Магия чисел    

Рассказ о Калифе и халифе




И тотчас же слуги принялись бить его, пока он не скатился со ступеней лавки!

Но, несмотря на полученные удары, Калиф встал и как ни в чём не бывало сказал:
— Не бойся за меня: палочных ударов я могу вынести столько, что не снести и десяти ослам.
Мне это нипочём!
Тогда еврей сказал ему:
— Скажи мне, чего хочешь, я же, клянусь своей верой, исполню это!

Тогда Калиф ответил:
— Я прошу у тебя за эту рыбу только два слова!
И не подумай, что дело идёт о переходе в мусульманскую веру!
Я желаю, чтобы ты встал и сказал:
«Будьте свидетелями моих слов, о жители базара, о честные купцы: я добровольно соглашаюсь обменять мою обезьяну на обезьяну Калифа и поменяться с ним своим счастьем и своей судьбой!»
Выслушав рыбака, еврей сказал:
— Если только в этом твоя просьба, то исполнить её мне нетрудно!

И тотчас же встал он и произнёс слова, о которых просил Калиф-рыбак.

 А тот при этом взял свою корзину, сети и вернулся на берег.
Там, доверяя обещанию обезьяны с красивыми глазами, он закинул сети, вытащил их, и нашёл в них рыб всех сортов.

В это время проходила мимо женщина, и купила она себе рыбы на один динарий.
Потом подошёл невольник и купил рыбы на другой динарий.
И так продолжалось до тех пор, пока не продал он на сто динариев в один этот день!

Тогда ликующий рыбак взял свои деньги и вернулся в свою жалкую хижину.
Но когда наступила ночь, он стал беспокоиться и сказал себе:
«Вдруг халиф Гарун-аль-Рашид узнает о моих ста динариях золотом.

И пришлёт он ко мне свою стражу и велит сказать:
— Дай мне их взаймы!
Тогда я сделаю жалобное лицо и отвечу:
— О эмир, я беден, у меня нет, и никогда не будет такой суммы денег!

Тогда, чтобы добыть от меня деньги, он отошлёт меня к начальнику полиции Ахмеду-Коросте, который будет бить меня палками до тех пор, пока я не отдам свои сто динариев.
А чтобы не сознаваться, я должен приучить свою кожу к ударам, хотя, благодарение Аллаху, она и без того уже порядочно зачерствела!

Но нужно, чтобы она и вовсе ничего не чувствовала, а то природная чувствительность может заставить меня сознаться под палками в том, в чём не желает сознаваться моя душа!
После таких размышлений Калиф, не колеблясь, приступил к исполнению намерения, внушённого ему его душой.


 Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила пятьсот тридцать третья ночь, она сказала: О н разделся донага, схватил плеть со ста восьмьюдесятью узлами и принялся ударять ею по своему телу, крича так, как будто он видел перед собою начальника полиции:
— Клянусь Аллахом, это ложь!

О Аллах!
Я бедный рыбак!
У меня ничего нет!
А соседи, слышавшие крики и удары плетью в ночной тишине, стали тревожиться и сказали себе:
— Что же такое случилось с этим бедняком, что он так кричит?

Может, к нему забрались воры и хотят избить его до смерти?
И поскольку крики, стоны и удары не прекращались, но ещё более усиливались, люди толпой сбежались к дому Калифа.
И влезли они на соседнюю крышу, и с неё перескочили на крышу Калифа, и вошли к нему через верхнее отверстие.

И нашли они его одного и голого, ударяющего себя плетью и уверяющего кого-то в своей невинности.
Но Калиф закричал им:
— Чего вам всем от меня надобно?
Разве я не хозяин своей кожи и не могу без помех приучать её к ударам?

Разве я могу знать, что ждёт меня в будущем?
Вам бы лучше также прописать себе такую порку!
Вы, не менее, чем я, можете подвергнуться незаконным поборам и притеснениям!
Услыхав это, соседи попадали на пол от смеха, а потом ушли тем же путём, как и пришли.

Калиф же, наконец, устал, но не хотел сомкнуть глаз из боязни воров, так сильно озабочивало его только что приобретённое богатство.

 Утром перед отправлением на работу, он всё ещё думал о своих ста динариях и сказал себе:
«Если я их оставлю у себя в доме, их, наверное, украдут; если я их спрячу в пояс свой, это заметит какой-нибудь разбойник, подстережёт меня в пустынном месте, бросится на меня, убьёт и ограбит.

Поэтому я сделаю лучше».
И он разорвал свою одежду, сшил из её части мешок, спрятал в него золото и повесил его себе на шею при помощи бечёвки.
Затем взял сети, корзину и палку и направился к берегу.

И он закинул сети в воду.
Но движение его было так неосторожно, что мешок с золотом последовал за сетями, и силою течение его повлекло в глубину моря.
Тогда Калиф разделся в один миг, бросив платье на берегу и нырнул за мешком, но найти его ему не удалось.

Тогда он нырнул во второй, в третий раз, но всё было напрасно.
В отчаянии вышел он на берег и хотел одеться, но убедился, что остатки его одежды исчезли.
Тогда он воскликнул:
— Ах, мерзавцы, они украли у меня платье.


 Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила пятьсот тридцать четвёртая ночь, она сказала: И решился он за неимением лучшего завернуться в свою сеть, взял в руки палку, повесил корзину за спину и принялся большими шагами ходить по берегу взад и вперёд, вправо и влево, задыхаясь и волнуясь, как взбешённый верблюд.

А в то время в Багдаде жил поверенный халифа по имени Ибн-аль-Кирнас.
И однажды он привёл к халифу невольницу невиданной красоты, прелести, изящества и совершенства.
Кроме чарующей наружности она обладала учёностью, знала все искусства, стихосложение, играла на разных инструментах, пела и танцевала.

Звали её Сила-Сердец, и была она черноволоса, а кожа её отличалась удивительной свежестью.
И воспылал халиф такою страстью к ней, что покинул всех своих фавориток и целый месяц оставался в её покоях, выходя только по пятницам на молитву.

И вельможи царства нашли это чрезвычайно опасным и попросили визиря Джафара поправить дело.
И вошёл он в мечеть и долго беседовал с халифом о любви и её опасностях.
Но халиф ответил ему:
— О Джафар, я ни при чём в этом выборе — виновато моё сердце, которое дало себя опутать путами любви, и я не знаю, каким способом освободить его!

Визирь же сказал на это:
— Я могу указать тебе средство, чтобы сердце твоё освободилось от пут любви.
Ты должен по временам отправляться на охоту или на рыбную ловлю.
Возможно, рыболовные сети помогут тебе освободиться от сетей, в которых держит тебя любовь!

И халиф ответил:
— Твоя мысль превосходна, и сейчас же мы отправимся гулять!
И они вышли из мечети, сели каждый на мула и поехали за город, чтобы погулять по полям.
А день был жаркий, и аль-Рашид сказал:
— Меня мучит жажда!

И Джафар ответил:
— Я вижу что-то на бугорке.
Это, вероятно, какой-нибудь садовник или кто-нибудь, сажающий огурцы!
И так как поблизости от него, наверное, есть вода, я привезу её!

Аль-Рашид же ответил:
— Мой мул быстрее, чем твой!
Оставайся же здесь и жди конвоя нашего, я же сам отправлюсь к этому садовнику.
И аль-Рашид в один миг доскакал до того человека, который был не кто иной, как рыбак Калиф.

И увидел аль-Рашид, что на нём не было одежды, а только одни сети, что он весь в ныли и в поту, что глаза у него красны, и взор блуждающий, и что на него страшно смотреть.

 Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.

А когда наступила пятьсот тридцать пятая ночь, она сказала: Х алиф пожелал ему мира, и Калиф ответил тем же, бросив на него злобный взгляд.

А Гарун сказал ему:
— О человек, не дашь ли мне глоток воды?
А Калиф ответил:
— Слепой ты, что ли?
Разве не видишь воду, которая течёт за этим бугром?
Тогда Гарун объехал бугор и спустился к Тигру, где утолил свою жажду.

Потом он вернулся к Калифу и сказал:
— Ты, вероятно, рыбак.
Но что же сделал ты со своим платьем?
А Калиф уже не сомневался, что видит перед собою вора, укравшего его одежду на берегу.
И он бросился на аль-Рашида и закричал:
— Отдай мне мои вещи, или ты предпочитаешь затанцевать под ударами моей палки?

Тогда халиф, взглянув на огромную дубину рыбака, снял своё прекрасное атласное одеяние и сказал:
— Возьми это платье взамен твоих потерянных вещей!
И Калиф надел его, но, найдя его слишком длинным, отрезал ножом всю нижнюю его треть, из которой устроил себе тюрбан.

Затем он спросил халифа:
— Скажи, сколько ты зарабатываешь в месяц?
И тот в шутку ответил:
— Десять динариев.
На это Калиф сказал с глубоким соболезнованием:
— Клянусь Аллахом, о бедняк, мне жаль тебя!

Не хочешь ли поступить ко мне на службу, чтобы научиться рыболовству?
Иди же скорее и начни учиться ловить рыбу!

 Тогда халиф слез с мула, привязал полы рубашки к поясу и стал рядом с рыбаком, который сказал ему:
— Возьмись за конец этой сети, перекинь её на руку вот так и закинь в воду вот этак.

И аль-Рашид исполнил всё в точности и спустя некоторое время хотел сеть вытащить, но она была так тяжела, что он один не мог с ней справиться, и Калиф должен был помогать ему.
Вдвоём вытащили они сеть на берег, между тем как рыбак кричал своему помощнику:
— О проклятый, если сеть будет разорвана о камни, я уж тебе задам.

И как ты взял мою одежду, так я отниму у тебя твоего мула!
Но, к счастью для Гаруна, сеть была цела, невредима и полна превосходнейшей рыбы!
И рыбак сказал Гаруну:
— Ты очень некрасив собою, но, клянусь Аллахом, если ты будешь стараться, то со временем из тебя выйдет отличный рыбак.


 Тут Шахразада заметила, что наступает утро, и умолкла.
А когда наступила пятьсот тридцать шестая ночь, она сказала:








Мобильная версия Главная