в молодости, но Аллах призвал к себе его жену после года супружества. Поэтому вскоре вступил он в переговоры со старыми женщинами, устроительницами браков, и нашёл себе невесту, прекрасную, как луна, когда она отражается в море. По случаю свадьбы задал он пир, на который пригласил всех друзей и знакомых.
И все ели, пили, радовались и веселились.
И молодую провели семь раз и показали каждый раз в другом платье, и одно было великолепнее другого.
Затем старые женщины отвели молодую в брачную комнату и всячески приготовили её в ожидании супруга.
Тогда Абул-Госсейн вошёл к новобрачной и приблизился к ложу, на котором скромно ждала его юница, как вдруг... О несчастие! Прочь от нас Нечистая Сила! Все женщины немедленно повернулись к соседкам и заговорили громкими голосами, делая вид, что ничего не слышали, и юница не засмеялась, а принялась звонить в свои браслеты. Но Абул-Госсейн, смущённый до последней степени, вышел во двор под предлогом неотложной надобности, оседлал свою лошадь, вскочил в седло и умчался в сумрак ночи.
И жил он в чужих краях десять лет, и каждый раз, как вспоминалось ему неприятное приключение, он гнал от себя это воспоминание, как гонят зловоние. Но к концу десяти лет им овладела тоска по родине. Он нарядился дервишем и пришёл в свой родной город.
И встретил он там девочку лет десяти, которая спросила у сидящей рядом старухи:
— О матушка, в каком году я родилась? И старуха ответила:
— Ты родилась как раз в ту ночь, когда Абул-Госсейн выстрелил, как из ружья!
Когда несчастный услышал эти слова, он повернул обратно и провёл остаток своей жизни на чужбине. Потом Шахразада в ту же ночь рассказала следующее:

ДВА ШУТНИКА


 Рассказывают также, что в былое время в Дамаске жил человек, славившийся своими весёлыми проделками и шутками, а другой - пользовавшийся известностью по причине таких же качеств, жил в Каире. Дамасский шутник, много слышавший о каирском, очень желал с ним познакомиться, тем более, что люди беспрестанно говорили ему:
— Без сомнения, египтянин гораздо хитрее, умнее, способнее и забавнее тебя! С ним веселее, чем с тобою!
И однажды покинул он родной город Дамаск и прибыл в Каир, где нашёл соперника своего.
И человек из Дамаска сказал человеку из Каира:
— Клянусь Аллахом, я приехал, чтобы посмотреть на весёлые проделки и шутки, которыми ты беспрестанно смешишь город. Не хочешь ли показать мне своё искусство? И тот согласился.
И пошли они вместе, и, проходя по цветочному рынку, составили себе букет из гвоздик, роз, майорана, жасмина, мяты и базилика.
И пришли они в мечеть, вошли во двор и против фонтана для омовений увидели сидевших на корточках людей.
И человек из Каира сказал человеку из Дамаска:
— Если бы тебе предстояло сыграть с ними штуку, как ты бы взялся за это дело.
Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила пятьсот девяносто первая ночь, она сказала:
НОЧЬ ПЯТЬСОТ ДЕВЯНОСТО ПЕРВАЯ

И тот ответил:
— Я как бы нечаянно подошёл бы сзади с колючей сеткой и исколол бы им спины! Но человек из Каира сказал:
— Эта шутка тяжеловесна и груба. Право, неделикатно так шутить! И, сказав это, он с любезным видом подошёл к сидевшим людям и каждому предложил пучок цветов.
И всякий отвечал ему в крайнем негодовании:
— Да разве мы на пиру сидим? А все, собравшиеся во дворе мечети, при виде их негодующих лиц покатывались со смеха.
Тогда человек из Дамаска сказал человеку из Каира:
— Клянусь Аллахом, ты победил меня!
И справедлива пословица: «Хитёр и тонок как египтянин - он и в игольное ушко пролезет».
И в ту же ночь Шахразада рассказала следующее:

ЖЕНСКАЯ ХИТРОСТЬ


 Слышала я, что одна женщина высокого звания, муж которой подолгу отлучался из дома, не устояла против соблазна и выбрала себе юношу, и полюбили они друг друга до чрезвычайности. Но однажды седобородый шейх пристал к юноше с недостойными предложениями, а юноша за это ударил его по лицу.
А шейх пожаловался вали на такое обращение, и тот заключил юношу в тюрьму.
Тогда молодая женщина отправилась к вали похлопотать за юношу, назвав его своим братом.
А вали, прельстившись ею, сказал:
— Я готов освободить твоего брата! Но сперва войди в гарем моего дома, куда я приду поговорить с тобой об этом деле! Но она поняла, чего он хочет, и сказала себе: «Клянусь Аллахом! Ты коснёшься меня лишь тогда, когда перестанут расти абрикосы».
И она ответила:
— Лучше было, если бы ты сам пришёл переговорить ко мне в дом.
И вали беспредельно обрадовался этому, а она объяснила, как найти её жилище.
И вышла она от вали, взволнованного, как бурное море, и отправилась к городскому кади. Где повторилась та же история. Потом она пошла к царскому визирю, который тоже пригласил её в свой гарем и которого она пригласила к себе в дом. Потом она отправилась к царю того города, который тоже подумал: «О Аллах! Какой лакомый кусочек!» И она попросила его отдать приказ об освобождении несправедливо заключённого в тюрьму брата, пригласив царя быть гостем в её доме.
Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила пятьсот девяносто вторая ночь, она сказала:
НОЧЬ ПЯТЬСОТ ДЕВЯНОСТО ВТОРАЯ

Затем женщина отправилась к столяру и сказала ему:
— Сегодня вечером пришли самой большой шкаф с четырьмя ярусами, расположенными один над другим, и чтобы в каждом ярусе была отдельная дверь, которую можно было бы хорошенько запирать на висячий замок! Столяр ответил:
— Клянусь Аллахом, о госпожа моя, шкаф не может быть готов к вечеру! Но она сказала:
— Я заплачу, сколько захочешь!
И столяр ответил:
— В таком случае всё будет готово. Но не нужно мне ни золота, ни серебра, о госпожа моя, заплати мне иным образом, ты понимаешь каким. На такие слова столяра молодая женщина ответила:
— О благословенный плотник, не понимаешь ты ничего! Клянусь Аллахом, разве пригодна эта жалкая комната за твоей лавкой для такой беседы, какую ты желаешь повести? Приходи лучше сегодня вечером ко мне в дом, после того как отошлёшь шкаф, и ты найдёшь меня готовой пробеседовать с тобою до утра! Но шкаф ты сделаешь уже не в четыре, а в пять ярусов. Мне нужно именно пять для того, чтобы спрятать в него всё, что имею! И, оставив ему свой адрес, она вернулась домой и стала ждать приглашённых.
И не успели носильщики принести заказанный шкаф, как постучался к ней вали того города.
И подала она ему, как на пирах распутных людей, платье из жёлтого шёлка и колпак такого же цвета. Но когда вали нарядился в это платье и приготовился веселиться, в дверь кто-то сильно постучал.
И женщина сказала испуганному вали, что это внезапно вернулся её муж, и спрятала его в нижнем ярусе шкафа.
А стучавший был кади. Его она нарядила в красное платье с колпаком. Но едва он подписал приказ об освобождении её брата, снова постучали у дверей.
И молодая женщина закричала:
— Это возвращается муж мой!
И заставила она кади влезть во второй ярус шкафа, а сама пошла отворять двери. То пришёл визирь.
И с ним случилось то же самое, что и с двумя первыми посетителями; и наряжённый в зелёное платье и в зелёный колпак, он был втиснут в третий ярус шкафа в ту самую минуту, как явился, в свою очередь, и царь того города.
И царя нарядила в голубое платье и голубой колпак, а в ту минуту, как он хотел исполнить то, зачем пришёл, в дверь постучали. Молодая женщина перепугалась, и пришлось царю лезть в четвёртый ярус шкафа, где он и присел в весьма неудобном положении, так как был очень толст.

 Тогда вошёл столяр и в виде платы за шкаф хотел броситься на молодую женщину. Но она сказала ему:
— Зачем ты сделал пятый ярус шкафа таким маленьким? А он ответил:
— Клянусь Аллахом! Туда можно поместить даже меня!
И в доказательство своих слов столяр влез на пятый ярус, где и был заперт на ключ.
Тогда молодая женщина взяла приказ, данный ей кади, и пошла освобождать своего юношу из тюрьмы.
А тем временем возвратился супруг молодой женщины.
И он спросил соседей, почему никто ему не открывает. Но они не могли ничего сказать. Тогда, после напрасных ожиданий, все вместе выломали они двери и вошли в дом, но в доме было пусто, и стоял только один шкаф, откуда слышались голоса.
Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила пятьсот девяносто третья ночь, она сказала:
НОЧЬ ПЯТЬСОТ ДЕВЯНОСТО ТРЕТЬЯ

Тогда они убедились, что в нём поселились джины и предложили сжечь шкаф со всем, что в нём заключалось. Но из шкафа послышался голос кади:
— Остановитесь, добрые люди! Мы не джины и не воры!
И в коротких словах рассказал он о хитрости, жертвой которой они все сделались. Тогда соседи освободили пятерых заключённых, и, увидав их в странных одеяниях, никто не мог удержаться от смеха.
А царь, чтобы утешить мужа, у которого убежала жена, назначил его вторым визирем!




Мобильная версия Главная