Магия чисел

История Абу-Кира и Абу-Сира




И Абу-Сир взял кусочек мази, величиною с миндалину, и помазал им нижнюю часть живота великого визиря.

И царь, убедившийся в силе яда, рассвирепел, позвал слуг и, показав пальцем на Абу-Сира крикнул:
— Держите этого негодяя!
Затем царь возвратился во дворец и приказал позвать капитана, начальника гавани и судов, и сказал ему:
— Ты должен взять изменника Абу-Сира, положить его в мешок с негашёной известью и бросить в море.

Таким образом этот негодяй умрёт двойной смертью: утонет и сгорит!
И капитан ответил:
— Слушаю и повинуюсь!
Но случилось так, что капитан этот посещал гамам Абу-Сира, и тот не брал с него денег.

И капитан этот вывел Абу-Сира из темницы и отвёз на островок, лежавший неподалёку от города, и сказал:
— У тебя, наверное, есть враги, которые оклеветали тебя перед царём.
Но не бойся!

На этом острове ты в полной безопасности.
Ты будешь заниматься рыбною ловлею, а потом я отправлю тебя в твои края.
Сказав это, капитан взял мешок с негашёной известью и явился с ним под окна дворца, выходящие на море.

А в это время царь сидел у окна и ждал исполнения своего приказа.
И он протянул руку и пальцем приказал бросить мешок в море.
Но сделав слишком резкое движение рукою, он уронил в море золотое кольцо.

Оно было волшебным: стоило только поднять руку, на одном из пальцев которой оно было надето, и тотчас же из него вылетала молния, которая разила врага, отрывая у него голову!

 Абу-Сир же, оставшись один на острове, принялся ловить рыбу в море.

Закинув сеть и подождав с минуту, он вытащил её и увидел, что она полна рыбы всех цветов и величин.
И сказал он себе:
«Клянусь Аллахом!
Как давно не ел я рыбы!
Возьму одну и велю двум поварятам, о которых говорил мне капитан, зажарить её на оливковом масле».

А капитану поручено было ежедневно доставлять свежую рыбу на царскую кухню; и он говорил Абу-Сиру о двух поварятах, которые приедут за рыбой для царского стола.
В ожидании тех поварят Абу-Сир выбрал самую большую рыбу, вынул из-за пояса длинный нож и проткнул им насквозь жабры трепетавшей рыбы.

Но немало был он удивлён, когда увидел, что из рыбы вышло и повисло на кончике ножа золотое кольцо, вероятно, проглоченное этой рыбой!

 Тут Шахразада увидела, что наступает утро, и умолкла.

А когда наступила четыреста семьдесят четвёртая ночь, она сказала: А кольцо это было тем самым волшебным кольцом, которое царь обронил в море со своего пальца.

Абу-Сир не знал о его таинственных свойствах и надел себе на палец.
В это самое время явились слуги с царской кухни и сказали ему:
— О рыбак, не можешь ли ты сказать нам, где капитан, который каждый день доставляет рыбу для царя?

В какую сторону он поехал?
Абу-Сир махнул рукой и сказал:
— Он поехал туда!
Но в ту же минуту головы слуг оторвались от плеч и покатились на землю!
Их убила молния кольца!
И Абу-Сир начинал уже дрожать от страха при мысли о тайной силе зловредных джинов, когда увидел возвращавшегося капитана.

Тот издали заметил мёртвые безголовые тела на земле и блестевшее на солнце кольцо у Абу-Сира.
Он сразу всё понял и закричал:
— О брат мой, не двигай рукою с кольцом, или я буду убит!

И благополучно приблизившись, капитан сообщил о грозных свойствах кольца и прибавил:
— Теперь ты можешь сразить головы твоих врагов и сорвать с плеч голову самого царя!
И он посадил Абу-Сира на кораблик, отвёз его в город и привёл во дворец к царю.


 В это самое время царь заседал в Совете, и когда он увидел входящего в зал Абу-Сира, то был уверен, что замышляют его погибель, и вскричал:
— Ах ты, негодяй, как вернулся ты со дна морского, не утонув и не сгорев?

Абу-Сир же в ответ рассказал о своём спасении и о чудесной находке кольца.
Затем он прибавил:
— И я пришёл отдать тебе это кольцо в благодарность за твои прежние благодеяния и чтобы доказать тебе мою невиновность.

Говоря это, Абу-Сир снял кольцо с пальца и отдал его царю, который поспешил надеть его себе на палец, сказав:
— Прошу не судить меня строго и простить за зло, которое я причинил тебе.
Цирюльник же ответил:
— Если ты желаешь, чтобы я снял тяжесть с твоей совести, скажи, какое же мне приписывалось преступление?

Царь же сказал:
— Я уверен теперь, что тебя оклеветали.
Но если ты желаешь знать, то красильщик Абу-Кир сказал мне о тебе то-то и то-то.

 Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.

А когда наступила четыреста семьдесят пятая ночь, она сказала: В ответ Абу-Сир рассказал царю, как они с красильщиком клятвенно обещали помогать друг другу, и какие хитрости и проделки видел он со стороны красильщика, как тот велел избить его палками и, наконец, дал рецепт той мази.

И прибавил Абу-Сир:
— Мазь эту употребляют как наружное средство, ядом она становится, когда её проглотишь.
Тогда царь закричал страже:
— Сейчас привести мне красильщика со скрученными за спиной руками!

И побежали стражники, и схватили красильщика, и притащили к царю.
И увидел он Абу-Сира и понял, что пропал безвозвратно.
И по приказу царя стражники протащили его за ноги по всему городу, выкрикивая его злодеяния, и, наконец, посадили его в мешок с негашёной известью и бросили в море.

Абу-Сиру же испросил у царя соизволения вернуться на родину, куда вскоре и прибыл в добром здравии.
На берегу нашёл он выброшенный морем мешок, в котором оказался труп Абу-Кира!
И Абу-Сир похоронил его и поставил ему надгробный памятник, на котором была назидательная надпись:

Страшися зла!
Не опьяняйся жадно
Ты злобою из горького фиала.
В конце концов всегда наказан злой!

Затем Шахразада сказала:
— Вот всё, что знаю я об этом происшествии, о царь благословенный!

Шахрияр же воскликнул:
— Клянусь Аллахом, эта история весьма назидательна.








Мобильная версия Главная