Магия чисел   

Рассказ о прекрасной Зуммуруд и Алишаре, сыне Эв-Меджда




А явился я сюда, чтобы разыскать ту, которую я любил, которую потерял и которая была мне дороже жизни!

И, проговорив это, Алишар залился слезами, и сделалась у него такая икота, что он лишился чувств.
Тогда несказанно растроганная Зуммуруд приказала своим слугам обрызгивать ему лицо розовой водой.

Когда Алишар очнулся, Зуммуруд сказала:
— Теперь пусть принесут мне столик с песком и медное перо!
И она взяла перо и, начертав буквы и линии, сказала тихо, но так, чтобы слышал весь народ:
— О Алишар, сын Эв-Меджда, прорицающий песок подтверждает твои слова!

Ты сказал правду.
Да успокоится душа твоя, и да освежится сердце твоё!
И я могу предсказать, что скоро Аллах возвратит тебе твою возлюбленную!
После того она распустила собрание и приказала двум евнухам свести Алишара в баню, а после одеть в платье из царского шкафа, посадить на коня из царских конюшен и привести его к ней с наступлением ночи.

И евнухи повиновались исполнить приказ своего царя.

 Зуммуруд же с нетерпением ждала наступления ночи, чтобы остаться наедине с дорогим её сердцу.

И как только солнце закатилось, она сняла с себя одежду и, оставаясь в одной шёлковой рубашке, легла на ложе.
И спустила она занавеси, чтобы оставаться в темноте, и велела двум евнухам привести Алишара.

Когда он вошёл к царю, то поцеловал землю между рук его, приветствовал его и затем умолк, ожидая вопросов.
Тогда Зуммуруд обратилась к нему и сказала:
— Подойди ко мне, молодой человек.

Хорошо ли ты вымылся и освежился?
Он ответил:
— Да, о господин мой!
Она спросила:
— Наверное, баня возбудила твой аппетит, о Алишар.
Прежде всего, утоли свой голод и жажду, а потом подойди ко мне ближе.

И Алишар насытился, выпил по чашке каждого напитка и робко подошёл к царскому ложу.
Тогда царь взял его за руку и сказал ему:
— Ты очень нравишься мне, молодой человек.
Нагнись и растирай мне ноги!

И Алишар, засучив рукава, принялся растирать ноги царя.
Через некоторое время царь сказал ему:
— О прекрасный молодой человек, растирай мне всё тело!
Но Алишар с величайшим смущением сказал:
— Извини меня, господин мой, но я не умею растирать тело.

Что умею, то я уже сделал.

 В этом месте рассказа своего Шахразада заметила, что наступает утро, и по обыкновению умолкла.
Но когда наступила триста одиннадцатая ночь, она сказала: Ч то умею, то я уже сделал!

При этих словах Зуммуруд притворилась взбешённой и воскликнула гневным голосом:
— Как ты смеешь ослушаться меня!
Поспеши же исполнить мою волю!
А не то я велю отрубить тебе голову!
Тогда, доведённый до полного отчаяния, Алишар повиновался.

Но тут с удивлением заметил он, что прикасается к мягкому и округлому женскому телу, и волнению его не было пределов.
Этой минуты как раз и ждала Зуммуруд.
Она вдруг засмеялась во всё горло и сказала Алишару:
— Как мог ты не узнать меня, рабу твою, о возлюбленный господин мой?

Я ведь невольница твоя, Зуммуруд!
Неужели не узнаёшь ты меня по всем этим признакам?
При этих словах Алишар внимательнее вгляделся в царя и узнал в нём свою возлюбленную Зуммуруд.
Он взял её в свои объятия и целовал её, полный радости и счастья.

А Зуммуруд со смехом спросила:
— Ну что?
Не будешь ли и теперь ты противиться моим желаниям?
Но вместо ответа Алишар прижал её к себе, и они слились в горячем поцелуе.

 В этом месте рассказа своего Шахразада заметила, что наступает утро, и по обыкновению скромно умолкла.

Но когда наступила триста двенадцатая ночь, она сказала:
Когда же наступило утро, Зуммуруд облеклась в царские одежды, велела собраться на большом дворе своим визирям, эмирам, военачальникам и именитым людям города и сказала им:
— Повелеваю вам, о мои верные подданные, отправиться на дорогу, где вы встретили меня, чтобы приискать кого-нибудь другого и избрать его в цари на моё место.

Ибо я решил отречься от престола и уехать в страну этого молодого человека, которого выбрал себе другом на всю жизнь.
На эти слова все присутствующие отвечали повиновением.
Невольники тотчас принялись готовить всё к отъезду и наполняли ящики съестными припасами, роскошными вещами, драгоценностями, золотом и серебром.

Всё это навьючили они на спины мулов и верблюдов.
Зуммуруд и Алишар сели в изукрашенный паланкин, прикреплённый к спине верблюда, и в сопровождении двух маленьких евнухов благополучно возвратились в Хорассан, где находился их дом.
Иллюстрация Леона Карре к сказке «Рассказ о прекрасной Зуммуруд и Алишаре, сыне Эв-Меджда».<br /> Из арабских сказок Шахразады «Тысяча и одна ночь».

Алишар роздал щедрую милостыню бедным и сиротам и богато одарил друзей и соседей своих.

И жили Зуммуруд и Алишар долгие годы среди многочисленных детей, дарованных им Создателем.
И достигли они крайних пределов радости и блаженства, продолжавшихся до той поры, когда посетила их разрушительница всех радостей.