Магия чисел    

Рассказ об Абдаллахе Земном и Абдаллахе Морском




К огда рыбак поравнялся с пекарней, пекарь сказал:
— Мир тебе!

Я только что послал к тебе на дом поднос с сорока сладкими пирогами, которые испечены особо для тебя, и в тесто которых я, не жалея, положил очищенного масла, корицы, кардамону, мускатного орешка, куркумы, аниса и укропа!

Рыбак же опустил руку в корзину, взял три пригоршни самоцветных камней и передал пекарю.
Дома он выбрал лучшие камни, завернул их в лоскуток и отправился на базар.
Остановившись перед лавкой шейха ювелиров, он развернул свои дивные камни и сказал ему:
— Не желаешь ли купить?

Шейх взглянул на рыбака глазами, преисполненными недоверия, и закричал своим слугам:
— Задержите его!
Это тот самый вор, который украл драгоценности супруги султана и о котором нам дали знать!

И приказал он бить рыбака палками и привести к царю.
Абдаллах же, между тем молчал, ничего не отрицая.

 Когда все пришли в Совет, шейх ювелиров сказал царю:
— О царь времён, вот преступник в руках твоих, а вот драгоценные камни, которые мы нашли у него!

И приказал царь старшему евнуху:
— Ступай показать эти камни твоей госпоже!
Она же, взглянув на них, сказала:
— Эти камни много прекраснее утраченных мною; подобных им нет и в целом мире!

Когда царь узнал от евнуха ответ царицы, он страшно разгневался на шейха ювелиров и на его товарищей за то, что они задержал невинного, и закричал:
— Ах, вы злодеи!
Разве не знаете вы, что нет богатства невозможного в судьбе истинного правоверного, как бы внезапно и дивно ни было его обогащение?

И вы спешите обвинять бедняка под тем только предлогом, что богатство его слишком значительно для него.
И вы обходитесь с ним, как с вором, вы бесчестите его перед людьми!
И ни одной минуты не подумали о том, что когда Аллах раздаёт свои милости, Он никогда не скупится!

Ступайте, негодяи!
Удалитесь с глаз моих.
И да лишит вас Аллах навсегда своих благословений!
И прогнал он их с позором.
Царь же повернулся к Абдаллаху и сказал:
— О бедняк, не бойся ничего!

Защиту тебе даю я!
Однако не пожелаешь ли сказать мне, каким образом достались тебе эти драгоценные камни?

 Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.

А когда наступила четыреста восемьдесят четвёртая ночь, она сказала: И рыбак ответил:
— Это дар моего друга - Абдаллаха Морского!

И он рассказал царю о приключении своём, и дивился царь щедротам Аллаха по отношению к правоверным; и сказал он рыбаку:
— О рыбак, богатство должно быть ограждаемо, и богач должен занимать высокое место!

И я хочу оградить тебя от превратностей судьбы.
Лучшим средством для этого будет женить тебя на моей дочери и назначить тебя великим визирем, завещая тебе престол после моей смерти!
И рыбак ответил:
— Слушаю и повинуюсь!

Затем царь отправил в дом рыбака женщин, опытных в деле одевания и украшений.
Этим женщинам приказано было нарядить жену рыбака и его десять детей, посадить их в паланкин, несомый двадцатью неграми, и доставить во дворец впереди великолепного шествия при звуках музыки.

И этот приказ был исполнен, и царица встретила жену рыбака с необыкновенным вниманием, между тем как царь принимал детей, сажал их по очереди к себе на колени и отечески ласкал как собственных детей.


 После этого царь выдал замуж за визиря Абдаллаха свою единственную дочь, которая стала второю женою его.
По случаю бракосочетания царь велел устроить большое празднество для народа и солдат, а также украсить и иллюминовать город.

И в эту ночь Абдаллах насладился и узнал разницу между молодым девственным телом царской дочери и старой поношенной кожей своей первой жены.
На другой день царь, вставший ранее обыкновенного вследствие волнений вчерашнего дня, увидел, как новый великий визирь вышел из дворца, неся на голове корзину, наполненную плодами.

Он окликнул его и спросил:
— Зять мой, что это ты несёшь?

 Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила четыреста восемьдесят пятая ночь, она сказала: Т от же ответил:
— Это корзина с плодами, которые я несу другу моему, Абдаллаху Морскому!

Царь сказал на это:
— Иди к своему другу, и да хранит тебя Аллах!
И когда Абдаллах проходил по базару, открывавшие лавки купцы узнавали его и говорили:
— Это Абдаллах, зять царя; он идёт на море обменивать плоды на драгоценные камни!


 И пришёл он, таким образом, на море и увидел Абдаллаха Морского, которому отдал плоды, получив взамен новые драгоценные камни всех цветов.
Затем вернулся он в город и подошёл к пекарне своего друга пекаря, и увидел, что дверь его лавки заперта.

И тогда нашёл он дом пекаря, и постучал у его дверей.
А пекарь, узнав Абдаллаха, бросился к нему на шею и сказал:
— Я слышал, что тебя арестовали, как вора; и, боясь быть арестованным в качестве сообщника, я спрятался у себя в доме.


 Тогда Абдаллах рассказал ему обо всём случившемся с ним с начала и до конца и прибавил:
— Возьми эту корзину со всем, что в ней заключается.

Она принадлежит тебе, это назначено судьбой.
Затем он возвратился во дворец с пустой корзиной, и царь сказал ему:
— Вот видишь, друг твой Морской, покинул тебя!
Абдаллах же ответил:
— Нисколько!

Я отдал драгоценные камни другу моему пекарю, который в былое время, когда я нуждался, кормил меня, детей моих и жену мою.
Царь нашёл это чрезвычайно назидательным и спросил:
— А как зовут твоего друга?

Он ответил:
— Абдаллах-Пекарь.
При этих словах царь восхитился и воскликнул:
— А меня зовут Абдаллах-Царь!
Нас всех зовут слугами Аллаха!
А так как все слуги Аллаха равны перед Всевышним и братья по вере, и происхождению, то я хочу, чтобы ты сейчас же пошёл за другом своим Абдаллахом-Пекарем и привёл его сюда, потому что я хочу назначить его своим вторым визирем!

И в тот же день царь облёк его в знаки визирата.
И прежний рыбак Абдаллах блистательно исполнял свои новые обязанности, не забывая ходить к Абдаллаху Морскому и относить ему корзину плодов сообразно со временем года.


 А когда не бывало плодов ни в садах, ни у продавцов, он наполнял корзину изюмом, миндалём, орехами, фисташками, винными ягодами, сухими абрикосами и другими сухими плодами всех цветов и всех сортов.

И каждый раз приносил он на голове корзину с драгоценностями.
И так шло дело целый год.

 Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.

А когда наступила четыреста восемьдесят шестая ночь, она сказала: Н о однажды Абдаллах Земной стал беседовать с Морским о морских жителях, и спросил он у него:
— О брат мой, хорошо ли у вас там?

Тот ответил:
— Если хочешь, я возьму тебя с собой и радушно приму у себя в доме!
Земной же ответил:
— Но скажи вначале, не опасно ли тебе остаться на суше?
Тот ответил:
— Без сомнения.

Тело моё иссохло бы, и ветры убили бы меня своим дуновением.
Тогда Земной сказал:
— Так и я!
Я создан для жизни на земле.
А если бы я погрузился в глубину моря, вода задушила бы меня, и я лишился бы жизни!

Но Морской сказах на это:
— Не бойся, я принесу тебе особую мазь, и воды моря не причинят тебе никакого вреда.
Ты получишь возможность исходить море во всех направлениях, не подвергаясь нигде никакой опасности.

И Земной ответил:
— Принеси мне твою мазь, и я испробую её!

 Морской погрузился в море, вернулся, держа в руках сосуд, наполненный мазью, и сказал:
— Эта мазь приготовлена из печёночного жира рыбы дандан.

Это величайшая из морских рыб - она может проглотить верблюда или слона.
Тогда Земной сказал:
— В таком случае избавь меня от визита к тебе; я боюсь встречи с такой рыбой, которая может меня съесть!

Морской же возразил:
— Не бойся !
Эта рыба ест самых мелких морских тварей, а мясо человека для неё - страшный яд.
При виде человека дандан спасается бегством, до такой степени он опасается людей!

К тому же он по запаху узнает свой жир, которым ты будешь намазан, и не сделает тебе никакого зла!
Успокоенный такими заверениями Земной сказал:
— Возлагаю упование моё на Аллаха и на тебя!

Затем он разделся, выкопал в песке яму и спрятал в ней свою одежду, чтобы никто не украл её во время его отсутствия.
Потом натёр себя с ног до головы тем жиром, не забывая малейших отверстий.

Тогда Абдаллах Морской взял товарища за руку и погрузился с ним в глубины морские.

 Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.

А когда наступила четыреста восемьдесят седьмая ночь, она сказала:








Мобильная версия Главная