Магия чисел    

Пышный сад ума и цветник любовных приключений




Ч тобы выйти из затруднения, человек стал заставлять детей, немножко умеющих уже читать и писать, учить тех, которые ещё ничего не знали, а сам делал вид, что наблюдает за этим, одобряя или порицая.

Школа стала процветать, и дела учителя приняли превосходный оборот.
Но однажды к нему пришла женщина с письмом в руке, чтобы попросить его прочитать это письмо, как это в обычае у женщин, не умеющих читать.

Учитель взял письмо и принялся хмурить брови, глядя на написанное.
Полная тревоги, женщина спросила:
— Не скрывай от меня ничего!
Он умер?
Вместо ответа он покачал головой и продолжал хранить молчание.

Тогда она воскликнула:
— Должна ли я разодрать свои одежды и царапать ногтями лицо своё?
Он ответил:
— Раздирай и царапай!
При этих словах несчастная женщина понеслась в свой дом, который наполнила скорбными воплями.

В это время один из родственников несчастной увидел письмо, прочитав его и сказал:
— Кто возвестил тебе смерть супруга?
Вот содержание письма:
«О жена моя, я пребываю в полном здоровье и надеюсь быть подле тебя недели через две.

Посылаю тебе кусок тонкого полотна, завёрнутый в одеяло.
Уассалам!»
Тогда женщина вернулась в школу и сказала учителю:
— Не стыдно тебе так обманывать женщину и возвещать ей смерть супруга, тогда как в письме написано, что супруг мой посылает мне полотно и одеяло?

В ответ на это учитель сказал:
— Ты вправе упрекать меня в этом.
Прости меня, ибо прочитав письмо наспех, я подумал, что полотно и одеяло присылают тебе лишь как память о твоём супруге!
Затем Шахразада сказала:

НАДПИСЬ НА КУБКЕ


 Халиф Эль-Мотаваккель однажды заболел, и врач его Иахиа вылечил его.

Тогда со всех сторон посыпались халифу подарки.
Между прочими посылками халиф получил в подарок от Ибн-Хкана юную девственницу.
Представ перед халифом, девушка преподнесла ему вместе со своей красотой восхитительный хрустальный графин, наполненный дорогим вином.

В одной руке держала она графин, а в другой - золотой кубок, на котором красовалась надпись...

 На этом месте своего повествования Шахразада увидела, что наступает утро, и умолкла.

А когда наступила триста шестьдесят первая ночь, она сказала: Н адпись гласила:
«Какой любовный напиток или противоядие, какое лекарство или какой целебный бальзам может сравниться с этой пурпурной влагой изысканного вкуса, с этим всесильным средством против болезней тела и тоски?»
Как раз в эту минуту врач Иахиа находился возле халифа.

Прочитав эту надпись, он засмеялся и сказал халифу:
— Клянусь Аллахом, эта девушка и целебный напиток, который она принесла тебе, больше помогут восстановлению твоих сил, чем все лекарства в мире!

Затем Шахразада немедленно начала следующую историю:

ХАЛИФ В КОРЗИНЕ


 История эта рассказана знаменитым певцом Ишаком из Моссула.
Он повествует:
— Однажды ночью возвращался я с пира от халифа Эль-Мамуна.

И вдруг в переулке мне на голову спустилась на верёвке большая корзина.
Я стал ощупывать её и заметил, что внутри были две подушки.
И я не смог удержаться от искушения и поместился в корзину, которая тотчас же была быстро поднята на террасу, где четыре молодые девушки, не говоря ни слова, вынули меня и пригласили следовать за собою.

Я же думал:
«Меня принимают за того, кому было назначено свидание сегодня ночью!
Но Аллах выведет меня из беды!»
Тут в залу вошли десять молодых девушек; среди них выступала отроковица, которой могли бы позавидовать все звёзды.

Я склонился перед нею до земли, а она с улыбкой сказала:
— Как же случилось, о господин, что ты влез в эту корзину?
Я же ответил:
— О госпожа моя, только вино заставило меня сделать это, но теперь красота твоя заменила в моём мозгу опьянение очарованием!

При этих словах отроковица улыбнулась и спросила:
— Каким ремеслом ты занимаешься?
Я же ответил:
— Я ткач в ткацком ряду в Багдаде!
Она сказала мне:
— Если ты обладаешь знанием поэзии, то нам не придётся жалеть, что мы приняли тебя у себя!

Знаешь ли ты какие-нибудь стихи?
И я в ответ выбрал из известных мне стихотворений наиболее нежные и прочитал их с большим чувством.
Когда я окончил, она сказала мне:
— Клянусь Аллахом, я не подозревала, чтобы среди ткачей могли быть такие утончённые люди.


 Тут Шахразада увидела, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила триста шестьдесят вторая ночь, она сказала: П осле угощения она спросила:
— Теперь лучшее время для беседы!

Ты знаешь какие-нибудь интересные истории?
Я тотчас сообщил ей целую кучу забавных подробностей о жизни царей, но она остановила меня, говоря:
— Я совершенно поражена, видя ткача, так хорошо знакомого с обычаями царей!

Я бы желала, чтобы ты пропел мне какие-нибудь стихи, аккомпанируя себе на лютне!
А я ответил:
— О госпожа моя!
Если бы ты согласилась спеть нам, чтобы ночь эта стала ещё восхитительнее!

Тогда она начала играть и петь, сказав:
— Эти стихи принадлежат Абу-Ноину, а музыка - великому музыканту Ишаку из Массула!
И мы продолжали веселиться вплоть до зари.
А затем меня усадили в корзину и спустили на улицу.


 Вечером я снова поспешил в переулок, где нашёл спущенную корзину.
Я уселся в неё и предстал перед молодой женщиной.
И мы провели эту ночь, беседуя, читая стихи и слушая пение.

Но я подумал о халифе и сказал себе:
«Он не примет никаких оправданий, если я не расскажу ему об этом приключении».
И я сказал молодой девушке:
— О госпожа моя, я вижу, ты любишь пение и хорошие голоса.

У меня есть двоюродный брат, который знает лучше, чем кто-либо, песни Ишака из Моссула.
Не позволишь ли ты мне привести его с собою завтра?

 На этом месте своего повествования Шахразада заметила, что брезжит утро, и умолкла.

А когда наступила триста шестьдесят третья ночь, она сказала О на ответила мне:
— Если твой брат так приятен, то ты можешь его привести!

Я поблагодарил её и спустился тем же путём.
Придя домой, я нашёл там телохранителей халифа, которые схватили меня и повлекли к Эль-Мамуну, который закричал:
— Собачий сын!
Почему тебя не было вчера во дворце?!

Я же в ответ рассказал ему о своём приключении со всеми подробностями, прибавив:
— И отроковица ждёт нас обоих в эту ночь!
Выслушав слова мои, Эль-Мамун просветлел и сказал:
— Ты прекрасно сделал, что подумал обо мне на эту ночь!

Вечером он переоделся купцом и отправился вместе со мной в переулок.
И мы были подняты в двух корзинах, и снова явилась отроковица, при виде которой халиф безумно влюбился.
Вино разгорячило наши головы.

И халиф, позабыв об осторожности, сказал мне:
— О Ишак!
Пропой нам какой-нибудь новый мотив твоего сочинения.
Как только отроковица это услышала, она поспешила скрыться, как приличествовало женщине в присутствии эмира.

Тогда Эль-Мамун сказал мне:
— Позови мне сейчас же хозяина этого дома!
И я нашёл его, и он оказался визирем халифа, Хасаном-бен-Сехля!
Увидав его, Эль-Мамун спросил его:
— У тебя есть дочь?

Он сказал:
— Есть!
Он сказал:
— Я хочу взять её, как законную супругу!
Я даю ей в приданое сто тысяч динариев, которые ты получишь завтра утром из казны!
Так и случилось, и супруга халифа была самой красивой женщиной, какую только видели глаза мои !

Когда Шахразада рассказала эту историю, то тотчас начала другую:

ЧИСТИЛЬЩИК ТРЕБУХИ


 Однажды в Мекке один человек приблизился к стене Каабы и воскликнул:
— Да сделает Аллах, чтобы женщина эта снова разгневалась на своего мужа, дабы я мог спать с ней!

Когда хаджи услышали это, они бросились на этого человека, потащили его к эмиру и сказали ему:
— Мы слышали, о эмир, как человек этот произносил святотатственные слова , держась за покрывало Каабы!


 Тут Шахразада увидела, что приближается утро, и умолкла.
А когда наступила триста шестьдесят четвёртая ночь, она сказала:








Мобильная версия Главная