Магия чисел

История царевны Нуреннахар и прекрасной джинии




Из сказок "Тысяча и одна ночь" по изданию Ж.-Ш.Мардрюса.(1903г. Петербург)


 Жил в древние времена могущественный султан, которому щедрый Аллах даровал прекрасных, как луны, трёх сыновей: Али, Гассана и Госсейна. Три царевича воспитывались вместе с дочерью их дяди, царевной Нуреннахар, которая не имела себе равных по красоте, уму, прелести и совершенствам. Она росла вместе с тремя юными царевичами, участвуя во всех их радостях и забавах. Но когда молодая царевна надела покрывало зрелости, султан заметил, что все три его сына страстно любят её одинаковой любовью. Он долго размышлял над этим вопросом, а потом позвал царевичей и сказал им:
— Сыновья мои! Пусть каждый из вас отправится на год в какую-нибудь страну и привезёт мне оттуда какую-нибудь редкость, которую он найдёт наиболее чудесной.
И я отдам царевну тому, кому удастся привезти наиболее дивное чудо!
И три царевича согласились на это предложение. Переодевшись странствующими торговцами, они сели на благородных коней и отправились в путь.
И царевич Али, старший из братьев, через три месяца прибыл в один из городов Индии и остановился в большом хане. Бродя по базарам, он принял приглашение одного из купцов, который жестом и улыбкой попросил его войти в лавку и присесть.
И в то время, как царевич разговаривал с ним, он увидел, что перед лавкой проходит глашатай, держа в руках маленький коврик.
Тут Шахразада заметила наступление утра и умолкла.
А когда наступила семьсот девяносто четвёртая ночь, она сказала:
НОЧЬ СЕМЬСОТ ДЕВЯНОСТО ЧЕТВЁРТАЯ

И глашатай тот кричал:
— О покупатели! Кто купит - не потеряет! Ковёр для молитвы за тридцать тысяч золотых динариев!
И удивлённый до крайности царевич подозвал к себе глашатая и сказал:
— Ради Аллаха! Необходимо, чтобы этот ковёр при такой цене заслуживал удивление во многих отношениях, которых я не знаю.
И глашатай ответил:
— Знай же, что каждый, кто на него сядет, тотчас же переносится туда, куда только пожелает, и притом с такой скоростью, что у него не будет времени закрыть один глаз и открыть другой!
И никакое препятствие не в состоянии преградить ему путь; горы и стены пред ним раскрываются, и самые крепкие замки перед ним ничто.
Тогда царевич Али, вне себя от восторга, вскричал:
— О благословенный глашатай! Я готов купить его у тебя, прибавив ещё тысячу динариев тебе в подарок. Только необходимо, чтобы я видел все моими собственными глазами!
Тогда глашатай с позволения хозяина лавки распростёр ковёр на полу и попросил царевича сесть на него.
Усевшись рядом с ним, он сказал:
— О господин мой, произнеси в своём уме желание быть перенесённым в твоё собственное помещение!
И едва царевич пожелал это, как тут же был перенесён туда без малейшего толчка и без всякого неудобства.

 Тогда царевич Али сказал своему рабу:
— Отсчитай этому доброму человеку сорок кошельков по тысяче динариев и прибавь ему ещё один кошелёк в тысячу динариев.
И раб исполнил его приказание.
И глашатай, оставив ковёр у царевича Али, сказал:
— Славная покупка, о господин мой! - и удалился.
А царевич подумал: «Вот я и достиг без всякого труда цели моего странствования! Но если я тотчас вернусь домой, то мне придётся слишком долго ждать своих братьев. Я лучше проведу время здесь, в этой удивительной стране, где я могу не только рассеяться, но и научиться ещё многому, чего я не знаю.
Тут Шахразада заметила приближение утра и умолкла.
А когда наступила семьсот девяносто пятая ночь, она сказала:
НОЧЬ СЕМЬСОТ ДЕВЯНОСТО ПЯТАЯ

И с возрастающим интересом стал царевич Али изучать обычаи этих индийцев. Он совершал долгие прогулки и навещал купцов и именитых людей той страны. Но его всё время терзала любовь к прекрасной Нуреннахар.
И вскоре вместе с рабом своим сел он на волшебный ковёр, сосредоточился и был перенесён в хан у трёх дорог, откуда разошлись пути братьев. Он поднялся с ковра и стал дожидаться их возвращения.
А царевич Гассан после расставания с братьями встретил караван, направлявшийся в Персию.
И он присоединился к этому каравану и после продолжительного путешествия по равнинам и горам, по степям и пустыням прибыл в столицу Персидского государства.

 Он остановился в большом городском хане, отдохнул и на следующий день велел провести себя на базар, где продавались драгоценные вещи, самоцветные камни, парча, красивые шёлковые ткани, тонкое полотно и всевозможные ценные товары.
И повсюду он видел маклеров и глашатаев, которые сновали по всем направлениям, выставляя роскошные ткани, красивые ковры и другие прекрасные вещи.
И среди этих людей царевич Гассан заметил одного, который держал в руках трубку из слоновой кости, длиною около фута и толщиною в большой палец. Вместо того, чтобы приставать и суетиться, подобно другим, человек этот прогуливался медленно, держа в руке трубку из слоновой кости, как царь держит скипетр своего царства.
Тут Шахразада заметила, что приближается утро, и умолкла. Но когда наступила семьсот девяносто шестая ночь, она сказала:







Мобильная версия Главная