Магия чисел    

Рассказ о мудрой Симпатии




П рослушав ответы прекрасной Симпатии, медик не мог не признаться, что невозможно уличить её в незнании, и хотел вернуться на своё место.

Но Симпатия помешала ему знаком и сказала:
— Нужно, чтобы и я, в свою очередь, поставила тебе вопрос: можешь ли сказать мне, о учёный, какой предмет бывает кругл, как земля, и помещается в глазу, то разлучаясь с ним, то проникая в него, разлучаясь на ночь и соединяясь днём, выбирая обычное местопребывание на окраинах?

Как ни старался учёный, ему не удалось ответить, и Симпатия, отняв у него плащ по предложению халифа, ответила сама:
— Это пуговица и петля!

 После этого поднялся с места знаменитый астроном и спросил Симпатию:
— Где восходит солнце, и куда оно садится?

Она ответила:
— Знай, что солнце восходит из источников Востока и исчезает в источниках Запада.
Этих источников сто восемьдесят.
Солнце - султан дня, а луна - султанша ночи.
И Аллах сказал в своей книге:
«Я дал солнцу его свет и луне её блеск и указал им их места для того, чтобы вы могли знать счёт дням и годам.

Я установил предел течению светил и запретил луне достигать солнца, а ночи опережать день!
Таким образом, день и ночь, мрак и свет, никогда не смешивая свою сущность, непрестанно отождествляются!»

 Прослушав этот ответ, астроном был восхищён глубиною познаний молодой Симпатии.

Ему захотелось, однако, смутить её более трудным вопросом, и он спросил:
— О отроковица, как ты думаешь, будет ли дождь в этом месяце?
Тогда мудрая Симпатия опустила голову, долго размышляла, а потом сказала халифу:
— О эмир правоверных, я прошу дать мне твою саблю, чтобы отрубить голову этому астроному, который неверующий!

Ибо есть пять вещей, известных одному только Аллаху: день смерти, пойдёт ли дождь, пол ребёнка во чреве матери, событие завтрашнего дня и место, где должен умереть каждый человек!
На что астроном улыбнулся и сказал ей:
— Этот мой вопрос был только для того, чтобы испытать тебя.


 Но в этом месте своего рассказа Шахразада заметила, что наступает утро, и скромно умолкла.
А когда наступила двести шестьдесят девятая ночь, она сказала: Т огда Симпатия сказала:
— Теперь моя очередь спрашивать тебя.

На какие три класса делятся звёзды?
Напрасно учёный поднимал глаза к небу - ответить он не мог.
Тогда Симпатия, сорвав с него плащ, сама ответила на свой вопрос:
— Звёзды делятся на три класса сообразно своему назначению: одни подвешены к небесному своду, как факелы, и служат тому, чтобы освещать землю; другие висят в воздухе на невидимом прикреплении и освещают моря; а звёзды третьей категории подвижны, и ими двигают по произволу пальцы Аллаха.

Услышав эти слова, астроном признал, что обладает гораздо меньшими знаниями, чем прекрасная отроковица, и удалился из зала.
Тогда место его занял философ, который спросил Симпатию:
— Можешь ли сказать что-нибудь о богохульстве?

Она ответила:
— На это отвечу словами нашего Пророка, который сказал:
«Богохульство вращается среди сынов Адама, как кровь обращается в жилах, коль скоро они поносят землю, и плоды земные, и часы жизни земной.

Величайшее богохульство есть богохульство против времени и мира, потому что время это сам Бог, а мир создан Богом!»

 Тогда философ спросил:
— Кто был тот человек, молитва которого совершалась ни на небе, ни на земле?

Она ответила:
— Это Солейман, молившийся на ковре, висевшем между небом и землёй!
Он сказал:
— Объясни мне следующее: человек взглянул утром на невольницу и совершил противозаконный поступок.

На эту же самую невольницу он взглянул в полдень, и поступок его стал законным.
Он взглянул на неё после полудня, и снова поступок стал незаконным; при солнечном закате ему дозволяется глядеть на неё; ночью это ему запрещено, а утром он может свободно подойти к ней!

Как столь различные обстоятельства могут так чередоваться в течение одного дня и одной ночи?
Она ответила:
— Очень просто!
Утром невольница принадлежала другому, и потому поступок этот незаконен.

В полдень он её купил, после полудня он вернул ей свободу.
При закате солнца он взял её в жёны; ночью он решил развестись с ней, но утром он снова женился.

 Философ сказал:
— Это верно!

А что создано руками Всемогущего, тогда как все остальные предметы были созданы простым усилием божественной воли?
Она ответила:
— Четыре предмета были созданы самими руками Аллаха: престол, райское древо, Эдем и Адам, а для создания всех остальных вещей Он сказал: «Да будут!» И они были!

Тогда он спросил:
— Какой предмет был сперва деревянным, а затем получил жизнь?
Она ответила:
— Это посох, брошенный Моисеем и превратившийся в змея.

 Но тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.

Но когда наступила двести семидесятая ночь, она сказала: Т огда учёный сказал:
— Разгадай загадку:
«У меня нет ни мяса, ни крови, ни перьев, ни пуха; но меня едят варёным, печёным или таким, каким я есть, и весьма трудно узнать, жив я или мёртв; я цвета серебра и золота».

Она ответила:
— Это яйцо!
Тогда учёный сказал:
— Разгадай другую загадку: «Я ем, не имея ни рта, ни желудка, и питаюсь деревьями и животными.
Пища поддерживает во мне жизнь, а всякое питьё убивает меня!»
— Это огонь!

— Разгадай другую загадку: «Это два друга, проводящие все ночи, прижавшись один к другому.
Они стражи дома и разлучаются только с наступлением утра!»
— Это двустворчатые двери!
— Что значит следующее: «Я тащу за собою длинный хвост, у меня есть ухо, но я ничего им не слышу, и я делаю одежду, но никогда не ношу её».

Она ответила:
— Это иголка!
Но учёный продолжал:
— Можешь ли ты сказать мне, о чём идёт речь в такой загадке: «Он строен, нежен и восхитителен на вкус; он прям как копьё, но не имеет железного острия; он полезен своей сладостью, и его охотно едят вечером в Рамадане».

Она ответила:
— Это сахарный тростник!

 Тогда он сказал:
— Не можешь ли ответить мне кратко, без лишних слов: Что слаще мёда?

Что острее меча?
Что действует быстрее яда?
Какое удовольствие длится мгновение?
Какой самый счастливый день?
Какая радость длится неделю?
Какой долг уплачивает и самый злой из людей?
Какую муку испытываем мы до самой могилы?

В чём радость сердца?
В чём мучение нашего ума?
В чём печаль жизни?
Для какого зла нет исцеления?
Какой стыд несмываем?
И она ответила:
— Любовь к детям слаще мёда!
Язык острее меча!

Дурной глаз действует быстрее яда!
Наслаждение любви длится мгновение!
Самый счастливый день тот, в который получается барыш от предприятия!
Радость, продолжающаяся неделю, это радость первых дней брака!

Долг, который уплачивает каждый, это смерть!
Дурное поведение детей - вот мука, испытываемая нами до самой могилы!
Радость сердца - это жена, покоряющаяся своему мужу!
Мучение ума - это дурной слуга!

Печаль жизни - это бедность.
Дурной характер - вот зло, для которого нет исцеления!
Несмываемый стыд - это бесчестие дочери!

 И халиф Гарун-аль-Рашид был до крайности поражён таким умом и такими познаниями, и он приказал учёному отдать плащ отроковице.

Затем он встал и воскликнул:
— Да будет милость Аллаха над теми, кто обучал тебя!
И он велел отсчитать десять тысяч динариев для Гассана и сказал Симпатии:
— Скажи мне, о дивная отроковица, желаешь ли ты вступить в мой гарем и иметь отдельный дворец или же возвратиться к прежнему господину твоему.


 Тут Шахразада увидела, что наступает утро, и умолкла.
Но когда наступила двести семьдесят первая ночь, она сказала: У слышав эти слова, Симпатия поцеловала землю между рук халифа и ответила:
— Да проявит Аллах свои милости на господина нашего халифа!

Но раба его желает вернуться в дом прежнего хозяина своего!
И халиф нисколько не обиделся таким предпочтением и тотчас же согласился на её просьбу.
Затем он назначил Гассана на высокую придворную должность и приблизил его к себе.

Такова, о царь благословенный, - продолжала Шахразада, - была история мудрой Симпатии.
Но заметив, что царь Шахрияр насупил брови и задумался не предвещавшим ничего доброго образом, она поспешила приступить к другому рассказу.








Мобильная версия Главная