Магия чисел    

История Ала-аль-Дин-Абу-аль-Шамата по прозванию Родимое Пятнышко




П оэт Абу-Новас сказал Алладину:
— Дорогой хозяин, как мог ты поверить, что отец твой прислал пятьдесят мулов, нагруженных богатствами?

Ведь чтобы добраться из Багдада в Каир, нужно, по меньшей мере, сорок пять дней!
Как же мог отец твой менее чем за десять дней узнать о гибели твоего каравана?
Тогда Родимое Пятнышко воскликнул:
— Клянусь Аллахом!

Радость моя была так велика, что я не успел поразмыслить об этом.
Но скажи мне в таком случае, откуда же прислан караван?
И Абу-Новас ответил:
— Ах, если б ты был столь же проницателен, сколь прекрасен, то угадал бы в нашем начальнике эмира правоверных Гарун-аль-Рашида, а в другом дервише - визиря Джафара-Бармекида, а в третьем - меченосца Масрура.

Я же твой почитатель - поэт Абу-Новас.
При этих словах Родимое Пятнышко был до крайности поражён и робко спросил:
— Но чем же заслужил я все эти благодеяния со стороны халифа?
И Абу-Новас ответил:
— Своей красотой!

Во время этих переговоров халиф вернулся, и тогда Родимое Пятнышко преклонился перед ним и сказал:
— О эмир правоверных, да сохранит тебя Аллах нашему почитанию!
А халиф, улыбнувшись, сказал ему:
— Я жду тебя завтра во дворце.

Затем он удалился, сопровождаемый Джафаром, Масруром и Абу-Новасом.

 На следующий день Алладин, заботливо одетый и снаряжённый Зобейдой, направился во дворец, прихватив с собой ящик с подарками.

И, поднявшись в зал заседаний, он приветствовал халифа в стихах с хорошей рифмой, и халиф ответил:
— Будь желанным гостем во дворце моём, с нынешнего дня я назначаю тебя на высокую должность старосты Багдадских купцов.


 И с этого дня Родимое Пятнышко начал постоянно являться к халифу.
Едва прошло так два-три дня, как халифу сообщили о внезапной смерти его главного виночерпия, и халиф тотчас же назначил Родимое Пятнышко на эту должность и положил ему богатейшее жалованье.

И таким образом он уже не расставался с ним.
Ещё через день первый придворный поцеловал землю перед троном халифа и сказал ему:
— О эмир правоверных, правитель дворца твоего только что скончался!

И халиф немедленно назначил Родимое Пятнышко правителем дворца на место покойного, и таким образом тот должен был неотлучно находиться при халифе...

 На этом месте повествования Шахразада заметила, что приближается утро, и приостановила свой рассказ.

А когда наступила двести пятьдесят пятая ночь, она сказала: И с этого дня Родимое Пятнышко постоянно проводил дни во дворце, возвращаясь домой лишь поздно ночью.

И расположение халифа к Родимому Пятнышку росло с каждым днём.
И однажды халиф давал концерт, на котором за занавесом пела самая красивая из всех его наложниц.
Вдруг халиф посмотрел на Родимое Пятнышко и сказал ему:
— Друг, моя фаворитка нравится тебе, я читаю это в твоих глазах!

С этой минуты она принадлежит тебе!
Но Родимое Пятнышко ответил:
— О повелитель правоверных, избавь недостойного раба твоего от принятия того, что принадлежит господину!
Тогда халиф сказал ему:
— Ты, может быть, прав.

Твоя жена стала бы завидовать моей бывшей фаворитке!
Пусть же тогда остаётся она во дворце!
Затем он сказал визирю Джафару:
— Ты должен немедля купить на невольничьем рынке за десять тысяч динариев самую красивую невольницу и тотчас отправить её в дом Родимого Пятнышка!

И Джафар вместе с Алладином отправились на невольничий рынок.

 Между тем вали города также отправился в тот день на рынок, чтобы купить невольницу сыну своему, только что достигшему возраста зрелости.

А сын его отличался таким безобразием, что у беременной женщины при виде его мог случиться выкидыш, был он искривлённый, с зловонным дыханием, с косыми глазами и с огромным ртом, за что прозвали его Разбухший Пухляк.

И судьбе угодно было, чтобы в тот день на рынке встретились Джафар и Родимое Пятнышко с вали и сыном его Разбухшим Пухляком.
И они осмотрели бесчисленное множество молодых девушек-гречанок, абиссинок, китаянок и персиянок и собрались уже уходить, не остановив на этот день своего выбора ни на одной, когда к ним подошёл сам начальник маклеров, держа за руку девушку более прекрасную, чем полная луна в месяце Рамадане.

При виде её Разбухший Пухляк начал громко пыхтеть, чтобы выразить своё желание, а Родимое Пятнышко сказал Джафару:
— Это как раз то, что нужно!
Тогда визирь спросил маклера:
— Какая цена назначена за неё?

И тот ответил:
— Восемь тысяч динариев!
Тогда Разбухший Пухляк воскликнул:
— Я даю восемь тысяч!
Но Родимое Пятнышко сказал:
— Десять тысяч динариев!
И тогда маклер сказал:
— За десять тысяч динариев невольница Жасмин!

- и передал её Родимому Пятнышку.
При виде этого Разбухший Пухляк бросился на землю, болтая руками и ногами от злости.
Алладин же увёл невольницу Жасмин к себе и познакомил её с супругой своей Зобейдой, которая одобрила его выбор, и он взял её как вторую жену.


 А Разбухшего Пухляка привели домой, где он бросился на постель и не хотел более ни есть, ни пить и почти потерял рассудок.
А в это время в дом кади случайно зашла старая женщина - мать знаменитого сидящего в тюрьме вора, известного в Багдаде под именем Ахмада Шелудивого.

Он был настолько искусен в деле воровства, что мог вырвать у человека ресницы, не будучи даже им замеченным.
И мать Ахмада зашла к матери Разбухшего Пухляка и спросила её, каким недугом страдает её сын.

И узнав всю его историю, она воскликнула:
— О госпожа моя, мой сын сумеет найти средство, чтобы отдать прекрасную Жасмин в руки твоего сына!
Тогда мать Разбухшего Пухляка в тот же вечер приукрасилась, надушилась, пошла к супругу своему и сказала:
— Поклянись мне разводом, что ты исполнишь, о чём я попрошу!

И когда он поклялся, она разжалобила его судьбой престарелой матери вора и добилась обещания его освободить.

 И на следующее утро вали явился в тюрьму и спросил Ахмада:
— Ну что, бандит, раскаиваешься ли ты в твоих преступлениях?

И тот поклялся в этом.
Тогда вали привёл его к халифу, который был чрезвычайно удивлён, увидев его ещё в живых, но, выслушав вали, сказал:
— Я осведомлён о твоих проделках, но хочу помочь тебе утвердиться в своём раскаянии, а так как никто не знает воров лучше, чем ты, то я назначаю тебя начальником полиции в Багдаде!

И Ахмад Шелудивый облобызал руки халифа и вступил в исполнение своих обязанностей.

 И вскоре его мать по секрету рассказала ему обстоятельства его освобождения и попросила изобрести что-нибудь, чтобы похитить невольницу у Родимого Пятнышка.

Выслушав эти слова, Ахмад Шелудивый сказал свой матери:
— Дело будет сделано сегодня вечером, ибо нет ничего легче.

 Тут Шахразада увидела, что брезжит утро, и умолкла.

А когда настала двести пятьдесят шестая ночь, она сказала: М ежду тем в эту ночь халиф вошёл в покои своей супруги; по обыкновению оставив на столике свои янтарные чётки, свою саблю с рукояткой, выложенной рубинами величиной с голубиное яйцо, свою царскую печать и маленькую золотую лампу, светившую ему во время ночных осмотров дворца.

И всё это было известно Ахмаду Шелудивому и послужило ему для выполнения его плана.
Когда ночью рабы погрузились в сон, он взобрался по верёвочной лестнице в павильон супруги халифа, и в мгновение ока завладел всеми четырьмя драгоценными предметами.

Затем он пробрался во двор Родимого Пятнышка, где поднял одну из мраморных плит и зарыл под ней украденные предметы, опустив, однако, себе в карман золотую лампу.

 Когда же халиф поутру не нашёл своих драгоценных вещей, он облёкся в одежду ярости из красного шёлка.

А когда он надевал её, это было признаком ужаснейших бедствий над головами всех окружающих.
И он вошёл в залу совета, сел на трон и приказал привести к себе вали и нового начальника полиции.

И увидав Ахмада Шелудивого, халиф сказал ему:
— Если ты не сумеешь до наступление ночи отыскать драгоценные вещи, то голова твоя будет вывешена на воротах дворца!
И тот, облобызав землю, ответил:
— О эмир правоверных, вор будет открыт.

Но я прошу выдать мне фирман о разрешении делать обыск у всех обитателей дворца и даже у великого визиря Джафара, и у Родимого Пятнышка!
И халиф велел тотчас выдать ему упомянутый фирман.
Тогда Ахмад немедленно приступил к обыскам и после Джафара и вали явился в дом Родимого Пятнышка, и, получив на то его соизволение, стал обходить двор кругом, постукивая тяжёлой палкой по мраморным плитам.

И когда известная ему плита издала глухой звук, он воскликнул:
— Клянусь Аллахом там должно быть подземелье, в котором скрыт клад былых времён.
Тогда Алладин сказал стражам:
— Приподнимите эту плиту!

И они вонзили свои инструменты в скважины мраморной плиты, и перед всеми предстали сабля, печать и чётки!

 При виде этого Родимое Пятнышко упал без чувств.

Когда же халифу вручили пропавшие вещи, сообщив об открытии их в доме правителя дворца, он долго оставался безмолвным, а потом сказал начальнику стражи:
— Повесить его!
И тот арестовал Алладина; имения его были переданы в казну, а обе женщины должны были быть проданы как невольницы.

И тогда отец Разбухшего Пухляка заявил, что берёт ту, которую купил Джафар, а начальник стражи велел отвести к себе в дом Зобейду.
Между тем этот начальник был другом Родимого Пятнышка, и он поклялся спасти его жизнь.

Он пошёл в тюрьму, осмотрел всех осуждённых на казнь и выбрал одного, поразительно похожего на Родимое Пятнышко.
И он увёл его с собой и сдал его палачу, который перед толпой накинул ему верёвку на шею и вздёрнул его на воздух.

А начальник стражи выпустил ночью Алладина из тюрьмы, провёл его к себе и сказал:
— Рано или поздно, сын мой, истинный виновный будет открыт.
Тебе же невозможно более оставаться в Багдаде.

Мы идём сейчас же в гавань, чтобы оттуда отплыть в Искандарию (Александрия), где ты в спокойствии будешь ожидать дальнейших событий.
Добравшись до гавани, они нашли корабль, который собирался отплыть в Искандарию.

И начальник стражи, передав Родимому Пятнышку немного денег, со слезами поцеловал его и расстался с ним, сказав, что привезёт его обратно в Багдад, когда истинный виновный будет открыт.

 На следующий день после казни Алладина халиф сказал Джафару:
— Как может в столь прекрасном существе скрываться столь безобразная душа?

А тот ответил:
— О повелитель правоверных, в глазах его такой отблеск духовной красоты, что разумение моё отказывается верить этому факту!
Тогда Халиф сказал:
— Я хочу взглянуть на тело, качающееся на виселице!

И когда Джафар снял с повешенного саван, халиф воскликнул:
— Это совсем не он!
Посмотри на его подошвы: на них татуировки, которых не было у Родимого Пятнышка!
Но в ответ Джафар заметил только:
— Лишь одному Аллаху известна тайна всех вещей.


 И халиф с этого дня изгнал из памяти своей воспоминания о Родимом Пятнышке.
Когда же невольницу Алладина привели к Разбухшему Пухляку, он хотел подойти и обнять её.

Но Жасмин вдруг выдернула из-за пояса кинжал и воскликнула:
— Отойди, или я убью тебя этим кинжалом!
Я предпочитаю умереть, чем отречься от любви господина моего, будь он жив или мёртв!
Тогда супруга вали надела на неё платье из козьей шерсти и послала её на кухню, чтобы чистить лук и разводить огонь под котлами.


 Между тем нужно вспомнить, что Жасмин с первой же ночи брака забеременела от Родимого Пятнышка.
И вскоре в доме вали она родила ребёнка мужского пола, прекрасного, как месяц, которого назвала Асланом.

Через два года он стал крепким и очень красивым мальчиком.
И судьбе его угодно было, чтобы однажды он взобрался по ступеням кухонной лестницы и очутился в зале, где сидел вали.
При виде этого ребёнка, сходство которого с Родимым Пятнышком было полное, вали почувствовал, что слёзы навёртываются ему на глаза.

И он велел позвать Жасмин и спросил её:
— Кто же отец этого мальчика?
И она ответила, проливая слёзы:
— Отец его - мой супруг Родимое Пятнышко!
Но теперь, о господин мой, он твой сын!

И сильно взволнованный вали сказал невольнице:
— Пусть будет, как ты сказала.
Отныне он мой сын.
С этого дня ты должна внушить ему, что у него никогда не было другого отца!

 И вали дал ему тщательное воспитание, и научил его ездить верхом, владеть оружием, понимать геометрию и поэзию.

И с четырнадцати лет Аслан был возведён халифом в звание эмира.
Но судьбе угодно было, чтобы он повстречал однажды Ахмада Шелудивого у дверей шинка.
Тот был пьян и, хвастаясь, вытащил из своего кармана золотую лампу.

И когда Аслан заинтересовался ею, Ахмад поведал ему всю её историю.
Когда же Аслан передал матери своей, что слышал про эту лампу, она громко вскрикнула и упала без чувств...

 Тут Шахразада увидела, что наступает утро, и скромно умолкла.

А когда наступила двести пятьдесят седьмая ночь, она сказала: П ри этих словах молодая женщина громко вскрикнула и упала без чувств.


 Когда же мать Аслана пришла в себя, она сказала сыну сквозь слёзы:
— Дитя моё, Аллах открыл истину!
Знай же, что вали лишь приёмный отец тебе; отец же твой - мой супруг Родимое Пятнышко, который был наказан вместо настоящего виновника.

Тогда юный Аслан поспешил к начальнику дворцовой стражи и сказал ему:
— О друг моего отца, заклинаю тебя отмстить его убийце!
И до крайности изумлённый начальник стражи сказал Аслану:
— Да будет благословен Аллах, бросающий свет во тьму!

С завтрашнего дня он отомстит за тебя!

 А назавтра халиф устроил турнир, во время которого один из игроков пустил мяч прямо в лицо халифу таким сильным ударом, что он, без сомнения, стоил бы ему глаза.

Однако юный Аслан с бесподобной ловкостью так свирепо отбросил этот мяч в противоположном направлении, что тот выбил из седла всадника, его пустившего.
И халиф после турнира собрал своих эмиров, позвал юного Аслана и сказал ему:
— О доблестный сын вали Багдада, я хочу, чтобы ты сам оценил, какой награды ты достоин!

Говори!
Тогда юный Аслан сказал:
— Я прошу о мести!
Кровь отца моего ещё не искуплена!
Знай, что истинный отец мой - Родимое Пятнышко!
Его погубил начальник полиции Ахмад Шелудивый.

Вели обыскать его, и ты найдёшь в его кармане доказательство его измены!
Тогда халиф сделался жёлтым, как шафран, и страшным голосом приказал начальнику стражи:
— Обыщи при мне начальника полиции!


 Тогда старый друг Родимого Пятнышка в одно мгновение обыскал карманы Ахмада и вытащил оттуда золотую лампу.
И Ахмад Шелудивый был схвачен стражами, избит палочными ударами и, наконец, признался во всём.

Тогда халиф сказал Аслану:
— Ты повесишь его собственными руками !
Когда правосудие было совершено, Аслан сказал халифу:
— О повелитель правоверных, если ты разрешаешь мне обратиться к тебе с просьбой, я прошу возвратить мне моего отца!

Но халиф в ответ лишь простонал:
— Но бедный твой отец, вероятно, умер, хотя это и не вполне достоверно...
Тогда начальник стражи приблизился к халифу и сказал:
— О повелитель правоверных, твой прежний верный слуга, Родимое Пятнышко, жив!

Я спас его, устроив так, чтобы вместо него повесили обыкновенного преступника.
И теперь Родимое Пятнышко находится в Искандарии и, должно быть, стал лавочником на рынке.
При этих словах халиф обрадовался:
— Ты должен привезти его ко мне в самый краткий срок.

И начальник стражи тотчас же пустился в путь.

 Что же касается Родимого Пятнышка, то, прибыв в Искандарию, он отправился на базар, где нанял лавку, хозяин которой скоропостижно скончался.


 Тут Шахразада заметила приближение утра и умолкла.
А когда наступила двести пятьдесят восьмая ночь, она сказала:








Мобильная версия Главная