Магия чисел    

Волшебная история коня из эбенового дерева




А царевич же Камар-аль-Акмар повернул голову своего коня в сторону родной земли, и вскоре благодаря быстрому его полёту вернулся в город своего отца.

Здесь он нашёл отца, мать и сестёр своих в траурных одеждах.
И отец, увидав его и убедившись, что это действительно его сын, бросился к нему на шею и прижал к груди своей в порыве безумнейшей радости и беспредельного волнения, а мать и сёстры плакали, рыдали, наперерыв покрывали его поцелуями, прыгали и танцевали от радости и счастья.

Когда же все немного успокоились, Камар-аль-Акмар рассказал им все, что приключилось с ним.
И царь устроил большие празднества народу своему, но царевич, несмотря на все увеселения, никак не мот забыть царевны Шамзеннахар и постоянно думал о ней и во время еды, и во время питья.

И не в силах противиться волновавшему его чувству, он вскочил на деревянного коня, и, повернув винтик, снова взлетел на воздух, и вскоре прибыл в знакомый ему город.
Он спустился на кровлю дворца, осторожно сошел с лестницы, чтобы не шуметь, и направился к покоям царевны.

Евнух спал, как и всегда, у дверей; он перешагнул через него и, войдя в комнаты, подошёл ко второй двери.
Как можно тише приблизился он к занавесу и прежде, чем приподнять его, внимательно прислушался.

И услышал он, как возлюбленная его горько рыдала.
Тут Шахразада увидела, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила триста девяносто девятая ночь, она сказала: Т огда царевич почувствовал, что сердце его разрывается в клочки.

Немедля, приподнял он занавес и вошёл в комнату.
Увидав его, девушка бросилась к нему, обвила руками его шею, покрыла лицо его поцелуями и воскликнула:
— О как я страдала от твоего отсутствия!

Если бы ты не пришёл теперь, я, наверное, умерла бы!
Как мог ты решиться покинуть меня?
Как жизнь моя сладостна около тебя!
Он же сказал:
— Прежде всего, принеси мне какой-нибудь пищи и питья, я голоден и изнемогаю от жажды.

Тогда девушка приказала служанкам принести еду и питье; и оба принялись есть, пить и беседовать до тех пор, пока ночь не стала приходить к концу.
И когда стало светать, Камар-аль-Акмар стал прощаться, чтобы уйти до пробуждения евнуха; и он сказал Шамзеннахар:
— Клянусь тебе, что каждую неделю буду возвращаться к тебе!

При этих словах она разразилась рыданиями и воскликнула:
— Именем всемогущего Аллаха, заклинаю тебя, возьми меня с собою и увези куда хочешь, лишь бы не страдать мне от горечи разлуки!
И он сказал на это:
— Так вставай и едем!

И она надела на себя всё, что было самого драгоценного и прекрасного, не забывая ни ожерельев, ни перстней, ни браслетов, и вышла со своим возлюбленным.
Камар-аль-Акмар привёл её на кровлю дворца, вскочил на коня и привязал её к себе крепкими привязями.

А затем повернул винтик, и конь взвился, унося их обоих.
Увидав это, служанки стали кричать так громко, что разбудили царя и царицу, которые полуодетыми выбежали на кровлю дворца как раз в ту минуту, когда волшебный конь улетал в небо.

Тогда царевичу пришло в голову, что, быть может, молодой девушке жаль расставаться с отцом и с матерью, и он спросил ее:
— Скажи мне, о роскошь и восторг очей моих, не желаешь ли ты вернуться к своим родителям?

Она же ответила:
— Клянусь Аллахом, о господин мой, я не желаю этого!
Тогда царевич пустил коня во всю прыть, и таким образом долетели они до великолепного луга, на который они и спустились.

Тут Шахразада увидела, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила четырехсотая ночь, она сказала: З десь они отдохнули и снова сели на волшебного коня, и понеслись во всю прыть к столице царя Сабура, к которой подлетели утром.

Он спустил коня в прекрасный сад, находившийся за городом, куда отец его приходил отдыхать и подышать свежим воздухом, ввёл девушку в летний флигель и сказал ей:
— Я оставлю тебя здесь на короткое время и пойду предупредить отца о нашем приезде.

А пока поручаю тебе смотреть за деревянным конем, которого оставил у дверей.
Потом царевич простился с нею и направился к дворцу отца своего.
Когда царь Сабур увидел сына, он чуть не умер от радости и волнения, а тот сообщил ему, что привез с собой самую восхитительную из девушек Персии и Аравии!

И царевич попросил отца приготовить великолепный кортеж, чтобы ввести её в город, а сам велел приготовить для своей избранницы навес из красной, зелёной и жёлтой парчи, посередине которого был бы золотой, сиявший драгоценными камнями трон.

И обнажённые до пояса негры понесли этот балдахин на плечах, следуя за кортежем по направлению к садам.
Камар-аль-Акмар же не имел терпения ехать шагом вместе с кортежем.
Поскакав по кратчайшему пути, он скоро был уже у флигеля, где оставил дочь царя Саны.

Он искал её повсюду, но не нашёл ни царевны, ни деревянного коня.
Тогда Камар-аль-Акмар пришёл в отчаяние, стал бить себя по лицу, разодрал свою одежду и стал бегать по саду, издавая громкие вопли и призывая царевну всеми силами своей глотки.

Но всё было напрасно!
Некоторое время спустя он немного успокоился, пришёл в себя и сказал себе:
«Как могла она узнать секрет управления конем, если я ничего не говорил ей об этом?»
Тогда Камар-аль-Акмар спросил у сторожей сада, не проходил ли кто из посторонних?

И те в один голос ответили:
— Мы не видели никого, кроме персидского учёного, собиравшего лекарственные травы!
При этих словах царевич понял, что девушку похитил помилованный им ранее персиянин.

Отчаяние его дошло до последних пределов, и он сказал отцу своему:
— Возвращайся во дворец; я же вернусь лишь после того, как разъясню это чёрное дело!
Видя решимость сына, царь заплакал, застонал и сказал ему:
— О сын мой, молю тебя, победи своё горе и вернись к нам домой.

Тут Шахразада увидела, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила четыреста первая ночь, она сказала: А затем подумай, дочь какого царя или султана пожелаешь взять себе в жёны, и я сосватаю её тебе!

Но Камар-аль-Акмар не хотел обращать ни малейшего внимания на слова отца и на его мольбы; он сказал ему несколько слов на прощанье и уехал.
А освобожденный из тюрьмы персидский учёный действительно собирал в саду лекарственные травы.

Так он дошел до флигеля, где была царевна, и увидел рядом творение рук своих - волшебного коня!
И персиянин решил отомстить царевичу.
Он подошел к царевне, поцеловал землю между рук её и сказал:
— О госпожа моя, я посланный царевича, и я должен перевести тебя в другой дом, более прекрасный и находящийся на более близком расстоянии от города.

Она же сказала ему:
— Скажи мне, разве царевич не мог найти менее безобразного посланца?
На эти слова волшебник ответил:
— Моя наружность не должна вводить тебя в заблуждение относительно моих достоинств.

Что же касается царевича, то он выбрал меня посланцем именно по причине моего безобразного и отвратительного лица; и это для того, чтобы ничего не опасаться и не ревновать тебя, красавица!
Тут Шахразада увидела, что наступает утро, и умолкла.

А когда наступила четыреста вторая ночь, она сказала:








Мобильная версия Главная