Магия чисел    

Чудесная история о зеркале девственниц




А среди них был один по имени Абу-Бекр, который ненавидел всех богачей за то одно, что они были богаты.

И однажды он пришёл в мечеть и, став посредине толпы молящихся, воскликнул:
— О правоверные, в нашем околотке поселились два богатых чужестранца, но мы не можем быть уверены, что это не мошенники, награбившие свои богатства.

И нам надо написать жалобу к халифу, дабы он велел разобрать это дело!
Затем все собравшиеся приняли это.
Между тем Мубараку стало известно обо всём, происшедшем в мечети; и он стал опасаться, что благодаря этому он не сможет внушать доверие сводницам и свахам.


 Потому он положил шестьсот золотых динариев в мешок, пришёл к дервишу и сказал ему:
— О господин мой, я пришёл к тебе от имени эмира Зеина, который много слышал о мудрости твоей и твоих познаниях.

И он поручил мне передать тебе в дар этот кошелёк, и весьма извинялся, что он так мало соответствует громадным заслугам и достоинствам твоим.
Тогда дервиш Абу-Бекр стал весьма кроток в своих намерениях.

И он пришёл в мечеть и воскликнул:
— О братья мои, спешу сказать вам, что те два чужестранца, о которых я необдуманно отзывался вчера, оказались людьми, полными благородства, такта и других неоценимых достоинств и свойств!

Сведения, которые я собрал о них, установили, что один из них - эмир с большими заслугами, и его присутствие может быть благодетельным для нашего околотка.
Изгладив таким образом впечатление от речи, произнесённой им накануне, Абу-Бекр пошёл домой, надел новый кафтан, и отправился к царевичу Зеину.

Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила шестьсот шестьдесят шестая ночь, она сказала: О н склонился до земли перед царевичем, и они принялись беседовать, как хорошие друзья.

И дервиш, очарованный обхождением царевича, спросил:
— О повелитель мой, какую цель ты преследуешь в нашем городе?
Я рад помочь тебе в чём-либо!
И царевич ответил:
— Мечта моя, чтобы взять в жёны девушку пятнадцати лет, которая была бы и необычайно прекрасна, и вполне девственна.

Это побудило меня приехать в Багдад после того, как побывал я в Египте и в Сирии.
И дервиш ответил:
— Это вещь редкая, но я знаю, где найти эту жемчужину!
Но Зеин сказал ему:
— Вполне ли ты уверен в её девственности?

Ибо она не только в том, чтобы никто не касался тела её, но и в том, чтобы никто его не видал!
Я же могу убедиться в этом, лишь взглянув на неё, совершенно одетую и окутанную покрывалом!
Тогда дервиш отправился разыскивать эту девушку, а это была дочь старшины дервишей Багдада.

Отец воспитал её вдали от нескромных взоров согласно наставлениям Священной книги.
И была она была бела и изящна, и прекрасного сложения.
Над широкими, округлыми бёдрами её возвышался тонкий стан, что же до прочих прелестей её, то никто не смог бы описать их, ибо никто никогда не видел тела её.

И Абу-Бекр явился в дом шейха дервишей и после обмена приветствиями сообщил ему во всех подробностях как обстоит дело, прибавив:
— Благородный и богатый эмир этот готов заплатить тебе какой угодно выкуп за дочь твою; но он требует, чтобы ему позволили раз взглянуть на неё совершенно одетую и скрытую под покрывалом.

И старшина дервишей, поразмышляв об этом, ответил:
— Это возможно!
И он пошёл к супруге своей и сказал ей:
— Возьми дочь нашу Латифу и иди за дервишем Абу-Бекром который отведёт тебя во дворец, где судьба дочери нашей ожидает её.

Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила шестьсот шестьдесят седьмая ночь, она сказала: И супруга шейха дервишей, причесав и одев дочь свою, последовала за Абу-Бекром, который привёл их во дворец, где ожидали их Зеин и Мубарак.

И царевич при её появлении почувствовал, что разум его покидает его, ибо среди всех женщин он не видел ни одной, которая могла бы хотя бы сколько-нибудь равняться с ней в красоте.
И явилась она в зеркале отражённая и нагая, и он мог убедиться, что девственность её неприкосновенна.

И царевич понял, что нашёл, наконец, девушку, которую искал, и Мубарак передал шейху дервишей предложение царевича, и, получив его согласие, вызвал кади и свидетелей, и был заключён брачный договор.

И сразу после свадебных празднеств юная девственница была помещена в носилках на спину верблюда, и караван с ней направился вновь к Трём Островам.
Но за время долгого путешествия Зеин стал чувствовать себя очарованным прелестью обворожительной девушки, ставшей законной супругой его.

И в первый раз испытал он силу настоящей любви, о которой до тех пор и не подозревал.

 Между тем они теми же способами, что и прежде, достигли острова, где жил старик.

И тот, внимательно взглянув на девушку, сказал Зеину:
— О султан, девушка, которую ты привёз, именно такая, как я и желал.
Что же касается тебя, то тебе остаётся только возвратиться в государство твоё, где в подземелье ты найдёшь седьмую красавицу, которую я обещал тебе.

При этих словах прелестная Латифа, также успевшая привязаться к прекрасному Зеину, заплакала.
А он, весьма опечаленный, сказал ей:
— Ты разведена!
И он пустился вместе с Мубараком в обратный путь, в Басру.

И в продолжении всего путешествия он не переставал думать об этой столь очаровательной и кроткой Латифе; и он горько упрекал себя в том, что обманул её, дав ей поверить, что она стала супругой его.

Прибыв в Басру, царевич Зеин решился сойти в подземелье...
Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила шестьсот шестьдесят восьмая ночь, она сказала: Т ам он увидел прежние шесть фигур на прежних местах и взглянул на золотую подставку.

На ней во весь рост стояла, улыбаясь, нагая девушка, блиставшая ярче алмаза, в которой царевич Зеин с величайшим волнением узнал ту, которую отвёз на Острова.
Оцепенев, он мог только открыть рот, не будучи в состоянии произнести ни слова.

И Латифа сказала ему:
— Да, это я, Латифа, которую ты никак не ожидал здесь видеть!
Ты ведь шёл с надеждой найти здесь нечто более драгоценное, чем я!
Но Зеин в ответ воскликнул:
— Клянусь Аллахом, о госпожа моя, я сошёл сюда против желания сердца моего, занятого лишь тобою!

И благословен будет Аллах, дозволивший нам соединиться!
И тут раздался удар грома, от которого содрогнулось всё подземелье, и появился Старик с Трёх Островов.
Приблизившись к Зеину, он вложил его руку в руку девушки и сказал:
— О Зеин, с самого твоего рождения я взял тебя под своё покровительство.

И чтобы упрочить твоё счастье, я должен был дать тебе единственное сокровище, которое прекраснее всех алмазных статуй - эту юную девственницу.
Ибо девственность в соединении с красотою тела и достоинством души есть противоядие, которое избавляет от всяких лекарств и заменяет все богатства!

И, сказав это, он исчез.
А Зеин и Латифа полюбили друг друга великой любовью и прожили долгие годы жизнью самой изысканной и полной наслаждений до тех пор, пока не явилась к ним неизбежная Разлучница друзей и сообществ!








Мобильная версия Главная