Магия чисел    

Рассказ о Камаре и сведущей Халиме




А Камар оказался весьма понятливым учеником.
И когда Халима успокоила пожиравшее её пламя, она сказала своему возлюбленному:
— Знай, что я хочу провести с тобою всю мою жизнь, покинув моего старого и безобразного мужа.

Поэтому если мой старый супруг пригласит тебя ещё раз, отвечай ему:
«Я боюсь злоупотреблять твоим вниманием, удерживая тебя четыре ночи подряд вдали от твоего гарема».
И ты попросишь его нанять для тебя дом по соседству от нас под предлогом, что вам удобнее будет обмениваться вечерними посещениями.

И Камар ответил:
— Слушать значит повиноваться!
И когда он исполнил, что было сказано, старый ювелир нанял соседний дом для своего молодого друга.
А опытная Халима, сохраняя дело в большой тайне, велела пробить дверь в смежной между обоими домами стене и скрыть её с обеих сторон шкафами.

И на следующий день Камар чрезвычайно удивился, когда его возлюбленная неожиданно вошла в его комнату.
После этого Халима, ещё вся трепещущая от удовлетворённой страсти, сказала Камару:
— Теперь я переоденусь невольницей, а ты веди меня в лавку моего мужа; и ты скажи ему, что только что купил меня на базаре невольниц.

И увидим, раскроет ли ему, наконец, глаза эта проделка!
И она встала и, переодевшись невольницей, последовала за своим возлюбленным в лавку ювелира.

 Когда же они вошли в лавку, Камар сказал старику:
— Вот невольница, которую я только что приобрёл за тысячу золотых динариев.

Нравится ли она тебе?
С этими словами он приподнял покрывало с её лица; и Обейд едва не лишился чувств, когда увидел свою жену; и на ней были все драгоценности его собственной работы и кольца, подаренные ему Кама-ром.

И он вскричал:
— Как зовут эту невольницу?
А Камар сказал:
— Халима!
Тогда ювелир почувствовал, что горло его сжимается, и упал навзничь.
А Камар и молодая женщина воспользовались его обмороком и поспешили удалиться.


 Обейд же пришёл в себя и побежал домой, где увидел свою жену в том же самом наряде, в каком только что видел её в лавке.
И он воскликнул:
— Да сразит Аллах Лукавого!

Я только что видел невольницу, которую готов был принять за тебя!
И он побежал к Камару, а Халима, воспользовавшись шкафом в стене, очутилась там раньше мужа.
Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.

А когда наступила семьсот пятьдесят восьмая ночь, она сказала: И несчастный Обейд, смущённый столь поразительным сходством, мог только пробормотать:
— Аллах велик!

Он создаёт игру природы и всё, что Ему заблагорассудится!

 И он вернулся в свою лавку.
А Халима после ухода мужа пробралась к Камару и сказала:
— Ты видишь, нет никакой возможности раскрыть глаза этому старику!

Нам остаётся только бежать отсюда!
Верблюды уже навьючены, и караван ждёт только нашего прибытия, чтобы тронуться в путь!
И они последовали к тому месту, где дожидался их караван, и бежали из города, и благополучно прибыли в Египет.

И, войдя в дом свой, Камар рассказал отцу своему всю свою историю, с начала и до конца.
А отец, узнав о приключениях сына, воскликнул:
— О сын мой, ты будешь проклят, если не откажешься от мысли связать себя браком с этой женщиной, вышедшей из глубины ада!

Позволь мне подыскать для тебя подругу среди юных дочерей наиболее почтенных семейств нашего города!
И Камар, поддавшись его увещаниям, велел запереть Халиму и не выпускать её до дальнейших распоряжений.

А потом он обручился с дочерью каирского кади, и по этому случаю был устроен праздник для всех бедняков города.
И Камар заметил среди них несчастного старика с лицом, обезображенным усталостью и страданиями.

Узнав в нём ювелира Обейда, он сообщил об этом отцу своему.
А тот, желая исправить зло, которое причинила старику его развратная жена, приказал отвести его в гамам, а после дать роскошные одежды.

И когда это было исполнено, старик рассказал, что был ограблен в пустыне разбойниками, а отец Камара сказал ему:
— Знай же, что жена твоя Халима здесь, в павильоне, который ты видишь вдали перед собою, а вот и ключ от него!

И ювелир взял ключ, пошёл к павильону, отпер его и вошёл к своей жене.
И он охватил руками её шею и задушил со словами:
«Так умирают все развратницы твоей породы».
Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.

А когда наступила семьсот пятьдесят девятая ночь, она сказала: О тец же Камара, желая загладить вину своего сына, выдал замуж дочь свою, Утреннюю Звезду, за ювелира Обейда.

А царь Шахрияр, выслушав эту историю, сказал Шахразаде:
— Такой именно конец приличествовал бы многим из тех историй, которые ты рассказывала мне!
Признаюсь, я нередко испытывал раздражение, когда узнавал, что некоторых женщин постигла судьба, далеко не соответствовавшая моим взглядам.

Ибо тебе известно, как поступил я с моей лживой и бесстыдной женой - да не смилуется над нею Аллах!
И со всеми её вероломными невольницами!








Мобильная версия Главная