Магия чисел    

История юного Нура и мужественной франкской девушки




Т огда царевна прогарцевала вокруг войска, закричав:
— Где рыцари?

Где герои?
Стыд вам всем, трепещущим перед рукою женщины!
Тогда царь франков, доведённый до отчаяния потерею двух военачальников, призвал третьего, Фассиана, и сказал ему:
— Твой черёд сражаться!

Отомсти за гибель твоих товарищей!
И Фассиан поскакал галопом, издавая такие страшные звуки, что от них могли вздуться паруса корабля.
А Мариам ринулась навстречу, и сшиблись они как две горы.

Фассиан бросился на царевну и хотел нанести ей бешеный удар, но она увернулась, ударила по его копью и переломила его надвое.
Потом она сделала быстрый поворот и наконечником копья ударила противника между плеч с такою силою, что выбила его из седла.

И, сопровождая это движение страшным криком, она бросилась на него в ту минуту, как он лежал на спине, и одним ударом пригвоздила его к земле копьём, проткнув ему рот.
Тут прочие воины почувствовали, что панический ужас овладевает ими, и искали они спасения в бегстве, и сверкали их пятки.

А Мариам мчалась за ними до вечера, усеивая землю убитыми вдоль и поперёк.
И возвратилась она потом к возлюбленному своему Нуру, и долго обсуждали они, в каком месте поселиться, и решили испробовать климат Дамаска.

И пустились они в путь, направляясь к этому прелестному городу.
Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила шестьсот пятидесятая ночь, она сказала: А царь франков, потрясённый поражением своего войска, созвал государственный совет и спросил, что ему теперь делать.

И патриархи думали целый час, а потом ответили:
— Мы полагаем, о царь времён, что тебе остаётся только одно после всего, что произошло.
Надо послать письмо и подарки могущественному главе мусульман халифу Гарун-аль-Рашиду, который царствует в странах и землях, куда прибудут беглецы.

В письме, которое ты напишешь ему собственноручно, дай ему всякого рода обещания и уверения в дружбе, чтобы он согласился задержать беглецов и под конвоем прислать их тебе в Константинию.

 И царь франков последовал их коварному совету.

Он взял бумагу и калам и написал письмо халифу Гарун-аль-Рашиду, в котором послал выражение почтения, дружбы и просил вернуть дочь, а за это обещал он построить в своей столице мечеть и прислать неописуемые сокровища, подобных которым не видал ни один человек.

Запечатав это письмо, царь франков отдал его новому визирю, назначенному на место кривого и хромого старика, и наказал непременно отдать письмо в собственные руки халифа.
И визирь, поцеловав землю между рук царя, пустился в путь.

Получив письмо, Аль-Рашид благоприятно отнёсся к заключавшемуся в нём требованию, хотя и исходило оно от басурманского царя.
И велел он сообщить наместникам всех мусульманских областей приметы царевны Мариам и её спутника, и наказал им разыскать их, а по разыскании немедленно прислать беглецов ко двору под надёжным конвоем.


 А Мариам вместе с Нуром благополучно прибыла к воротам Дамаска несколько дней спустя после того, как быстрые гонцы халифа успели передать вали того города касавшийся их приказ.

А так как Мариам с Нуром не знали того, что их ожидает, то без всякого опасения назвали себя при въезде в город.
И сейчас же узнали их, и стража арестовала их.
Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.

А когда наступила шестьсот пятьдесят первая ночь, она сказала: И стражники, не позволив им войти в город и окружив грозным оружием, принудили следовать за ними в Багдад, куда они прибыли, измученные усталостью, после десяти дней пути ускоренным шагом по пустыне.


 Представ перед лицом халифа, они распростёрлись перед ним, а он взглянул на Мариам и был восхищён стройностью её стана и красотою её лица, и спросил он её:
— Ты ли дочь франкского царя?

Она же ответила:
— Я раба твоя, о эмир правоверных!
Тогда он взглянул на Нура, был очарован его молодостью и спросил его:
— Как смел ты похитить эту франкскую царевну?
И Нур в ответ рассказал во всех подробностях своё приключение халифу.

Тот же рассказал Мариам про письмо её отца с просьбой отправить её обратно и спросил:
— Что скажешь ты на это?
И Мариам твёрдым голосом ответила:
— Я приняла мусульманство и верую в единого Аллаха, так можешь ли ты отослать меня в страну неверных?

И халиф в ответ воскликнул:
— О дочь моя, да не допустит никогда Аллах, чтобы я выдал неверным мусульманку!
Радуйся же, веселись и изгони из сердца своего всякую тревогу!
И скажи мне, не пожелаешь ли ты выйти замуж за этого сына каирского купца?

И Мариам ответила утвердительно, и немедленно велел халиф призвать кади и свидетелей и в тот же час составили они брачный договор.
Потом халиф велел приблизиться визирю, посланнику царя франков, и сказал ему:
— Ты видишь собственными глазами, что я не могу исполнить требование твоего господина, ибо принцесса Мариам, сделавшись мусульманкой, присоединилась к нам.

И этим я совершил бы проступок, за который должен был бы дать ответ Аллаху и пророку Его в день страшного Суда!
Ибо написано в книге Аллаха: «Никогда не будет дано неверным одержать верх над правоверными».

Возвратись же к господину твоему и сообщи ему о том, что видел и слышал.
Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила шестьсот пятьдесят вторая ночь, она сказала: К огда посол понял, что халиф не хочет выдать ему дочь царя франков, он дал волю своему гневу и воскликнул:
— Будь она еще в двадцать раз более мусульманкой, я всё-таки должен отвезти её к господину моему!

При этих словах халиф, взбешённый до последней степени, велел отрубить послу голову, а Мариам сорвала саблю, которую визирь франков носил на боку, и, взмахнув ею, одним ударом отсекла ему голову и выбросила её за окно.

И халиф осыпал Мариам и Нура богатыми подарками и позволил им уехать в Каир, где они прожили много лет в величайшем спокойствии и счастье.








Мобильная версия Главная