Магия чисел    

Героическая история Аджиба, Хариба и Сахима




А у царя Ширад-Жа был брат Сиран, величайший волшебник.

Узнав о случившемся, он заколдовал одного мареда и сказал ему:
– Прими образ воробья, лети к Харибу и жди, пока он заснет; тогда насыпь ему в нос порошок банжа, а затем принеси его сюда.

И когда маред принёс Хариба, Сиран велел утопить его.
Мареду же стало жаль Хариба, и он привязал его веревками к плоту и пустил по течению.
Вследствие качки желудок пленника выбросил банж обратно, и Хариб очнулся.

Плывший мимо корабль взял его к себе, но люди на этом корабле были идолопоклонниками, и, когда Хариб стал прославлять Аллаха Всемогущего, они связали его и решили отвезти к царю своему.
И двинулись они в город свой, который построил могучий амалекитянин.

Он поставил на городских воротах медную статую, которая трубила в рог каждый раз, когда в ворота входил чужестранец.
На этот призыв сбегались жители и убивали его, если он не принимал их веру.

И едва Хариб вошёл в город, статуя затрубила так сильно, что царь вскочил и побежал к идолу своему.
А дело было в том, что маред поселился в изображении этого идола, и он сказал языком человеческим:
– К тебе пришёл царь иракский Хариб, который всем велит отрекаться от языческой веры.

Когда приведут его к тебе, не оставляй его в живых.
Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила девятьсот двадцать пятая ночь, она сказала: И когда люди привели к нему Хариба, царь велел сжечь его перед идолом.

Но когда костёр был готов, слуги не нашли ни Хариба, ни идола.
Дело в том, что маред идола, преклонившись перед верой Хариба, принял мусульманство и унёс его к отцу своему, царю Музальзилу.
А тот был идолопоклонник, и когда он узнал, что сын его сделался мусульманином, то пришёл в ярость и бросил сына в темницу.

Хариба же он отдал мареду по имени Саяр, велев ему отнести его в огненную долину, в которой была такая невыносимая жара, что никто не мог прожить там более часа.
И Саяр понёс его к долине той, но во время привала, когда Саяр заснул, Хариб освободился от пут и камнем разбил ему голову.

После долгих странствований Хариб забрел в город, царице которого Джанше было пятьсот лет.
И когда стражники привели к ней Хариба, она сказала:
– Прими мою веру, и я возьму тебя в мужья.

Эй, люди, заприте его в храм идола моего, дабы он смягчил сердце его!
Но, оставшись один в храме, Хариб разбил идола царицы и лег спать.
А утром стражники, увидав разбитого идола, бросились на Хариба, но он стал отбиваться и убил двадцать пять человек; остальные же с криком побежали к царице своей и рассказали ей о случившемся.

Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила девятьсот двадцать шестая ночь, она сказала: И царица Джанша пробормотала что-то, отчего руки Хариба окоченели.

Тогда воины схватили его и привели к трону царицы.
А она, выслав людей, сказала ему:
– Ложись со мною, и я прощу тебе проступок твой!
И когда он отказался, она прыснула на него заговоренной водой, превратив в обезьяну, и спросила:
– Теперь будешь слушаться меня?

И он ответил поклоном головы, а она освободила его от чар, легла и сказала:
– Исполни же дело свое.
А он в тот же миг стал коленом на грудь её и одним ударом сломал ей шею.
И когда об этом узнали люди царицы, они накинулись на него, точно разъяренные звери.

Но в это время тысяча джинов спустились с неба и бросились на неверных под предводительством Зальзала, сына царя Музальзила.
И когда джины перерезали всех неверных, Хариб спросил Зальзала:
– Кто принес тебе весть обо мне?

Тот же ответил:
– Когда отец мой послал тебя в огненную долину, я убил его, а все его подданные стали повиноваться мне.
И я взял тысячу маредов и полетел к тебе.
И Хариб удивился этому, и, собрав имущество Джанши, улетел с маредами и ночь провёл уже в городе Зальзала.

Прогостив у него шесть месяцев, Хариб захотел вернуться домой.
Тогда Зальзал дал ему много подарков и нагрузил ими маредов своих; сам же взял Хариба на спину, и полетели они к городу Избаниру.

Прилетев туда, Хариб увидел, что город заперт, а кругом него огромное войско, подобное волнующемуся потоку.
В этом месте рассказа своего Шахразада заметила, что наступает утро, и скромно умолкла.

А когда наступила девятьсот двадцать седьмая ночь, она сказала: И спустился Хариб на крышу дворца своего, и вскоре весть о его возвращении разнеслась по всему городу.

И сказали ему, что царь войска вокруг города называется Мурад-Жа; и у него сто тысяч конных и тридцать тысяч пеших воинов, и двести джинов.
Причина же его появления состояла в следующем.

Когда царь Сабур велел своим слугам утопить дочь его, они из жалости отпустили её.
И долго бродила Фахра-Таджа, не зная, куда направить путь свой; пока, наконец, не попала во дворец царя джинов Зальзала.

И в этом дворце Фахра-Таджа родила мальчика, которого назвала Мурад-Жа.
И когда царь Зальзал приехал во дворец, ему рассказали историю дочери Сабура, и он позволил ей жить во дворце своем.

И Фахра-Таджа стала воспитывать сына своего вместе с детьми царя.
И когда душа его окрепла, мать рассказала ему всё, а он сказал ей:
– Я поеду в город отца твоего, отрублю ему голову и принесу её тебе.

И она радовалась словам его.
А он собрал войско из друзей своих, подошёл к городу Избаниру и осадил его.
А на другое утро Мурад-Жа выехал на поле битвы, окруженный воинами и маредами, и трубы затрубили к сражению; и Хариб, услыхавший эти звуки, выступил навстречу ему.

И гарцуя на коне своем, Мурад-Жа закричал:
– Эй вы, люди, пусть царь ваш выходит против меня!
Если он победит меня, то будет господином над обоими войсками, а если победа будет моя, то я убью его и всех других.

Услыхав слова эти, Хариб закричал:
– Погибель тебе, арабская собака!
Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила девятьсот двадцать восьмая ночь, она сказала:








Мобильная версия Главная