Магия чисел    

Пышный сад ума и цветник любовных приключений




Т огда эмир сказал:
— Повесить его!
Но человек бросился к ногам эмира и воскликнул:
— О эмир, выслушай мою историю!

Знай, что по ремеслу своему я собираю на улицах нечистоты и, кроме того, промываю бараньи кишки, чтобы, продавая их, зарабатывать свой хлеб.
И однажды, когда я шёл за своим нагруженным требухой ослом, увидел я рабов, которые гнали перед собою прохожих.

Мне сказали, что гарем какого-то высокопоставленного лица должен пройти по этой улице, и потому нужно очистить её от народа.
Тогда я устроился вместе с ослом в закоулок и отвернул лицо.
Но вдруг я был схвачен евнухами.

В ужасе обернувшись, я увидел, что меня рассматривают тридцать молодых женщин, среди которых одна была подобна юной газели.
Прохожие кричали моим похитителям:
— Он ничего не совершил.
Это бедняк, подметающий нечистоты и промывающий требуху!

Но евнухи ничего не желали слушать и продолжали тащить меня за гаремом.
Так мы достигли ворот большого дома, великолепие которого я не сумею описать.
И скоро появился хорошенький маленький раб, который привёл меня в гамам, где меня приняли три прекрасных невольницы.

Они раздели меня, собственноручно обмыли, надушили и осушили тело моё.
После они принесли мне великолепные одежды и помогли одеться, щекоча и щипая меня.

 На этом месте своего повествования Шахразада увидела, что занимается утро, и умолкла.

А когда наступила триста шестьдесят пятая ночь, она сказала: О ни взяли меня под руки и, подобно новобрачному, ввели в зал, украшенный живописью.

Там я увидел небрежно раскинувшуюся на ложе ту самую знатную госпожу.
Она подозвала меня, и нам подали удивительные яства, которых я никогда не видел.
Потом были принесены кубки с напитками, и госпожа собственноручно наполнила кубок мой и стала пить из него вместе со мной, пока мы оба не опьянели.

Тогда она сделала знак рабыням, и все исчезли, оставив нас одних.
И она привлекла меня к себе и заключила в объятия, а я, как мог, услаждал её ласками.
И так покоились мы в объятиях друг друга до утра.

Тогда она сказала, что настало время мне удалиться, но раньше спросила, где я живу.
И она дала мне расшитый золотом и серебром платок, в котором было что-то завязано, и сказала:
— Это чтобы купить корм твоему ослу!

И я вышел от неё, как если б вышел из рая.

 Когда же я пришёл в моё жилище, то развязал платок и нашёл в нём пятьдесят золотых миткалей!
Я зарыл их и купил себе на два медяка хлеба и луковицу, которыми и позавтракал, предаваясь мечтам по поводу случившегося со мною приключения.


 С наступлением ночи за мной пришёл маленький невольник.
Она уже ждала меня, и я облобызал землю у ног её.
Но она тотчас улеглась вместе со мною на ложе и подарила мне благословенную ночь.

Наутро она дала мне второй платок, содержащий ещё пятьдесят золотых миткалей.
И я продолжал жить так целых восемь дней, вкушая сладость изысканных яств и горячих объятий и получая каждый раз пятьдесят золотых миткалей.

Но однажды, когда я пришёл к ней, в зал вошла рабыня, сказала несколько слов на ухо госпоже своей, быстро увлекла меня из комнаты, приведя в верхний этаж, и заперла меня там.
В то же время я увидел в окно, что в дом вошёл молодой человек, сопровождаемый многочисленной свитой.

Он вошёл в залу и провёл с молодой женщиной всю ночь в нежных забавах и ласках.

 Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла...

А когда наступила триста шестьдесят шестая ночь, она сказала: С наступлением утра молодой человек выехал через главные ворота, сопровождаемый своею свитой.

Едва он скрылся, как молодая женщина пришла ко мне и сказала:
— Ты видел человека, который только что уехал.
Это муж мой!
И я сейчас расскажу тебе, что произошло между нами, и объясню причину, которая побудила меня выбрать тебя в любовники!

Знай же, что я сидела однажды в саду подле него, как вдруг он покинул меня и исчез по направлению к кухне.
Я подумала сначала, что он отправился по своей надобности; но, прождав час и видя, что он не возвращается, я направилась на кухню и увидела его в объятиях посудомойки!

Тогда я решила отомстить и, обходив улицы, встретила тебя.
Грязный вид и смрадный запах побудили меня выбрать именно тебя, как самого отталкивающего мужчину, какого только мне пришлось видеть.

Теперь я исполнила свою клятву, и если муж мой ещё раз свяжется с одной из невольниц, то я призову тебя, чтобы отплатить ему тем же!
Вот почему пришёл я сюда молить Аллаха, чтобы он внушил мужу вернуться в объятия служанки, дабы женщина эта вновь вызвала меня к себе!

Выслушав эту историю, эмир сказал присутствующим:
— Мы должны простить этому человеку его преступные слова у Каабы, ибо его история оправдывает его!
Затем Шахразада сказала:

ДЕВУШКИ ИЛИ ОТРОКИ?


 Мудрый Аль-Хомси повествует:
— Однажды со всех мусульманских стран сошлись учёные мужи, чтобы услышать удивительную женщину, переезжавшую из страны в страну в сопровождении своего юного брата, чтобы выступать на научных собраниях.

Я же попросил друга моего, учёного шейха Эль-Салхани, сопровождать меня.
Мы вошли в зал, где за шёлковым занавесом находилась Сетт-Захия, и уселись на одной из скамей.
И я, сообщив ей имя и титулы мои, завязал с нею спор о различных толкованиях закона.

Что же касается шейха Эль-Салхани, то с той минуты, как он увидел юного брата Сетт-Захии, отрока необычайной красоты, то не мог отвести от него глаз.
И скоро Сетт-Захия заметила рассеянность моего спутника и, понаблюдав за ним, неожиданно окликнула его по имени и спросила...


 Тут Шахразада увидела, что занимается утренняя заря, и умолкла.
А когда наступила триста шестьдесят седьмая ночь, она сказала: К ак можешь ты доказать мне превосходство мужчин и юношей над женщинами и молодыми девушками?

И он ответил:
— О госпожа моя, доказательство, которого ты требуешь, может быть достигнуто, с одной стороны, путём правильного умозаключения, а с другой стороны - из Книги Корана и Сунны.

В Коране сказано:
«Мужчины значительно превосходят женщин, ибо Аллах даровал им первенство».
И ещё сказано:
«В наследстве доля мужчины должна быть вдвое больше доли женщины; и брат наследует вдвое больше сестры своей».

Святые слова эти доказывают нам и устанавливают на вечные времена, что женщина лишь половина мужчины.
Что же касается Сунны, то она учит нас, что Пророк ценил очистительную жертву мужчины вдвое более жертвы женщины.

Мужчина представляет начало действенное, а женщина - начало страдательное.
Значит, мужчина выше женщины.
Но Сетт-Захия ответила:
— О шейх!
Если ты во всём ищешь совершенства, то ты бы должен был скорее предпочитать почтенных шейхов с морщинистым челом, ибо они ведь ушли гораздо далее по пути совершенства, чем отроки!

И он ответил:
— Но ведь ты согласишься, что ничто в женщине не может сравниться с совершенствами прекрасного юноши.
Впрочем, сам Пророк, чтобы предостеречь нас от столь явного заблуждения, сказал нам:
«Не останавливайте взглядов ваших на безбородых юношах, ибо глаза их пленительнее, чем очи гурий».

Ты знаешь, кроме того, что высшая похвала, какую можно сделать красоте молодой девушки, это сравнить её с прекрасным отроком.
Так вот, о госпожа моя, достаточно этих доказательств, чтобы выяснить превосходство красоты юношей над красотою женщин вообще.


 На этом месте своего повествования Шахразада заметила, что уже близко утро, и со скромностью умолкла.
Но когда наступила триста шестьдесят восьмая ночь, она сказала:








Мобильная версия Главная