Магия чисел    

Волшебная история коня из эбенового дерева




Н а ложе он увидел девушку, длинные волосы которой заменяли ей рубашку!

Она была так прекрасна, что её можно было принять за восходящую луну.
Щёки её походили на два нежно-красных анемона, их блеск оттенялся двумя нежными родинками с каждой стороны.
При виде этой красоты, прелести и изящества Камар-аль-Акмар едва не лишился чувств.

Он подошел к спящей девушке и, трепеща от радости и сладострастия, поцеловал её в правую щёку.
Девушка проснулась от этого поцелуя и воскликнула:
— Кто ты и кто привёл тебя сюда?
Он же ответил:
— Моя судьба и моё счастье!

Я твой раб, влюблённый в твои глаза!
При этих словах царевна Шамзеннахар сказала молодому человеку:
— Быть может, ты сын индийского царя, просившего вчера моей руки, которому отец отказал?

Но красота твоя покоряет меня, о господин мой!
И она поцеловала его, и он поцеловал её, и оба слились в объятиях, лаская друг друга то нежно, то дерзко.
Но в это время проснулись служанки и, увидав царевну с царевичем, закричали от волнения и побежали будить евнуха, спавшего у дверей.

Выслушав их, он хотел схватиться за меч, но его не оказалось в ножнах.
Он заглянул в залу, увидел на кровати молодого человека ослепительной наружности и воскликнул:
— О господин мой, если ты человек, а не джин, то наша молодая госпожа достойна твоей красоты!

При этом он тотчас побежал к царю, громко крича, раздирая одежды свои и посыпая себе голову пылью.
Услышав крики обезумевшего негра, царь спросил у него:
— Какое несчастье случилось с тобой?

И евнух ответил...
Тут Шахразада увидела, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила триста девяносто пятая ночь, она сказала: О царь, поспеши на помощь к своей дочери: джин в образе царского сына овладел ею!

Услышав слова евнуха, царь пришёл в бешенство и бросился к комнатам царевны, где нашёл бледных и дрожавших служанок.
И он спросил у них:
— Что случилось с моей дочерью?
Они же отвечали:
— О царь, когда мы проснулись, то увидели в кровати царевны юношу, и мы не можем сказать, джин он или человек.

Но мы можем уверить тебя, что он любезен, скромен, благовоспитан и не способен ни на что, заслуживающее порицания!
Тогда царь охладел в своем гневе; со всевозможными предосторожностями он приподнял немного занавес и увидел лежащего около его дочери и мило разговаривающего очаровательного царевича, лицо которого сияло, как полная луна.

Но это зрелище возбудило его отцовскую ревность и опасения относительно сохранения чести его дочери.
Поэтому он бросился на них с мечом, но царевич, ещё издали заметивший его и узнавший у девушки, что это её отец, сам схватился за меч и так страшно закричал перед лицом царя, что тот испугался и спросил самым любезным тоном:
— О юноша, человек ты или джин?

И тот ответил:
— Я царевич из рода Хозроев, которые, если бы захотели овладеть твоим царством, сбросили бы тебя с трона, как игрушку!
Скажи мне, мог ли бы ты найти для своей дочери лучшего мужа, чем я?

Видел ли ты когда-либо человека более бесстрашного или лучше одарённого, более богатого войском, рабами и землями?
И царь ответил:
— Нет, клянусь Аллахом!
Но я желал бы, чтобы ты сделался супругом моей дочери перед лицом кади и свидетелей!

И царевич ответил:
— Тебе остается одно из двух...
Тут Шахразада увидела, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила триста девяносто шестая ночь, она сказала: И ли ты выйдешь со мной на поединок, и победивший получит престол царства, или же ты оставишь меня здесь с твоей дочерью на всю эту ночь, а завтра вышлешь против меня всех твоих всадников и рабов и скажешь им:
— Этот человек просит у меня руки дочери под условием, что обратит вас всех в бегство.

Если я буду убит, твоя тайна не будет раскрыта и твоя честь будет спасена.
Если же я останусь победителем, ты найдешь зятя, которым могли бы гордиться славнейшие цари!
И царь согласился на второе предложение, хотя был ошеломлен такою самоуверенностью и был уверен, что молодой человек погибнет в неравной борьбе.

До утра он беседовал с молодым царевичем, поскольку не хотел оставлять его одного с дочерью.
А на рассвете он приказал выстроить в боевом порядке войска и сказал молодому человеку:
— Смелей, сын мой!

Покажи нам свою доблесть!
Но где же твоя лошадь?
Если хочешь, можешь взять любого из моих скакунов.
Но царевич ответил:
— Ни одна из твоих лошадей мне не нравится, я сяду только на ту, которая привезла меня в твой город!

Она стоит на крыше твоего дворца.
При таких словах царь воскликнул:
— О сумасброд!
Вот вернейшее доказательство твоего безумия!
Разве лошадь может очутиться на крыше?
Потом он сказал своему военачальнику:
— Беги во дворец и возвратись сказать мне, что ты там видел.

И принеси мне всё, что найдешь на крыше!
И посланный приехал во дворец и, взойдя на крышу, нашёл там коня, показавшегося ему необыкновенно красивым, но, подойдя поближе и рассмотрев его, он увидел, что конь сделан из дерева и слоновой кости!

И тогда...
Но тут Шахразада увидела, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила триста девяносто седьмая ночь, она сказала: И он приказал невольникам поднять деревянного коня и принести его царю.

И тот, увидав коня, много любовался им, а молодой царевич сказал:
— О царь, смотри хорошенько!
Я вскочу на коня и галопом помчусь на твои войска, которые рассею вправо и влево; и я вселю страх и ужас в сердца твоих воинов!

И Камар-аль-Акмар опёрся рукою о шею коня и одним прыжком вскочил в седло.
Затем он повернул винтик, поднимавший коня, и тотчас же конь запыхтел, затоптался на одном месте, бока его затрепетали, раздулись, и он быстрее стрелы взвился со своим всадником прямо к небу!
Иллюстрация Леона Карре к сказке «Волшебная история коня из эбенового дерева».<br /> Из арабских сказок Шахразады «Тысяча и одна ночь».

Увидав это, царь едва сам не улетел от изумления и бешенства, и он закричал своим военачальникам:
— Ловите его!

Он ушёл от нас!
Но те ответили ему:
— О царь, разве человек может угнаться за птицей, у которой есть крылья?
Тогда взволнованный царь вернулся к дочери и рассказал ей обо всём происшедшем.

А молодая девушка, узнав об исчезновении царевича, пришла в такое отчаяние, что опасно заболела и лежала на своей постели в жару и предавалась мрачным мыслям.
И что бы ни говорил ей отец, и как ни утешал её, она не слушала и не хотела утешиться!

Напротив, она ещё больше рыдала, плакала, стонала, вздыхала и говорила:
— Клянусь Аллахом, не хочу ни есть, ни пить до тех пор, пока Аллах не соединит меня с моим милым.
Я буду только плакать и погружаться в отчаяние!

И отец её, видя, что не может утешить тоскующую дочь свою, сам очень огорчился, и печаль проникла к нему в сердце, и весь мир потемнел в его глазах.
Тут Шахразада увидела, что наступает утро, и умолкла.

А когда наступила триста девяносто восьмая ночь, она сказала:







Мобильная версия Главная