Магия чисел

Фаризада Розовая Улыбка





она сказала:
…И вот однажды, на лесной тропинке, такой узкой, что не успели они вовремя посторониться, оба брата встретились с султаном, охотившимся в том же лесу.

И поспешно соскочили они с коней и распростёрлись они перед ним.
Султан чрезвычайно удивился, встретив в этом лесу незнакомых ему всадников, так богато одетых, как будто они принадлежали к его свите; ему захотелось увидеть их лица, и он велел им встать.

И оба брата поднялись и стояли между рук султана, держась с достоинством и с почтительностью.
Султан был поражён их красотою и некоторое время молча разглядывал их с ног до головы.
Потом спросил у них, кто они такие и где живут.

Сердце его расположилось к ним и было взволновано.
Они же отвечали:
— О царь времён, мы сыновья умершего раба твоего, бывшего управляющего садами.
Живём же мы недалеко отсюда, в доме, которым обязаны твоей щедрости!

Султан был очень рад познакомиться с сыновьями своего верного слуги; но его удивило то, что они до сих пор не являлись во дворец и не принадлежали к его свете.
И спросил он их о причине такого уклонения.

Они ответили:
— О царь времён, прости нас за то, что до сих пор не являлись между великодушных рук твоих; но у нас есть сестра, наша меньшая, о которой поручил нам заботиться отец перед своей смертью.

И мы охраняем её такой любовью, что не можем и думать о разлуке с нею!
Султан был чрезвычайно тронут такою братскою дружбой и ещё более порадовался своей встрече, говоря себе:
«Никогда не думал я, чтобы в моем царстве нашлось двое таких прекрасных во всех отношениях и в тоже время столь мало честолюбивых молодых людей!

И почувствовал непреодолимое желание посетить их в их жилищах, чтобы вдоволь порадовать ими глаза свои.
И сейчас же выразил он это юношам, которые отвечали повиновением и поспешили сопровождать его.

А царевич Фарид скоро опередил их, чтобы предупредить сестру свою Фаризаду о посещении султана.
Фаризада же, не привыкшая к приёмам, не знала, как и взяться за дело, чтобы достойно принять султана.

И, в своём затруднении, она нашла, что всего лучше посоветоваться с подругой своей, Птицей Булбуль.
И сказала ей:
— О Булбуль, Султан делает нам честь, он хочет видеть наш дом, и мы должны угостить его.

Научи же меня, что должны мы делать для того, чтобы он остался нами доволен!
Булбуль же ответила:
— О госпожа моя, не стоит приказывать поварихе готовить подносы и блюда, потому что сегодня только одно блюдо может понравится султану, и его-то и нужно подать.

Это блюдо огурцов, начинённых жемчугом!
Фаризада удивилась и, подумав, что Птица обмолвилась, поспешила возразить ей:
— Птица!
Птица!
О чём ты говоришь!
Огурцы с начинкой из жемчуга!
Да это неслыханное кушанье!

Если царь делает нам честь и желает отобедать у нас, то, значит, он желает кушать, а не глотать жемчужины!
Ты верно хотела сказать: «огурцы с начинкой из риса», а Булбуль!
Но Говорящая Птица вскричала с досадой:
— Вовсе нет!

Вовсе нет!
Начинка из жемчуга, жемчуга, жемчуга!
А не рис, не рис, не рис!
Фаризада, во всём доверявшая Чудесной Птице, поспешила заказать старой поварихе блюдо огурцов с начинкой из жемчужин.
А так как в доме не было недостатка в жемчуге, то нетрудно было найти его в достаточном количестве.

Между тем, султан, сопровождаемый царевичем Фарузом, вошёл в сад.
Фарид же, ожидавший его на пороге, подержал ему стремя и помог сойти с коня.
А Фаризада Розовая Улыбка первый раз (по совету Булбуль) закрыла лицо своё покрывалом, подошла и поцеловала у султана руку.

Султан был чрезвычайно тронут её приветливостью, чистотой, которую она дышала вся, как чистый жасмин, и, вспомнил о своей бездетной старости, заплакал.
А потом, благословляя её, сказал:
— Тот кто оставляет после себя потомство, не умирает!

Да дарует тебе Аллах, о отец столь прекрасных детей, место избранника по правую руку свою и среди блаженных!
И прибавил, вновь устремляя взор свой на склонившуюся перед ним Фаризаду:
— А ты, дочь слуги моего, стебель благоухающий, веди нас под тень каких-нибудь прелестных деревьев, которые защитят нас от зноя!

И Султан, предшествуемый дрожащей Фаризадой и сопровождаемый обоими братьями, направился в тень.
И, прежде всего, поразили взоры султана Хозроя-шаха снопы золотой воды.
Он остановился на минуту, смотрел на них с восхищением и воскликнул:
— Чудесная вода, так приятно смотреть!


 И пошёл он поближе поближе, чтобы лучше разглядеть, И тут вдруг услышал хор Поющего Дерева.

И с восхищением прислушивался он к этой небесной музыке и долго слушал.
А потом воскликнул:
— О музыка, какой я никогда не слышал!
И между тем как он, желая приблизиться к тому месту, откуда, как ему казалось, она исходила, пошёл в ту сторону, музыка прекратилась и сад уснул в безмолвии.

И среди этого безмолвия внезапно раздался голос Говорящей Птицы, громкий и взволнованный.
И пела она:
— Добро пожаловать, султан Хозрой-шах!
Добро пожаловать!
Добро пожаловать!
Добро пожаловать!

И когда прозвучала последняя волшебная нота этого дивного голоса, хор из всех птиц ответил:
— Добро пожаловать!
Добро пожаловать!
И султан Хозрой-шах был восхищён и изумлён всем этим, и душа его, уже взволнованная всем, что пришлось ему перечувствовать в столь короткое время, преисполнилась умиления.

И воскликнул он:
— Здесь дом счастья!
О, я согласился бы отдать моё могущество и мой престол за возможность жить с вами, сыновья моего управителя!
Потом, когда он собирался расспросить Фаризаду и её братьев о происхождении непонятных для него чудес, они показали ему Поющую Дерево и Говорящую Птицу...

В этом месте рассказы своего Шахразада заметила, что наступает утро, и скромно умолкла.
А когда наступила
Она сказала:
...

Они показали ему Поющее Дерево и Говорящую Птицу.
И Фаризада сказала ему:
— Что касается источника этих чудес, то я расскажу о нём господину нашему султану, когда он отдохнёт!
И пригласила она султана в ту самую беседку, которая служила убежищем для Булбуль и куда только что принесли угощение на большом подносе.

И сел султан на почётном месте.
И подали ему на золотом блюде огурцы, начинённые жемчугом.
Султан, действительно любивший огурцы с начинкой, увидев их на блюде, которое подавала ему сама Фаризада, был тронут этим вниманием и не знал, как объяснить его.

Но удивление его дошло до крайних пределов, когда он увидел, что вместо обыкновенной начинки из риса и фисташек, огурцы начинены были жемчужинами.
И сказал он Фаризаде и братьям:
— Клянусь жизнью!

Какой новый способ приготовления!
И с каких это пор жемчуг заменяет рис и фисташки?
Фаризада готова была выронить блюда и убежать от смущения, когда Говорящая Птица возвысила голос и назвала султана по имени, говоря:
— О господин наш Хозрой-шах!

Султан поднял голову к Птице, которая степенно продолжала:
— О господин наш Хозрой-шах!
С каких пор дети персидской султанши превращаются при своём рождении в животных?
Если, о царь времён, ты поверил некогда такому невероятному обстоятельству, то теперь не имеешь права удивляться такой простой вещи!

А затем прибавила:
— Вспомни, о господин наш, о словах, которые слышал однажды вечером в смиренном жилище!
Если ты забыл эти слова, то позволь рабе Фаризады повторить их тебе!
И нежным, подобным девичьему говору, голосом, она сказала:
— О сёстры мои!

Когда я буду супругой султана, у нас будет благословенное потомство!
Потому что сыновья, которых дарует нам Аллах, будут во всём достойны своего отца; дочь же, которая порадует наши глаза, будет улыбкой самого неба!

Волосы у неё будут с одной стороны золотые, а с другой серебряные; слезы её, когда заплачет, будут жемчужинами, смех - золотыми динариями, а улыбки - распускающимися розами!
И, при этих словах, султан схватился за голову и зарыдал.

И старое горе дало себя чувствовать ему сильнее даже, нежели в прежние дни.
И все мысли, подавленные в глубине его доведённой до отчаяния души, прихлынули к его сердцу и разорвали его.
И скоро снова раздался голос Булбуль, но теперь он звучал радостью и счастьем.

И пела она:
— Подними покрывало перед отцом твоим, о Фаризада!
И Фаризада, не могшая ослушаться голоса своей подруги, приподняла покрывало.
И, вместе с покрывалом, упала и повязка, сдерживающая её волосы.

И султан увидел это и, протянув руки вперёд, он встал с громким криком.
А голос Булбуль закричал ему:
— Твоя дочь, о царь!
И действительно, волосы у неё были, с одной стороны, золотые, а с другой серебряные; на её веках висели жемчужины, слёзы радости, и на губах распускалась роза.

И в ту же минуту царь взглянул на братьев-красавцев.
И узнал он в них себя.
А голос Булбуль закричал ему:
— Твои сыновья, о царь!
И в то время, как султан Хозрой-шах ещё стоял безмолвно и неподвижно от волнения, Говорящая Птица быстро рассказала ему и его детям их истинную историю, с начала и до конца, не опуская ни одной подробности.

Но повторять её нет надобности.
И не успела она ещё окончить своего повествования, как уже султан и его дети обняли друг друга, и смешались их слёзы и лобзание.
Слава Аллаху, Великому и Неисповедимому, соединяющему тех, кого разлучил!

И когда они немного успокоились, султан сказал:
— О дети мои, поспешим к вашей матери!
Но, слушатели мои, не будем описывать того, что произошло, когда бедная мать, томившаяся в своей уединённый каморке, снова увидела султана, супруга своего, и признала себя матерью Фаризады - Розовой Улыбки и двух юношей красавцев, против её.

И, благодарение Аллаху, благость которого бесконечна, а правосудие неукоснительно, - обе завистливые сестры умерли от бешенства в день торжества, а царь Хозрой-шах, супруга его, султанша, красавцы-царевичи: Фарид и Фаруз и прекрасная царевна Фаризада жили долгие годы весело и счастливо, пока не явилась к ним разлучница друзей и Разрушительница государств.

Слава предвечному, остающемуся неизменным!
Такова-то дивная повесть о Фаризаде Розовой Улыбке.
Но Аллах мудрее всех нас!
Когда Шахразада окончила своё повествование, маленькая Доньязада воскликнула:
— О сестра моя, как сладки и обворожительны, как свежи и сочны слова твои!

И как восхитителен этот рассказ!
И царь Шахрияр а сказал:
— Это правда!
А Доньязаде показалось даже, что глаза царя увлажнились, и прошептала она Шахризаде:
— О сестра моя, в левом глазу у царя, кажется мне слеза и в правом тоже!

И Шахразада украдкой взглянула на царя, улыбнулась и, обняв девочку сказала:
— Желаю, чтобы следующий рассказ понравился царю не менее этого!







Мобильная версия Главная