Магия чисел

Рассказ о рыбаке и эфрите




М
не довелось слышать, о счастливый царь, что как только рыбы произнесли свои слова, девушка опрокинула кастрюлю своей палочкой и исчезла в стене.


 Тогда визирь сказал:
— Это необычайное происшествие, и я не могу утаивать его от моего повелителя!
И он отправился к султану и всё ему рассказал.

И царь воскликнул:
— Я должен видеть всё собственными глазами!

 И он послал за рыбаком и приказал доставить ему четыре рыбы различных цветов, точь-в-точь таких же, как в первый раз.

Рыбак исполнил поручение, султан же приказал выдать ему ещё четыреста динариев и сказал визирю:
— Зажарь этих рыб в моём присутствии!

 И визирь велел принести кастрюлю в покои царя, очистил рыб и, положив их в кастрюлю, поставил на огонь.

И вдруг стена раздвинулась, и из неё вышел чёрный гигант с толстой дубиной в руках.
Подойдя к очагу, он спросил громовым голосом:
— Рыбы, помните ли вы вашу клятву?
И рыбы высунули головы из кастрюли и снова хором запели.

Тогда гигант-негр подошёл к кастрюле, опрокинул её своей дубиной, и рыбы превратились в уголь.
В ту же минуту негр скрылся в стене, которая сдвинулась за ним.

 И царь сказал:
— Нет никакого сомнения, что в этих рыбах кроется какая-то тайна.

И он приказал призвать рыбака и спросил его:
— Скажи, откуда выловил ты этих рыб?
Тот ответил:
— Из озера, окружённого четырьмя холмами.
И царь спросил:
— А сколько дней нужно, чтобы дойти до него?


 Рыбак ответил:
— О государь, не более получаса!
Царь изумился этому и приказал солдатам сопровождать рыбака.
Сам же он велел оседлать коней и в сопровождении свиты двинулся в путь.

И поднялись они на гору, а потом спустились в обширную равнину, которой никогда не видели раньше.
И султан и его свита удивлялись этой равнине, окружённой четырьмя холмами, и озеру, в котором играли рыбы четырёх цветов.


 И царь сказал:
— Клянусь Аллахом, я не буду восседать на моём троне, пока не узнаю всю правду об этом озере и его обитателях.
И он сказал своему визирю:
— В эту ночь я удалюсь из лагеря искать разгадки этого волшебного озера.

Ты же завтра скажи моим придворным, что я нездоров, и не впускай никого в мой шатёр.

 Затем царь сменил свою одежду на более удобную, вооружился мечом и тайком вышел из лагеря.

И шёл он всю ночь до самого восхода; и только в полдень палящие лучи солнца заставили его отдохнуть.
Подкрепив свои силы отдыхом, он пошёл дальше, и шёл он целый день и всю следующую ночь, и к утру второго дня увидел какое-то здание.


 Он обрадовался и подумал: «Вероятно, я найду там кого-нибудь, кто расскажет мне историю волшебного озера и его обитателей».
Подойдя ближе, он увидел замок из чёрного камня.

Одна половина входной двери была открыта, царь подошёл к ней и постучал.
Ответа не последовало; он постучал во второй и в третий раз, но никто не отвечал.
Он ударил в дверь изо всех сил, но нигде не слышалось ни звука.


 Тогда, собравшись с духом, он вошёл в дверь и громко произнёс:
— О хозяин, позволь усталому путнику отдохнуть тут!
Потом он прошёл во внутренние покои дворца, где не встретил ни одной души, хотя все комнаты были украшены великолепными коврами, а посреди внутреннего двора красовался большой бассейн, по углам которого стояли четыре льва из литого золота, и из пастей их струилась вода.

Удивляясь всей этой роскоши, он присел отдохнуть, как вдруг услышал чьи-то жалобные стоны.

Султан вскочил с места и направился в сторону, откуда доносились звуки.
Подойдя к одной двери, он откинул тяжёлый занавес и вошёл в обширную залу, посредине которой стояла высокая постель.

На ней сидел в шитой золотом одежде стройный юноша несравненной красоты, про которого поэт мог бы сказать:

 Высок и строен юноша прекрасный,
Темнее ночи мрак его кудрей,
Чело же блещет белизной такою,
Что озаряет даже ночи тьму!
И никогда такою красотою
Не услаждалось зрение людей!
Среди других ты юношей прекрасных
Его всегда сумеешь отличить
По родинке, что видна под глазами
На розовой ланите у него!

Увидев юношу, султан сказал:
— Мир тебе!

Но юноша не поднялся с места.
Он лишь поклонился царю и голосом, полным скорби, сказал:
— О владыка, прости, что не могу встать с места!
И он поднял полы своей одежды.
И царь увидел, что вся нижняя половина его туловища превращена в мрамор!

Зрелище это поразило султана, и он попросил юношу рассказать ему свою историю.
И несчастный начал

РАССКАЗ О ЗАКОЛДОВАННОМ ЮНОШЕ И РЫБАХ


 Знай, о царь, что отец мой Махмуд был царём Чёрных Островов и этих четырёх холмов.

После его смерти я вступил на престол и женился на дочери моего дяди, которая так любила меня, что, если я вынужден был удаляться, она не ела и не пила до моего возвращения.

 И вот однажды дочь моего дяди отправилась в гамам, я же прилёг на софу и приказал двум невольницам навевать на меня прохладу опахалами; и хотя я лежал с закрытыми глазами, однако не мог уснуть.


 И вот одна невольница сказала другой:
— Какое горе, что у нашего повелителя такая развратная жена!
Поистине, наш господин удивительно беспечен, если он не видит проделок этой женщины!

Тогда вторая невольница возразила:
— Но как он может видеть их?
Ведь каждый вечер она кладёт кусочек банга в напиток, который муж её пьёт перед сном, и он тотчас же засыпает глубоким сном.

В таком состоянии он, разумеется, не замечает, как она уходит.
Возвращается же она только на рассвете и жжёт над ним какое-то зелье, и тогда он пробуждается.

 Когда я услыхал эти слова, свет померк в моих глазах, и я стал ждать с нетерпением дочь моего дяди.

Когда она вернулась, мы накрыли стол и сели ужинать; и я, по обыкновению, потребовал вина.
Дочь моего дяди подала мне мой кубок, но вместо того, чтобы выпить его, я вылил его за ворот моего платья.

И вот мы легли, и я притворился, что заснул.
Тогда она сказала:
— Спи, ненавистный, и хорошо бы тебе не просыпаться вовек, ибо душа моя пресытилась тобою!
Потом она встала, нарядилась в лучшее своё платье, надушилась, прицепила меч к поясу и вышла.

Тогда я вскочил с постели и последовал за нею.

 Она вышла из дворцовой ограды и очутилась у городских ворот.
Я следовал за нею.
Она дошла до свалки отбросов, на которой стояла башня.

Жена моя подошла к башне и отворила двери.
И я увидел, что она вошла в комнату, в которой лежал на соломе отвратительный негр; верхняя губа его походила на крышку кастрюли, и все тело его было изъедено болезнями.


 Дочь моего дяди поцеловала землю у его ног, а он сказал:
— Почему ты пришла так поздно?
Клянусь честью негров и мужским превосходством нашим над белыми, что если ты в другой раз так опоздаешь, то я не прикоснусь больше к тебе!

Ведь я знаю, что ты пришла так поздно потому, что в другом месте удовлетворяешь твои гнусные желания, о мерзейшая из белых женщин!

 Когда я услышал этот разговор и увидел, что произошло между ними, разум мой помутился.

А дочь моего дяди продолжала стонать и плакать в объятиях негра, повторяя:
— О мой возлюбленный, ты - единственная моя радость!
Что будет со мною, если ты прогонишь меня?

 И она не переставала плакать, пока он не простил её.

Тогда она исполнилась радости и сняла с себя платье и шаровары и сказала:
— О повелитель мой, дашь ли ты поесть твоей рабе?
Негр ответил:
— Подними крышку кастрюли, и ты найдёшь в ней соус из мышиных костей, который ты должна съесть; потом возьми этот кувшин и напейся бузы.


 И дочь моего дяди повиновалась; потом она легла рядом с негром и прижалась к нему под смрадными лохмотьями.
Когда я увидел, что делала дочь моего дяди, я не мог более владеть собой.

Я бросился в комнату, выхватил меч у изменницы и ударил им негра по шее.
Услыхав его хрип, я подумал, что убил его.

 В эту минуту Шахразада заметила приближение утра и скромно замолкла.

А когда настало утро, царь Шахриар отправился в залу совета и занимался государственными делами до самого вечера.
Потом царь вернулся во дворец, и, когда наступила восьмая ночь, она сказала:
М
не довелось слышать, о счастливый царь, что заколдованный юноша сказал султану:
— Ударив негра мечом по шее, я услышал хрип и думал, что убил его.

А дочь моего дяди спала в это время глубоким сном.

 Проснувшись, она вложила в ножны меч, возвратилась во дворец и прилегла на мою постель.

На другой день я увидел, что она обрезала себе волосы и надела траурные одежды.

 Я не стал спрашивать у неё разъяснения, но она сказала мне:
— О сын моего дяди, не осуждай моих действий!

Я только что узнала, что мать моя умерла, отец убит в сражении, и что один из моих братьев умер от укуса скорпиона.

 На это я спокойно ответил:
— Делай, что считаешь нужным, я не буду препятствовать выражению твоей печали.

Тогда царица затворилась в своих покоях и дала полную волю своему безумному горю.

 И целый год она не переставала плакать и убиваться.
Затем она сказала мне:
— Я хочу выстроить усыпальницу и назвать её Храмом Скорби.

Я отвечал:
— Делай все, что тебе приятно.

 И она воздвигла Храм Скорби и внутри него вырыла яму, в которую перенесла полуживого негра, который был так слаб, что не мог уже ничем служить дочери моего дяди.

И каждый день, на рассвете и в сумерках, дочь моего дяди входила к нему и предавалась слезам и поила его различными отварами.

 И это продолжалось в течение всего второго года, и я по слабости души моей терпеливо переносил этот позор.

Но как-то раз я тайком отправился вслед за нею в Храм Скорби и застал её в припадке безумного горя.
Она била себя в лицо и голосом, полным печали, говорила:

 Когда меня, о милый, ты покинул,
Я удалилась тотчас от людей;
Ничто уж мне недорого на свете,
С тех пор, как, милый, ты меня покинул!
Пусть голос твой моё припомнит имя,
Которым ты меня когда-то звал,
Пусть зазвучит он над моей могилой!
Увы! Увы! Тогда тебе в ответ Мои лишь кости загремят уныло!

Когда она произнесла эти слова, я подошёл к ней и воскликнул:
— О изменница, твои слова пропитаны ядом разврата!

Вынув меч из ножен, я собирался ударить её.
Она вскочила, и, догадавшись, что это я ранил её негра, произнесла какие-то слова, которых я не разобрал, и вслед за этим добавила:
— Пусть силой моих чар Аллах превратит в мрамор половину твоего тела!

И в ту же минуту, о царь, я стал таким, каким ты видишь меня: я не могу ни стоять, ни лежать, я - не мёртвый и не живой.

 Она заколдовала также весь город и обратила его в озеро, а всё население - в рыб четырёх цветов:
белые рыбы - мусульмане, красные - огнепоклонники, голубые - христиане, жёлтые - евреи.

Но и это ещё не всё!
Каждый день она является сюда, наносит мне сто ударов ремнём и потом возвращается к своему негру, неся ему вино и отвары.

 Услыхав это, царь сказал:
— Клянусь Аллахом, о юноша, я должен спасти тебя!

Дождавшись полуночи, он взял свой меч и отправился к тому месту, где находился негр.
Храм был освещён множеством свечей и наполнен ароматом ладана.

 Царь подошёл к негру и со всего размаха ударил его мечом, потом он взвалил себе на плечи его тело и бросил в колодец.

Затем он вернулся в Храм Скорби и накинул на себя одежды негра.

 Час спустя колдунья пришла к несчастному юноше, раздела его, взяла ремень и стала наносить ему удары.

Султан слышал, как он кричал и плакал, умоляя её пощадить его.
Но она отвечала:
— А разве ты щадил меня?
Разве ты не лишил жизни моего возлюбленного?

 И когда все тело юноши покрылось кровавыми рубцами, она надела на него грубую волосяную одежду, а поверх неё парадное платье.

После этого она направилась в храм, неся с собой вино и отвар из овощей.

 Войдя в храм, она разразилась рыданиями и жалобами, восклицая:
— О повелитель мой, молви хоть слово!

Тогда мнимый негр, подражая говору негров, произнёс:
— Га-га!
Один Аллах всемогущ!
Услыхав эти слова, колдунья вскричала от радости и лишилась чувств; но, придя в себя, она сказала:
— О, мой возлюбленный, неужели ты исцелился?

Тогда царь произнёс глухим голосом:
— О, негодная, ты не заслуживаешь, чтобы я отвечал на твои речи!
Она же спросила:
— О, повелитель мой, почему же?
И он ответил:
— Ты каждый день подвергаешь истязанию твоего мужа, и его крики и вопли не дают мне заснуть ни днём, ни ночью.

Не будь этого, я давно исцелился бы!
Тогда она воскликнула:
— О, повелитель мой, прикажи, и я верну ему прежний вид!
Тогда мнимый негр сказал:
— Освободи его, чтобы мы могли наслаждаться покоем.

И она ответила:
— Слушаю и повинуюсь!

 И с этими словами она встала и вышла из храма.
Войдя во дворец, она взяла медную чашу, наполнила её водой, произнесла над ней несколько магических слов; и вода закипела, точно на огне.


 Тогда колдунья окропила ею своего мужа и сказала:
— Силой этого заклинания повелеваю тебе оставить этот вид и принять прежний!

 И в ту же минуту юноша встал на ноги и, радуясь своему избавлению, произнёс:
— Один Бог Аллах, и Магомет пророк его!

Потом она крикнула ему:
— Убирайся из этого дворца и не возвращайся никогда, если дорожишь жизнью!

 И царь поспешно удалился.
А колдунья вернулась к негру и сказала ему:
— О, повелитель мой, встань, чтобы я могла видеть тебя!

Но он ответил глухим голосом:
— Ты сделала далеко не всё!
Рыбы в озере не дают мне покоя; каждую ночь они поднимают головы и призывают небесную кару на нас.
Вот почему я не могу исцелиться.

Освободи их от заклятия и лишь тогда приходи ко мне и помоги подняться.
Услыхав эти слова, она воскликнула:
— О, повелитель мой, я не замедлю исполнить твоё повеление!
И с этими словами она побежала к озеру, зачерпнула из него воды и...


 В эту минуту Шахразада заметила, что занимается заря, и по обычаю скромно замолкла.
И когда наступила девятая ночь, она сказала:
Р
ассказывают, о, счастливый царь, что когда колдунья зачерпнула воды из озера и произнесла над нею магические слова, рыбы в озере затрепетали и в ту же минуту обратились в людей.

И вся заколдованная страна освободилась от чар, город раскинулся в прежнем своём великолепии со своими домами и базарами, и население вернулось к прежним занятиям, а вместо пустынных холмов опять зазеленели острова.


 Совершив это, колдунья вернулась к мнимому негру и сказала:
— О, возлюбленный мой, дай мне поцеловать твою руку!
Царь отвечал шёпотом:
— Подойди поближе!

И когда она подошла, он схватил меч и вонзил его в грудь колдуньи.

 Потом он вышел из храма навстречу молодому царю, который ждал его с нетерпением.

Юноша в порыве благодарности поцеловал руку у своего избавителя, и тот спросил его:
— Хочешь ли ты оставаться в твоих владениях или отправишься со мною в моё царство?

 В ответ юноша спросил:
— О, царь веков, знаешь ли ты, какое расстояние отделяет нас от твоего царства?

Султан ответил:
— Два с половиной дня.
Тогда молодой человек сказал:
— О, царь, чтобы доехать до твоей столицы, потребуется целый год!
А прибыл ты сюда за два с половиной дня потому, что царство моё было заколдовано.

Но знай, о, царь, что, если бы мне пришлось идти с тобой на край света, я и тогда не расстался бы с тобой!

 При этих словах султан исполнился радости и сказал:
— Хвала Аллаху, который поставил тебя на моём пути!

Так как родных детей у меня нет, то я признаю тебя моим сыном и наследником моего престола.

 И оба царя нежно обнялись и, предаваясь безмерной радости, отправились в царский дворец.

И царь созвал своих придворных и чиновников и объявил им, что предпринимает паломничество в Мекку.
Затем оба царя двинулись в путь в сопровождении пятидесяти мамелюков, нагруженных подарками.


 И ехали они день и ночь в течение целого года, пока не прибыли в столицу султана.
И визирь, потерявший уже надежду на возвращение султана, вышел к нему со всем войском.

И царь сообщил своему визирю обо всём, что произошло с ним.
И визирь поздравил его с благополучным избавлением от чар злой колдуньи.

 А султан повелел визирю послать за рыбаком, и когда тот явился, султан приказал дать ему почётную одежду и спросил, есть ли у него дети.

И когда рыбак сообщил ему, что у него две дочери и сын, султан решил жениться на одной из его дочерей, а другую дать в жёны молодому царю Четырёх Островов; сына же он взял к себе во дворец и назначил его хранителем царской сокровищницы.

Затем он предложил своему визирю отправиться в столицу Четырёх Островов и сделал его царём этих островов.
И визирь поцеловал руку у своего повелителя и отправился в путь.
А рыбак вскоре сделался самым богатым человеком во всей стране, и его дочери-царицы пользовались почётом до самой смерти.








Мобильная версия Главная