Магия чисел    

История сапожника Мааруфа и жены его Фатимы




К огда же Мааруф услышал новость эту, он воскликнул:
— Что такое двести тюков!

Это нимало не огорчает меня, ибо я смотрю на это, как на милостыню.
Но я все же должен отправиться к ним, чтобы поторопить их.
После этого он ушёл от меня, а я стала смотреть ему вслед из окна и увидела десять мамелюков, и каждый был одет в одежды, стоившие добрых две тысячи динариев.

И супруг мой сел на коня и поехал вместе с этими мамелюками, чтобы привезти поклажу свою.
Тогда царь сказал:
— Дочь моя, видно, супруг твой в самом деле очень богат, если так мало печётся об имуществе своём.

Если угодно будет Аллаху, вскоре прибудет поклажа его, и мы получим от него много драгоценностей!
А Мааруф был в это время уже далеко от города, среди пустыни, и не знал, куда направить путь свой.

И ехал он всё дальше и дальше, пока не увидел в поле пахаря с двумя волами.
И так как голод уже сильно мучил его, он подъехал к нему и сказал:
— Мир над тобою, о пахарь!
Нет ли у тебя чего-нибудь поесть?

И пахарь ответил:
— Ради Аллаха, прошу тебя, подожди меня, я живо сбегаю в селение моё.
И пахарь пошёл в селение, чтобы принести обед, а Мааруф сказал себе: «Я оторвал парня от работы его, стану-ка я пахать вместо него, пока он не вернётся».

И он начал пахать, погоняя быков, как вдруг плуг наткнулся на что-то, и он увидел, что это золотое кольцо, прикреплённое к мраморной плите.
И он сдвинул её с места и увидел лестницу в подземелье.

Спустившись вниз, он увидел четыре бассейна.
Один доверху наполнен был золотом, другой - смарагдами, жемчугом и кораллами, третий - рубинами и бирюзой, а четвёртый - алмазами и множеством других драгоценных камней.

В глубине же подземелья стоял ящик из чистого хрусталя, а на нём была маленькая золотая коробочка.
И удивлённый Мааруф открыл её и нашёл в ней золотое кольцо с печатью, на которой были вырезаны имена и какие-то таинственные знаки.

Тут Шахразада увидела, что брезжит рассвет, и умолкла.
А когда наступила девятьсот девяносто третья ночь, она сказала: И он стал вертеть кольцо между пальцами, и вдруг раздался голос:
— Я к услугам твоим, о господин мой!

Я Абус-Саадат, слуга кольца с печатью, и всякое желание твоё будет исполнено, ибо такова воля Владыки мира!
Это место - сокровищница Шаддада.
Я был его слугою при жизни его, и это кольцо он положил в свою сокровищницу, но теперь оно принадлежит тебе.

Стоит лишь потереть это кольцо, и я в тот же миг предстану пред тобой.
Но остерегайся два раза кряду тереть кольцо, ибо ты можешь уничтожить меня огнём тех имён, которые вырезаны на печати кольца, и сам пожалеешь об этом.

Тогда Мааруф спросил его:
— Можешь ли ты перенести на землю всё, что находится в этой сокровищнице, и нагрузить на мулов?
И он ответил:
— Ничего нет легче.
И эфрит сделал знак рукою, земля разверзлась, и пред ним предстали
восемьсот его сыновей.

И они вынесли сокровища из подземелья, и некоторые из сыновей превратились в мулов.
Тогда Мааруф сказал:
— Достань мне семьсот тюков на семистах мулах с тканями каждой страны!
И Абус-Саадат ответил:
— Прежде чем наступит утро, ты получишь всё, что желаешь.

После этого эфрит исчез, а Мааруф остался в шатре, который Абус-Саадат разбил для него.
Сыновья же Абус-Саадата приняли образы мамелюков, слуг и евнухов.
И тут Мааруф заметил возвратившегося феллаха с горшком чечевицы, и он приказал своим мамелюкам привести его к себе.

И Мааруф спросил его:
— Что это у тебя?
И он ответил:
— Это обед для тебя.
Но если бы я знал, что сюда приедет султан, я бы зарезал для него двух молодых кур и угостил бы его, как подобает.

На что Мааруф ответил:
— Я не султан, а зять его.
Прими участие в трапезе моей.
Тут Шахразада увидела, что близится утро, и умолкла.
А когда наступила девятьсот девяносто четвертая ночь, она сказала: К огда же горшок был опорожнён, он наполнил его золотом и сказал феллаху:
— Отнеси это в жилище своё и приходи как-нибудь ко мне в город, и я приму тебя с почестями.

А на следующее утро к шатру прибыл Абус-Саадат во главе каравана мулов, нагруженных ящиками со сказочной одеждой.
Тогда Мааруф написал письмо царю и велел Абус-Саадату доставить его в город.

И когда оно было доставлено, царь прочёл следующее: «После горячих приветствий дяде нашему, могущественному царю.
Я еду с поклажей, поэтому выйди с войсками навстречу ко мне».
И царь, чрезвычайно обрадованный этой новостью, отправился к дочери своей и сказал ей:
— Супруг твой скоро вернётся вместе с караваном своим!

А царевна, изумившись, сказала себе: «Он смеялся надо мной, что ли, когда говорил, что он нищий?»
Что же касается купца Али, то он, увидав, как украшают город, спросил о причине этого, и ему ответили:
— Это в честь прибытия каравана купца Мааруфа, зятя царя.

И Али подумал про себя: «Великий Аллах, что же это за караван?
Ведь он убежал от жены своей Фатимы-эль-Уре и явился ко мне нищим.
Откуда же у него эта поклажа?
Впрочем, может быть, это царевна измыслила какую-нибудь хитрость, чтобы стыд и позор не покрыли имени супруга её».

Тут Шахразада увидела, что приближается утро, и умолкла.
А когда наступила девятьсот девяносто пятая ночь, она сказала: А царь, увидав Мааруфа, одетого в дивные одежды, радостно приветствовал его, и все убедились, что Мааруф говорил правду, а не лгал.

А он въехал в город и приказал слугам своим:
— Отнесите тюки золота в сокровищницу царя и внесите сюда тюки с тканями.

И они принесли тюки и стали распаковывать их один за другим, пока не распаковали все семьсот тюков.
И Мааруф выбрал всё самое лучшее и ценное и сказал:
— Отнесите это к царевне, супруге моей, чтобы она раздала рабыням своим, а также отнесите ей этот ящик с драгоценностями, чтобы она одарила всех прислужниц и евнухов своих.

И всем купцам он отдал долги свои, и за каждую тысячу динариев он дал им тканей на две тысячи и более.
После этого он стал раздавать милостыню нищим и бедным, пока не раздал все семьсот тюков.

И царь смотрел на это, не осмеливаясь остановить его, пока не сказал:
— Сын мой, не довольно ли будет?
Ведь осталось уже очень немного из всей поклажи твоей!
Но он отвечал:
— У меня есть ещё многое множество всего!

И он продолжал раздавать сокровища без счёту, нимало не заботясь о том, кому и сколько давал.
Царевна же встретила Мааруфа с улыбкой и спросила его:
— О господин мой, ты шутил, что ли, со мной, когда говорил: «Я бедняк, сбежавший от жены своей?»
И Мааруф ответил:
— Я хотел узнать, искренно ли ты любишь меня, или же стремилась лишь к благам земным.

Но теперь я убедился, что ты любишь меня!
И он отошёл в сторону, потёр кольцо и сказал представшему Абус-Саадагу:
— Достань чудесную одежду для супруги моей, а также роскошный убор с ожерельем из сорока бриллиантов!

И тот тотчас же принёс требуемое и исчез.
Тогда Мааруф вернулся к супруге своей и, разложив все перед нею, сказал:
— Надень всё это на себя, о возлюбленная моя!
Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.

А когда наступила девятьсот девяносто шестая ночь, она сказала:







Мобильная версия Главная