Магия чисел    

История царевича Хабиба и царевны Дуррэт-эль-Хаввас




И он ответил:
— Джин по имени Эль-Абус рассказал мне о твоей красоте и о твоих прелестях и предсказал мне всё, что произойдёт между тобой и мною.

И я полюбил тебя раньше, чем глаза мои увидали тебя, и после этого еда и питьё потеряли для меня свой вкус, и вино перестало веселить меня.
После этого упали они друг другу в объятия, но в это время внезапно спустилась к ним большая птица, которая вдруг превратилась в шейха, красивого лицом и станом.

И он сказал царевне:
— Если ты сейчас же не вернёшься в своё государство, то восстанут твои войска, и ты будешь отстранена от власти!
А Хабиб сказал на это царевне:
— Вели твоему визирю управлять островами и городами твоего отца; ты же будешь жить здесь со мною, и будем мы наслаждаться радостями любви.

Но она ответила:
— Это невозможно!
И она села на спину визиря, и он улетел с нею.
В это время родители Хабиба вышли в сад и увидели, что сын их погружён в печаль, и слёзы текут по щекам его.

И он рассказал им всё, что произошло между ним и Дуррэт-эль-Хаввас.
Тогда они стали успокаивать его и утешать.
И отец сказал ему:
— Потерпи, дитя моё, пока я не помогу тебе отыскать эту девушку.

Сын же возразил:
— Отец мой, я не могу выносить разлуку с ней; и я хочу, чтобы ты дал мне несколько верблюдов, нагруженных золотом, серебром и товарами, чтобы я мог сам отправиться отыскивать её.

И если я достигну исполнения моего желания, я вернусь к вам.
Но если я останусь у вас и не буду видеться с возлюбленной моей души, умру от тоски.
Тут Шахразада заметила наступление утра и умолкла.

А когда наступила девятьсот тридцать шестая ночь, она сказала: Т огда эмир Саламэ приказал навьючить четырёх верблюдов самыми редкими материями, подарил сыну панцирь Давида, магрибский меч, самгарское копьё и дромадера, на спине которого возвышался трон из червонного золота, и дал ему десять храбрых воинов, не боявшихся смерти, как бы грозно ни появлялась она перед ними.

И царевич, простившись с отцом и матерью, с домашними и с родными, отправился в путь.
И вот однажды, через много дней, полных трудов и забот, в души спутников Хабиба закралось недовольство и малодушие, и они решили: «Убьём этого мальчика и увезём с собой его вещи и материи, и деньги, которые он везёт с собой; и когда мы вернёмся домой и спросят нас о нём, мы скажем, что он умер от чрезмерной тоски по Дуррэт-эль-Хаввас».

И тогда всыпали они в кубок с водой банж, и предложили выпить Хабибу.
И тот, залпом выпив кубок, тотчас лишился сознания.
И они хотели рассечь ему горло от уха до уха, но один из воинов по имени Рабия, воскликнул:
— Разве вы не боитесь Аллаха Всевышнего!

Я не хочу принимать в этом деле никакого участия.
Но если вы хотите наложить свою руку на его верблюдов, деньги и на его имущество, оставьте его там, где он лежит.
Если он останется жив, - это будет хорошо, если же он умрёт, - это будет ещё лучше.

Тогда они отвечали ему:
— Твой совет хорош!
И они взяли коня, панцирь, меч, копьё и деньги Хабиба и оставили его лежать голым на земле, уведя с собой верблюдов его.
И по дороге спрашивали они друг друга:
— Когда мы приедем домой, что должны мы сказать его отцу и матери?

И одни отвечали другим:
— Мы скажем то, что посоветовал нам Рабия, - что однажды нашли мы его без сознания.
И увидели, что он мёртв, но не смогли привезти тело его, поскольку оно распухло и от раскалённого воздуха стало издавать зловоние.

И мы боялись, что отец его, если увидит тело в таком состоянии, не перенесёт вида его...
Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила девятьсот тридцать седьмая ночь, она сказала: П осле того ехали они безостановочно, пока не приблизились к родным местам.

Там они, одевшись во всё чёрное, вошли в стан и рассказали, о чём договорились, эмиру Саламэ.
И тогда он впал в тяжкую скорбь, и родичи его облеклись в траурные одежды, и всё потеряло для них вкус: и еда, и питьё.

А царевич Хабиб под влиянием утреннего ветерка чихнул, выплюнул банж, пришёл в себя и увидал себя нагим и жаждущим в пустыне.
И стал он криками оглашать пустыню, которая далеко простиралась перед его глазами:
— О Аллах Владыка мой и Творец, укажи мне судьбу мою, если Ты уже предначертал её!

И в это время перед ним спустилась огромная белоснежная птица, ноги которой были подобны стволам пальмового дерева.
И Хабиб крайне изумился и подумал: «Благословен Аллах Создатель!» И он тихонько приблизился к птице и обхватил её ноги, прежде чем она увидала его.

И тогда птица Рох распустила крылья и поднялась с ним к небу.
И птица долетела до высокой горой Каф; на её вершине она опустила юношу на землю и улетела.
И царевич Хабиб услышал голос, который сказал ему:
— О Хабиб, то, что привело тебя сюда по пути к Дуррэт-эль-Хаввас, окончилось!

Тогда он спустился по склону горы в окружающую её долину.
И увидел он здесь пещеру, и сказал себе: «Если я войду в эту пещеру, то заблужусь и погибну от голода и жажды».
Но потом он подумал: «Рано или поздно смерть придёт, потому лучше я попытаюсь проникнуть в эту пещеру».

Тут Шахразада заметила наступление утра и умолкла.
А когда наступила девятьсот тридцать восьмая ночь, она сказала: И вошёл он в пещеру, и услышал, что кто-то зовёт его по имени, и увидел он, что это его учитель Эль-Абус.

И Хабиб приветствовал его с большою радостью и рассказал ему о своих приключениях.
А джин принёс съестных припасов, и оба подкрепились.
И тогда Эль-Абус сказал царевичу:
— Знай, о Хабиб, что пещера, где ты находишься, заключает сокровища нашего господина Сулеймана, сына Давида, - мир да будет над ними обоими!

И если хочешь посмотреть на это богатство, покопай землю под входом.
Там ты найдёшь ключ, отопри им дверь, но не закрывай её с шумом и не оглядывайся назад, ибо я боюсь, что тебе будет грозить опасность от сторожей этого места.

А на обратном пути увидишь ты бурно волнующееся море.
Стой на берегу его, пока не увидишь плывущий корабль.
Позови погромче людей, которые будут на нём, и они возьмут тебя к себе на корабль.
А дальше я не знаю, что случится с тобой.


 Сказав это, джин подарил Хабибу придающий силы меч и сохраняющую от врагов одежду.
И юноша сделал всё, что ему было сказано, но, когда отрыл ключ и открыл им дверь, он не мог рассмотреть сокровища от чрезмерной темноты и подумал про себя: «Неужели Эль-Абус хотел моей гибели?» Но вдруг комната осветилась, и он стал рассматривать груды золота, серебра, рубинов, жемчугов и драгоценных ожерелий.

И полный изумления он сказал про себя: «Если бы раздать одну только груду из этих груд сокровищ, то все народы света стали бы богаты!.
Тут Шахразада заметила наступление утра и умолкла.
Когда же наступила девятьсот тридцать девятая ночь, она сказала:








Мобильная версия Главная